В эксклюзивном интервью корреспонденту ИА «Тульские новости» председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов рассказал о реальном управлении страной, сельском хозяйстве и причинах пожаров.

Корр.: Выступая перед молодежью, вы цитировали в своей речи В.И. Ленина, который говорил, что значение Тулы для республики «огромно», однако есть продолжение этой фразы: «но народ в ней не наш». Что-то поменялось за столько лет?

Г.З.: Поменялось, конечно, поменялось. Здесь народ уникальный. Я сам орловский. Тулу проезжал сотни раз. И всегда в восторге, что у России есть такого рода земля. Здесь уникальные места: Поленово, Болотово. Болотов – это селекционер, который вырастил уникальные породы деревьев, кустарников. Я все агитирую вашего губернатора, чтобы он восстановил это потрясающее место, которое украшало русскую землю. Прислушивается, кстати, откликнулся, и надеюсь, что сделает. У вас есть Ясная Поляна – это самый потрясающий музей в мире. В нем не только сохранился дух Толстого, но там сохранились и его уникальные вещи. Проезжаешь еще несколько километров – Спасское-Лутовиново. Я его восстанавливал. Усадьба сгорела в 1906 году. Дом, храм, научная библиотека, пруд, все восстановили. И самое главное – Куликово поле, где родилась русская земля, где мы сумели свергнуть ордынское иго и создать уникальное государство.

Корр.: Геннадий Андреевич, вы накануне рассказывали про пожары, отмечая, что руководство нашей страны упустило этот вопрос. У нас буквально на днях произошла история: город и все районы были настолько задымлены, что люди начали пугаться, возникла небольшая паника. Но при этом их никто ни о чем не уведомил. Вот как, на ваш взгляд, что сейчас происходит?

Г.З.: Понимаете, Россия горит в прямом и переносном смысле. Мы имеем тысячелетнее государственность, но у нас управление государством разрушено. У нас уникальная культура, история, литература, но все это предается забвению. Наша потрясающая победа, которая спасла планету от фашизма, сейчас предается забвению, поруганию. СССР пытаются поставить на одну доску с фашизмом. Последние 20 лет для нас обернулись бедой: уничтожено 700 тыс. производств, у нас не было беспризорников, безграмотных детей – сейчас их миллионы. Страна наша первая рвалась в космос, производила, все, что есть в мире. Сейчас она отказывается строить даже самолеты и делать хорошие станки и машины. И вместе с этим перестали заботиться о земле, лесе и воде, том главном богатстве, которое есть у человечества. Представьте себе: 40 га с лишним заросло бурьяном и чертополохом. Перестали обрабатываться поля. Уже за несколько лет появился такой слой травы, что первый окурок воспламеняется. У нас нет нормального производства и эксплуатации лесов, а у нас самые богатые леса в мире, они сейчас горят сплошь и рядом. Сообщения о пожарах поступают к городам. Вчера не только вы были в дыму. В Москве за 200 метров также не видно было здания. Самолетам трудно приземляться, потому что разрушена вся противопожарная система. Лесхозы перерабатывали лес и заботились о нем. Они были лучшими поселками. Я помню в свое время, заготавливал лес, чтобы построить себе дом в орловской деревне, а сейчас они пошли в распыл. Это касается всех противопожарных служб. На каждой центральной усадьбе колхоза, совхоза была пожарная команда. Сейчас их нет. Это преступление, совершенное властью. Я уговаривал Путина в 2007 году, когда они втащили новый лесной кодекс, не разрушать управление лесами. Оно сформировалось за 200 с лишним лет, со времен Петра Великого. Мы не можем бросать эти службы на произвол частника или местного куркуля или очередного бандита. Это был протащенный «Единой Россией» лесной, земельный и водный кодекс, которые привели к таким ужасающим последствиям. Да засуха, но засуха всегда была. Из пяти лет год-два всегда неурожайный, один хороший и два посредственных. Вот какая арифметика за 100 лет метеонаблюдений. В этой связи были созданы поливные системы. Они в свое время спасали страну. У нас по Волге везде в одной только Волгоградской области было 500 га поливаемых земель. В любую жаркую погоду получали прекрасные корма, хорошие бахчевые культуры и многое другое… Сегодня все разрушено, растащено и уничтожено! Мы перестали производить трактора. А производи до 1000 тракторов в сутки! За прошлый год все заводы России произвели только около 12 тыс. Сегодня в деревне не осталось механизатора, который может опахать деревню и спасти от пожара. Все это вместе взятое и привело к таким катастрофическим последствиям. Я ходил к президенту, премьеру и уговаривал их восстановить управление лесами. Чтобы земля родила и радовала вас своими урожаями, вы должны минимум 10% бюджета вкладывать в плодородия, удобрения, обработку, культивацию – это ваша святая обязанность.

