Владимир Борисович Стоян в интервью «Московскому комсомольцу в Туле» прокомментировал информацию о воссоздании в областном центре надзирающего органа.

 - Владимир Борисович, недавно областная прокуратура объявила о создании в Туле прокуратуры. Что вам об этом известно?

 - Сначала ходили слухи о создании прокуратуры города Тулы, а затем, когда они подтвердились, мне стало известно о том, что кадровый состав будет насчитывать шесть человек: прокурор, заместитель, старший помощник и еще три помощника. Как принималось решение, я не знаю, да и не интересовался.

- Для чего, на ваш взгляд, понадобилось воссоздание городской прокуратуры, когда ее ликвидировали восемь лет назад?

- Создание прокуратуры города Тулы в 1977 году явилось, безусловно, оправданным решением. Необходимо было обеспечить непосредственный надзор за городскими структурами со стороны прокуратуры. Например, водоканал, Тульские электрические сети, городские муниципальные предприятии и учреждения, а также, что было особенно важно – органами власти города. Генеральный прокурор СССР Александр Михайлович Рекунков, уважаемый мной человек, тогда согласился с доводами руководства областной прокуратуры, местными советскими и партийными органами и Тульской области. Когда я возглавил городскую прокуратуру в 1996 году, она насчитывала 11 оперативных работников (прокурор, заместитель, старшие помощники, помощники и следователи). Расследовались наиболее сложные и громкие уголовные дела. В тот период было на слуху дело в отношении заместителя губернатора, председателя комитета по имуществу администрации области Бориса Шаповалова.

Я добился направления его в суд, и потом это стоило мне, как бы проще сказать … ненависти в отношении меня и уважения одновременно. Не секрет, что областными властями предпринимались попытки прекращения головного дела.

Я уже говорил о причинах ликвидации городской прокуратуры. Если мне не изменяет память, в июле или в августе 2001 года было направлено указание Генерального прокурора России Владимира Устинова всем прокурорам субъектов о рассмотрении вопроса целесообразности сохранения прокуратур городов, где существует районное деление. Это обосновывалось введением нового УПК, так как нужно было укрепить прокурорские кадры районного звена. Хотя приказа о ликвидации прокуратур городов-миллионников и полумиллионников не было, некоторые областные прокуроры принялись исполнять эти рекомендации сверху. Все городские структуры были распределены под надзор, между областными и районными прокуратурами городов. В результате, непосредственный прокурорский надзор за органами власти Тулы был утрачен.

В этом я убедился, когда руководил Контрольной комиссией Тульской городской Думы. Органами власти города и отдельными должностными лицами совершались масштабные правонарушения, но необходимой реакции прокуратуры не последовало до сих пор. Я думаю, что прокурор области Олег Черныш уже сориентировался и обратился в Генпрокуратуру с целью воссоздания городского надзирающего органа. Надо полагать, областная прокуратура пошла по пути усиления надзора ввиду роста нарушений со стороны руководителей органов местного самоуправления.

- Кто может возглавить городскую прокуратуру?

- Это решение будет приниматься Генеральным прокурором по представлению областного прокурора. Но, скорее всего, новым руководителем станет человек, который не будет ворошить прежние дела и тем более глубоко копать в отношении нынешнего руководства города Тулы.

- А если бы вам предложили занять это место?

- До назначения прокурором города Тулы я отработал в органах прокуратуры двадцать лет. Решение о назначении меня прокурором города принималось на заседании коллегии областной прокуратуры, и я был поставлен перед фактом. Что касается вашего вопроса, то я уже не в том возрасте, чтобы меня назначили. Мне 59 лет. Если бы даже по возрасту подходил, меня все равно не взяли бы в прокуратуру. Этого не позволит областная власть.

Но даже если представить, что это произошло, то я бы, в первую очередь, начал с качественного улучшения правовой защиты граждан. Другое направление – социальная сфера. Особый предмет – система ЖКХ и деятельность руководства этой структуры. Здесь надо со многими вопросами разбираться. Большой пласт работы предстоит с обеспечением надзора за деятельностью органов местного самоуправления, и в частности с конкретными должностными лицами. К материалам контрольной комиссии городской Думы надо вернуться, как, впрочем, и к эффективности работы ныне действующей комиссии. Те лица, которые совершили преступления, включая некоторых руководителей города, должны отвечать перед законом.

