Продолжаем разговор с Игорем Золотовым о тульских памятниках и о тех арт-объектах, которые появились в Туле благодаря его фантазии.

Первую часть беседы можно прочитать ЗДЕСЬ.

Ящерица – символ возрождения

– Игорь Алексеевич, в истории ваших городских памятников есть и похищение. Сильно переживали, когда хвост украли почти сразу после того, как установили?

– Было неприятно, конечно. Вообще на хвост больше всего покушений было. Первый раз его похитили, второй – завалили вместе с колонной. Любопытный факт, что, когда хвост пропал, нашел его в кустах дворник по фамилии Анискин. Это тоже своего рода легенда теперь.

– Похитители же испугались тогда, что их найдут? Они же свинчивали хвост прямо под камерой наблюдения.

– Испугались, да. Поэтому тут же недалеко и бросили. А так хотели, наверное, в переплавку сдать. Но ящерица – это же символ возрождения, обновления. Студенты один хвост сбросили, тут же новый вырос. Вот и здесь он сам возродился.

(фото: самый длинный хвост - около пятисот студентов)

– А было что переплавлять?

– Хвост сделан не из латуни, из сплава цветных металлов. Однако настоящие пятаки, которые должны приносить удачу на экзаменах, туда я добавил.

– И много?

– 91 пятак.

– Почему именно столько?

– Потому что 1991-й — год, когда монеты номиналом пять копеек, «пятаки», перестали выпускать. Сам по себе хвост бронзовый, не очень заметно трется. Вот у «Тулячка» хорошо блестят и нос, и ботинки. Туристы постарались.

– Вы рассказывали, что студенты выстраивались у памятника в хвост. Какой длины сейчас рекорд хвоста?

– В метрах мы не мерили, а в людях – около пятисот человек.

– В людях-то гораздо длиннее.

Я предлагал руководству политеха продолжить историю. Сделать из аллеи, которая идет от хвоста к улице Агеева маленький бульвар студентов. Объявить конкурс дизайнерских скамеек: кованые, деревянные, литые. Представляете, ни одной похожей — у каждой свое авторское название, связанное со студенчеством. Были уже и первые эскизы, и спонсоры, но побоялись, что жители соседних домов выступят против. Посчитали, что вечером от студентов слишком много шума.

– Зато шуму наделал сам памятник. О нем где теперь только не пишут.

– Памятник хвосту входит во всевозможные российские рейтинги, как и «Укрощение блохи». Блоха за пределами Тулы гораздо популярнее, чем у нас. Все популярные интернет-ресурсы рекомендуют ее к посещению.

– Да уж, в Туле блоху как только не костерили.

Однако, 59% участников голосования на известном тульском портале высказались «за» установку арт-объекта. С самого начала, когда памятник только открылся, все отзывы туристов из других городов были только положительными. Итальянцев, американцев к нему привозили, они восторгались: круто. И комитет по культуре изначально тоже был «за». Блоха вполне могла прописаться в кремле, в торговых рядах. Теперь к ней привыкли уже, памятник стал достопримечательностью. А ведь сначала ее обозвали «блохой-киборгом». При этом, после установки арт-объекта «Укрощение блохи», увеличилось количество людей, берущих книгу Лескова в библиотеках. У многих появился интерес перечитать.

(фото: открытие памятника "Укрощение блохи")

– Что особенно критикам не нравилось?

– Как так: блоха огромная, а сам Левша неказистый. Просто у нас сформирован стереотипный образ левши-богатыря с сувенирной карандашницы.

– А он не богатырь?

– Нет. Лесковский Левша далеко не богатырь. Он неказистый, недоедающий подчас, в стоптанных опорочках, с выдранными волосами на висках при учении. При этом косой Левша одной левой утирает нос «ворогам аглицким» и защищает честь Отечества. Вот он — секрет побед русского народа: не силой, а смекалкой и патриотизмом. Лесков пишет: «Где Левша – там, считайте, русский народ». Это мое, может, немного нестандартное прочтение лесковского сказа. Вообще считаю, Левша — не лучший был мастер, чудаковатый, необразованный. А у нас на Руси любят блаженных. Черта-то она очень хорошая — это люди непосредственные, с открытой душой, неподкупные.

Укротить монстра

– В итоге же Левша испортил вещь.

А что это за вещь? Кому она нужна? Сама по себе – баловство. Когда царь был в Англии, перещеголять оружием англичане нас не смогли. Тогда сделали эту «нимфозорию». Да еще и не подарили, а продали за бешеные деньги. Мы все время на какие-то заморские штучки клюем, а они потом нам еще боком выходят, мы сами за это расплачиваемся. Не надо вестись на всякие там заморские приманки, как мы велись, скажем, когда в 1991 году нас заманили в светлое, свободное, капиталистическое будущее. Так и у Лескова – англичане сыграли на чувствах царя. Он купился на блоху, и за это отдал жизнь мастера.

– Все-таки мастера.

Да, конечно, мастер. И такими безымянными мастерами всегда была богата и на них держалась Русь. Под Левшой автор понимал русский народ. Когда угроза встает на пути, он собирается, и его не победишь. Маленький Иван воевал со Змеем Горынычем, с Кощеем Бессмертным, находил его смерть на кончике иглы.

- Именно это вы и ихотели показать своим арт-объектом?

– Здесь много смыслов. Еще я хотел показать работу Левши — гвоздь.

«Моя работа еще мельче, я делал гвозди», – говорит Левша. Поэтому блоха и выросла до таких огромных размеров, чтобы каждый смог разглядеть работу мастера.