Европа треть вкладывает. А нынче Путин с Кудриным вкладывают менее 1%. Говорят, давайте сейчас посчитаем убытки фермеров. Вы фермер. 10 лет работали над селекцией. Завели 50 коров, у вас 50 га земли. Все 50 га земли превратились в прах. Чтобы коров кормить, нужно обязательно грубые корма, нужен обязательно фураж. У нас сегодня нет грубых кормов, у вас нет фуража. У вас нет средств, чтоб посеять урожай на следующий год. А они дают 30 суток. Чтобы узнать, какая ему помощь нужна. А нужно максимум 24 часа, чтобы определиться с помощью. Помните, зимой принимали решение по банкирам. За одну ночь 4 человека собрались в кремле и 200 млн долларов из резерва отдали банкирам спасти банки.

Надо сейчас дать правительству 24 часа, чтобы определиться по каждому фермеру, по каждому крестьянину, по каждому коллективному хозяйству, какую помощь они дадут. Нужно заложить на следующий семена и фураж. Мы не должны распродавать зерно прошлого года заграницу, иначе у нас все продовольствие увеличатся в цене в следующем году, и мы ничего не сделаем.

Корр.: А хлеб у нас подорожает, если мы продаем его за границу?

Г.З.: Если сегодня не закупят у крестьянина, то, безусловно. У нас хороший хлеб на Кубани, почти 10 млн тонн зерна, около 8-ми на Ставрополье, в Ростовской области, на Алтае, в Омской, Новосибирской областях. Все, что сейчас вырастили, нужно срочно оприходовать. Твердо гарантировать закупки зерна у крестьян по 7 тыс. рублей за тонну и прекратить вывоз зерна. Каждому человеку, чтобы уберечь крупный рогатый скот, нужно на голову дать тонну фуража. У нас 500 тыс. коров, примерно было 500, и в Татарстане и Башкирии – у них там жуткая засуха. Если им сейчас не помочь с фуражом и грубыми кормами, то они будут вынуждены пустить скот под нож. Поэтому сейчас надо провести очень большую организаторскую, управленческую работу. Тогда получим результат.

Премьер звонит: «Разрешите пригласить войска в сгоревшую деревню разгребать головешки…» - все должны были быть отмобилизованы еще в конце мая, когда ясно стало, что опасность уже подошла. Все штабы должны были работать круглые сутки, все лесополосы должны быть давно опаханы. Все неугодья, где возможны пожары, выкошены и убраны. Все деревни должны иметь соответствующие условия, чтобы тушить первые искры пожара. Тогда был бы результат. Давно надо было заказать на ГАЗе, КАМАЗе пожарные машины. Но уже дымом затянуло целые регионы. И никакой нормальной эффективной управленческой реакции.

Корр.: Наши корреспонденты были буквально недавно в Щекинском районе. Там горела сухая трава, и жители говорят, что приехала только одна пожарная машина, она очень старалась, но вот люди плачут, но говорят, что они своими силами отбивали от огня родную деревню.

Г.З.: Я понимаю. Если бы мы к этому готовились. Во-первых, если бы поддерживали крестьянина и вкладывали 10% бюджета, у него была бы техника, во-вторых, у него были бы вспаханы поля; в-третьих, были выкошены все буераки и обочины, и у него было бы хорошее поголовье овец, свиней, коров. Тогда бы не было этого трехгодичного сухостоя. Тогда бы там был механизатор, школа, медпункт. Если Фурсенко своими службами не выкашивал бы сельскую интеллигенцию и заботился о ней. Если бы в селе фельдшер и медработник получал отличные деньги и т.д., ситуация была принципиально другой, тогда бы деревне не надо было спасать себя от сухой травы.