Наконец, вопросы экологии и охраны здоровья людей. Это тоже должно стать приоритетом в деятельности городской прокуратуры. Прямой же обязанностью должна явиться координация деятельности всех правоохранительных органов города.

- В тот период, когда вы еще работали городским прокурором, расследовалось громкое дело о событиях на Косогорском металлургическом заводе. Это как-нибудь связано с ликвидацией городской прокуратуры?

- Это было очень серьезное дело. Я тогда в августе 2001 года неделю не спал, потому что все ждали, как меня раздавят. Этого хотели два первых лица нашей области, один из которых подлежал привлечению к уголовной ответственности, а также нужно было разбираться ещё с одним. На тот период я получил поддержку Генеральной прокуратуры России, несмотря на отсутствие таковой здесь, в Тульской области. Поэтому ликвидация городской прокуратуры стала подарком для многих.

- Почему Вы уволились из органов прокуратуры?

- В своем рапорте Генеральному прокурору Владимиру Устинову я написал: «Ввиду отсутствия в прокуратуре Тульской области должностей, соответствующих моим знаниям и опыту работы, прошу уволить меня из органов прокуратуры по собственному желанию». Когда этот рапорт поступил в Генеральную прокуратуру, оттуда позвонили в область. Тогдашний прокурор Вячеслав Ханжин вызвал меня и предложил переписать рапорт, указав в качестве причины увольнения собственное желание. Я отказался, потому что в заявлении написал истинную причину. Мне предлагали должности, которых не существовало, более того, по отношению ко мне было выражено открытое пренебрежение. Потом состоялся разговор с заместителем начальника управления кадров Генпрокуратуры по территориям. В разговоре с заместителем начальника управления Генпрокуратуры он предложил мне уйти в отпуск, а затем будет возможность назначить меня на должность в другой субъект федерации.

Я согласился, но попросил меня выслушать. Тогда я сказал, что отношу себя к категории очень порядочных людей, что я хорошо ориентируюсь в теории и практике прокурорского надзора, являюсь опытным прокурором и следователем, но не согласен с политикой Генпрокурора Владимира Устинова. В частности, по реорганизации прокуратуры, сокращению штатов, назначения на должности непригодных работников и другими важными вопросами, которые в совокупности ослабляют прокурорскую систему. Например, при Устинове с целью омоложения кадров из органов прокуратуры было выбито среднее звено прокурорских работников, в результате, прокурорская система в интеллектуальном плане понесла большие потери. После этого меня спросили лишь о дате увольнения из органов прокуратуры.

- Объявлен очередной поход власти против коррупции, которая, как говорит крупный чиновник администрации Президента, «уже зашкаливает». Каков, на ваш взгляд, будет результат этих действий, а точнее, пока лишь намерений?

- Как заявил Президент России Дмитрий Медведев, коррупция угрожает национальной безопасности. Есть эмпирические данные об ущербе, но подсчитать невозможно. Если эти деньги отобрать на нужды развития страны, у нас не было бы людей, живущих за чертой бедности. По уровню коррупции Тульская область занимает лидирующее место в Центральном федеральном округе. Надо смотреть правде в глаза. Может быть, и будут предприниматься шаги, в том числе и благодаря созданию городской прокуратуры, во что мало верится. Но эта тема требует отдельного разговора. К тому же, бороться с коррупцией в Туле не совсем безопасно. 29 декабря 2006 года Губернатором Тульской области было подписано распоряжение «О программе борьбы с коррупцией в Тульской области на 2007 -2008 годы». Приведу дословно, запомнил, так как мне, занимающемуся вопросами криминологии, это важно. Раздел 1: «Содержание проблемы и обоснование её решения программными методами». Придираться к названию не будем, далее «… В качестве реальной цели борьбы с коррупцией необходимо рассматривать снижение распространённости последней до уровня, не препятствующего прогрессивному развитию общества». Вот ответ на ваш вопрос.