Что такое подковать – это укротить монстра. В сказках все монстры были огромные. Но их русские герои брали смекалкой, смелостью. Поэтому под блохой мы многое можем подразумевать. Особенно, если скажем, что Левша – это русский народ, сразу много ассоциаций выстроится.

Я как-то был свидетелем такой сцены. Приехала группа детей, кажется, из Коломны. Класс, наверное, седьмой. Одна девочка удивляется: что это такое? А мальчик ей отвечает: «Ты что, не понимаешь? Это Россия, а это весь Запад ощетинился на нас». Разве не так? Сейчас особенно.

– Думаю, такое прочтение будет для многих сейчас сюрпризом. Все-таки мы привыкли к некоему идеализированному герою.

– Я предлагал сделать городской праздник в последнюю субботу мая – День рождения Левши. Ведь это произведение было написано в мае 1881 года и опубликовано тогда же. Такой день должен был стать праздником рабочего мастерства. Например, устраивать крутой фестиваль кузнецов и народных умельцев. Он и состоялся на следующий год после открытия, было классно. Кстати, в этом году произведению 140 лет.

– Почему перестали проводить потом?

– Хозяева «Ликерки» отнеслись к этой идее с прохладой. Комитет по культуре из-за надуманного скандала вокруг «Укрощения блохи» тоже. Ну, а мне самому это тянуть тоже непросто. Для меня процесс создания чего-то нового гораздо интереснее, чем обивать пороги и пытаться до кого-то достучаться. Ведь все, что я делал, я делал за свои деньги. Но, думаю, праздники День рождения Левши и День хвоста обязательно вернутся.

Тулячка полюбили сразу

– А вот тулячок, в отличие от блохи, тулякам полюбился сразу.

Это дух тульского мастерового, который живет в инструментах мастера, и помогает ему творить. Дух тульского мастерства, я бы так его назвал. Тулячок сидит на молотке, а молоток – это царь инструментов. Не случайно он присутствует даже в гербе города. По этому поводу мне пришло в голову такое четверостишие:

Мал да удал,

Молоток оседлал.

Прыг да скок молоток,

Правит им тулячок.

Я сделал вожжи, уздечку, как у лошади. Ведь оседлать молоток – значит сделать его ручным, достичь высокого уровня мастерства. Могу рассказать такой пример. Я сотрудничал с патронным заводом, и мне там показали старинный станок, на котором еще в войну делали патроны. У этого станка было даже имя – Маруся. Так вот, там работал один старичок-наладчик, и Маруся слушалась только его. Мне показалось это символичным. Ведь сколько тысяч и тысяч мастеров знали свое дело, но при этом были скромны, улыбчивы, просты. Тут даже есть некая перекличка с тем же Левшой. Это высший уровень мастерства.

(фото: Тулячок понравился и губернатору Тульской области Алексею Дюмину)

– А ведь почти у каждого из нас есть примеры таких мастеров. Ну вот, скажем, не работает какая-то техника дома или тот же компьютер. Как ни мучайся – ни в какую. Но стоит вынести из дома для ремонта, как в присутствии мастера все само начинает крутиться и запускаться.

– Памятник делал мой друг Левон Мосоянц. Тулячка он называл Митричем, потому что знал какого-то рабочего Митрича и делал тулячка по нему. Смотрит тулячок озорно, лукаво, с хитринкой, но при этом он добрый. Памятник сразу полюбили.

Вообще все арт-объекты, которые я делал, для меня равны. Они все сделаны с любовью. Во всех случаях я выступал в какой-то степени как продюсер. Я долго обдумывал идею, представлял образ, ставил задачи. Памятник хвосту лепил мой племянник. Тулячка — Левон Мосоянц, мой друг. «Укрощение блохи» делал московский знакомый художник Юрий Шурупов.

– Самое время теперь сказать о новом памятнике.

– Мы ведь уже говорили о тульских брендах.

– Ну да: пряники, самовары и все такое.

– А был еще один бренд. Я хотел напомнить тулякам о том, что Тула считалась голубиной столицей и вообще славилась любовью к птицам, не только голубям, но и к певчим птичкам. Наши уникальные породы голубей знамениты до сих пор: тульский жарый турман (жар-птица), тульский монах, тульский грач (тульский жук)...

Их до сих пор можно купить. Наберите в поисковике «тульский голубь», сразу выскочит множество ссылок, в том числе «купить в Туле». Потому что раньше каждый оружейник держал в своем доме голубей, хотя это было недешево. В Туле каждый вечер и в выходные в воздухе парили множество этих птиц. Еще до войны их было очень огромное количество. А когда война началась, почти всех голубей конфисковали. Голуби – это же еще и голубиная почта.

– Я, кстати, застал старые дома с голубятнями. Их можно было увидеть практически в каждом старом квартале. И в районе улицы Металлистов до реконструкции тоже они были.

– Я поделился идеей с нашим министром культуры Татьяной Вячеславовной Рыбкиной, встречался с руководителем почты области, он тоже позитивно отреагировал. Всем это предложение понравилось. Сейчас работаем над эскизом. Пользуясь случаем, приглашаю спонсоров принять участие в реализации этого проекта. Думаю, в скором времени памятник появится в Туле.

– Как он будет выглядеть?

– Идея заключается в том, что стоит мальчик, гоняющий голубей, и машет веткой, или палкой с тряпицей. А рядом, у его ног, голуби знаменитых тульских пород.

– Адреса, пароли, явки назовете?

– Конкретных сроков пока нет. Но все будет, – точно.