Корр.: То есть, это системная проблема, а не погодная?

Г.З.: Погода, конечно, вносит свои коррективы. Но я считаю, если у вас организм закаленный, крепкий, здоровый, то вы перенесете и большую засуху, и большой мороз. Если на больной организм сыплются все шишки, лишаи…К сожалению, сельский организм подорван донельзя. Все те, кто разгонял хозяйство, уничтожал коллективный образ жизни на селе, являются главными преступниками. Они организаторы этих пожаров, они организаторы этого смертоубийств и этой беды в России в целом.

Корр.: Геннадий Андреевич, вы коснулись темы машиностроения. Для Тулы очень важна тема обороностроения. У нас более 60% при Советском союзе были задействованы в оборонной отрасли. Вот вы в своем выступлении отметили, что Тула всегда гордилась оружейными заводами.

Г.З.: У вас КБ Шипунова. Шипунов – это гениальный человек, это не только изобретатель, но и классный организатор, великолепный инженер, это чудный конструктор. Это человек государственного мышления, воли. Если взять системы нынешней безопасности, то они во многом заложены КБ Шипунова и вашими оружейниками. Вас в этом отношении нужно на руках носить, помогать.

Корр.: Наш оружейный завод выпускает в месяц несколько ружей!

Г.З.: Я имею в виду оружейный комплекс, тут шире. Не просто завод.

Корр.: Так он у нас при смерти, по сути…

Г.З.: Кстати, и душится все остальное. Заказов должных нет, перевооружение наша армия толком не ведет.

Корр.: А что ваша фракция в Госдуме в этом отношении делает?

Г.З.: Дело не только в фракции. Я готовил программу поддержки военно-промышленного комплекса. У меня в кабинете сидел Соломонов, один из главных конструкторов «Тополь-М», ракета эта и сейчас стоит на вооружении. Мы вместе с Маслюковым и Примаковым собирали кооперацию (600 с лишним предприятий) и спасли это производство. У меня в кабинете сидели люди, которые занимались ракетной техникой. Был уже подготовлен план уничтожения многих ракетных дивизий. Мы бы остались без ракетно-ядерного щита. Мы во фракции принимали решение о поддержке атомных городов, их 10. Был принят специальный закон о свободной экономической зоне в этих городах. Там кроме военно-атомного производства ничего не было. Мы позволили туда прийти фирмам, которые принесли туда свои ресурсы, финансы, налоги и спасли эти города. Спасали пороховые заводы, их было 11. Их все чуть не уничтожили. То же самое касается тульского оружейного оборонного комплекса. Мы встречались с вашими руководителями, беседовали. Помогали. Должен сказать, что в свое время многое сделал Стародубцев с его напористостью, хваткой, характером. И в целом мы всегда поддерживали талантливых людей. Без своей армии, без тульского оружия я не мыслю безопасность страны ни сегодня, ни завтра.

Корр.: Вот вы коснулись Василия Стародубцева. Многие, особенно журналисты, вспоминают его в связи с мифом о коммунизме, что, несмотря на то, что это такая тоталитарная история, что Стародубцев был намного демократичнее, нежели новый губернатор В.Д. Дудка.

Г.З.: Самый высокий тип демократии – это советская власть, когда все руководители обсуждали, выдвигали. Никогда жулика, пьяницу не выдвигали. Выдвигали человека, заслуженного от станка, от поля, от учебной парты, ученого, художника. Все вместе составляли советскую власть. Что такое русский собор? Помните после той великой смуты, собор вывел страну и избрал династию Романовых. Собор! Я смотрел его состав и был поражен: сошные были люди, крестьяне, стрельцы, венные, купцы. Все сословия были представлены. Это и есть настоящая демократия. А когда сейчас вся демократия упирается в 15 упырей по имени олигархи, и все заканчивается их диктатом, в том числе и государственная власть, то надеяться особо не на что… Что касается Стародубцева. Я первый раз с ним приехал, когда Тульская область лежала в руинах, когда пришлось все это с нуля поднимать, когда остановились десятки шахт, когда впечатление было жутковатое. Так вот тогда Стародубцев тогда отработал, отпахал на славу, многое сделал для того, чтобы вытащить вашу область, которая в центральной России провалилась глубже других. У вас шахты, оборонка, сельское хозяйство – все остановилось, все было на нуле. Он вел себя тогда предельно демократично, я так считаю.

