38-летний Виталий Мелехин из Донского прописан в уже несуществующем доме. Муниципальное жилье было признано аварийным в 2017 году, но фактически в нем никто не проживал уже с 2016 года. Местная администрация утверждает, что жители дома должны были сами признавать дом аварийным, чтобы успеть в федеральную программу расселения аварийного жилья, но они не успели и теперь должны ждать следующий этап федеральной программы. 

ПРОПИСКА ЕСТЬ - ДОМА НЕТ

- Я же не просто так обратился к вам – я заметку прочитал на тему эту, - мой собеседник категорически отказывается переходить на ты и старательно отводит глаза.

- Это какую же? – интересуюсь, фотографируя собеседника на фоне руин, которые некогда были многоквартирным домом.

- Да губернатор наш, Алексей Геннадьевич, сказал, что если даже один человек живет в аварийном доме, то бросать его нельзя. А я вообще без жилья уже третий год, получается…

38-летний житель города Донской Виталий Мелехин рассказывает мне о своих мытарствах, начавшихся в 2016 году, стоя около останков родной квартиры. Многоквартирный муниципальный дом на улице Белякова, 18 отключили от коммуникаций три года назад, но не спешили признавать аварийным. Виталий уверен, что ответственные за это лица поступили так если уж не из халатности, то уж точно из-за лени.

- И вот, значит, отключили нам и газ, и воду, и тепло, да так и оставили, - продолжает рассказ Виталий. – В администрации мне дамочка сказала, что мы – в первой очереди на переселение, нужно только подождать немного. Ну мы полгода подождали. Год. Полтора. Завтраками наелись по самое не могу. А в один день нам позвонили и заявили, что мы затянули с признанием аварийности у домика и не попали в программу расселения. Держитесь там, и всего доброго…

С тех пор Виталий и держится, скитаясь по съемным квартирам. В период странствий, кстати, познакомился с Людмилой, женщиной, которую называет не иначе как «гражданская жена». Людмила, кстати, и подталкивает Виталия к борьбе за жилье. Мол, обидно ей за мужчину своего и хочется помочь ему обрести крышу над головой.

Виталий Мелехин на обломках своего дома

ВИЗИТЫ В ПРОКУРАТУРУ

Людмила и Виталий познакомились пару лет назад. Он был поражен ее красотой, а она – очарована скромностью и манерами мужчины, который посвятил некоторую часть своей жизни пребыванию в местах не столь отдаленных.

- Брат его сейчас сидит в тюрьме, - говорит Людмила. – Он тоже прописан в разрушенном доме был. И если у Виталия есть средства на съемное жилье, то брату его куда возвращаться? На улицу, а оттуда снова в тюрьму? За что он сидит, я даже не знаю и узнавать не хочу. Мы никогда не поднимаем этот вопрос. «Ошибки молодости» - вот как они это называют, а я и не хочу влезать в души…

Женщина бойко рассказывает об ужасном состоянии жилищного фонда в Донском и наплевательском отношении местных властей. Утверждает, что ходила несколько раз на прием в прокуратуру и там ее заявления принимают всерьез.

- Вы сами посмотрите на дома эти – чудом ведь еще не разрушились, а их не признают не то, что аварийными, даже ветхими. Чего они ждут, пока трагедией дело не закончится? Я с главным прокурором Донского  говорила, он меня заверил, что с вниманием отнесется к моему заявлению и обязательно проверит мои слова. Будем ждать реакцию...

Состояние ряда домов в городе действительно довольное ужасное - дыры в стенах, разбитые окна, просевший фундамент с покосившимися стенами. Но это нисколько не угнетает горожан, которые давно уже привыкли выживать, а не жить.

- В месяц за съемную «однушку» приходится платить около 10 тысяч с учетом коммунальных услуг. Большие деньги для маленького городка. Виталик бы справлялся с этим, но в мае сломал позвоночник, упав с балкона, оформляем инвалидность сейчас. Он уже почти полгода живет на больничный, а это всего 5 тысяч рублей в месяц. Вот и выходит, что если ты оступился и побывал в тюрьме – то ты никому не нужен, а если ты вдобавок инвалид – то не нужен вдвойне. Грустно от этого…

Не самое привлекательное жилье

ВЕРСИЯ АДМИНИСТРАЦИИ 

На недавнем оперативном совещании губернатора была озвучена цифра, которая будет выделяться муниципалитетам на снос расселенных домов – 13 миллионов рублей ежегодно. Согласно данным сайта «Реформа ЖКХ», многоквартирный дом по адресу Белякова, 18 подлежит сносу только в 2027 году. При этом общая степень износа дома уже 3 года назад составляла почти 75%, а сейчас от него остались только обломки и на балансе муниципалитета он уже не стоит.

- Мы этого судимого с Белякова помним, - сообщает мне одна из сотрудниц местной администрации. – Брат его на зоне, да и он сам из того же теста. Хотят обвинить в халатности нас, а сам ничего не сделал, чтобы добиться получения жилья! Кто ему мешал до 1 января 2017 года успеть признать дом аварийным? Ему всего-то следовало собрать межведомственную комиссию из жильцов дома и представителей различных служб. Заказать независимую экспертизу и обратиться с ее результатами в региональную жилищную инспекцию…

Однако, Виталий, по незнанию, не сделал ничего из вышеперечисленного, положившись на обещания общавшихся с ними чиновников и знаменитый русский «авось».

- На самом деле, дом был признан аварийным и включен в федеральную программу по расселению, но не попал в первый этап, так как аварийным был признан позднее 1 января 2017 года, - комментирует ситуацию глава города Донской Руслан Бутов. – Всем жителям этого дома мы предоставили маневренный жилой фонд, от которого они письменно отказались. Повторюсь, признать дом аварийным могли жители, но они этого по каким-то причинам не сделали…

Между тем, по нашей информации, историей данного дома заинтересовалась местная прокуратура, которая 26 сентября внесла представление главе Донского об устранении нарушений жилищного законодательства, выраженных в затягивании сроков признания вышеуказанного дома аварийным и подлежащим сносу.

 Так выглядел дом №18 по улице Белякова в 2016 году. Никаких поводов для признания его аварийным, не правда ли?