Корр.: Вот вы говорите, что есть проблемы во многих секторах, имеются сложности в управлении. А что делать? Впереди выборы в Госдуму, а потом президента…

Г.З.: Хочу прямо сказать. Сегодня совершенно очевидно, что нужно делать. Мировой кризис. 200 стран, только 12 прибавляют, все остальные проваливаются. Берем 20 ведущих стран, в том числе и Россию, мы оказались последними – глубже всех провалились. Почему? Потому что Ельцинско-Путинский путь либерально-бандитского капитализма оказался самым уязвимым. Тогда надо менять. Что делает в Америке Обама? 400 млрд долларов вкладывает в модернизацию и новые технологии, из них половину в биотехнологии.

Корр.: Так у нас Дмитрий Медведев тоже о них говорит…

Г.З.: Молодец, очень правильно говорит. Что делает Европа? 270 млрд вкладывает, Китай – 140 млрд, а у нас Дмитрий Анатольевич очень правильно произнес, что мы обеими руками поддержали, а Кудрин с Путиным ничего не подержали, дали менее 1% на его прекрасные идеи. Поэтом первое и главное, это изменить бюджетную политику в пользу модернизации реального производства. Вся природная среда должна работать на каждого человека, как в Норвегии, как в Европе, Эмиратах. Давай введем прогрессивный налог, прежде всего, на тех, кто баснословно обогатился и ничего не хочет вкладывать в свое производство. Введем госмонополию на табак и водку и будем продавать частные лавки, и тогда у нас появится огромный бюджет. Отменим на 3-5 лет налог для тех, кто осваивает новые технологии. Тогда вы увидите другой эффект.

Корр.: Вот вы говорите правильные вещи. А что можно изменить?

Н.З.: Можно это сделать, если на местных думских выборах внимательно прочитав нашу программу и поддержав ее активно. То уже послезавтра мы изменим все. Сформируем дееспособное народно-демократическое правительство, опираясь на поддержку граждан, усилим контроль за жульем. Дадим любому, не взирая на форму собственности, дадим возможность работать, не обкладывая ни государственным, ни бандитским рэкетом, гарантируем бесплатное образование, существенно увеличим пенсии и стипендии, зарплату бюджетнику до 20 – 30 тысяч. И ситуация изменится на глазах.

Корр.: А вы считаете, что у нас честные выборы? У нас были выборы в областную, в городскую думу, которые сопровождали одни скандалы.

Г.З.: Вы хотите, чтобы жулики провели честные выборы?

Корр.: А как тогда поменять эту систему? Вот люди пришли, проголосовали, а нарисовали, что за «Единую Россию».

Г.З.: Кстати, мы должны защищать свои голоса и свои права. Почем 1 мая день солидарности и рядом день победы? Потому что наша солидарность обеспечила победу. Хотите одержать победу? Активно вступайте в партию, защищайте свои права на улице, в своем трудовом коллективе, идите на выборы. Мы на каждый участок пошлем по 5 наблюдателей. Будьте готовы вовремя прийти по вызову, чтобы при вас посчитали, и вам отдали копию протокола. Надо бороться за свои права.

Корр.: Как вы думаете, впереди выборы в Госдуму, поменяется что-либо в настроении масс?

Г.З.: Настроение уже поменялось. Холодная зима продула уши, жаркое засушливое лето протерло глаза. Вот этот дым, который идет над всей страной, заставил всех задуматься над тем, что происходит в родном отечестве. В этом плане в ближайшие год-два возникла перспектива изменить все к лучшему. Поэтому надо готовиться, организовываться и бороться.