Депутат Тульской областной Думы, член фракции «Справедливая Россия», Владислав Сухорученков, который сегодня один из всех парламентариев проголосовал против кандидатуры Вячеслава Дудки на пост губернатора, в интервью корреспонденту ИА «Тульские новости» аргументировал свое решение и пояснил, почему он задавал губернатору вопросы относительно политической стабильности в регионе.

Корр.: Вы единственный человек, который осмелился задать вопрос губернатору. Почему задали именно эти вопросы?

В.С.: Эти вопросы задал, потому что губернатор озвучивал тему политической стабильности в Тульской области в своем выступлении. И я считаю, что уж в чем, в чем, а здесь успехов действующим губернатором достигнуто не было. Дело в том, что стабильность стабильности рознь. Прежде всего, стабильность должна основываться на балансе силы и интересов. У нас же в области эта видимая стабильность достигается в первую очередь недопустимыми приемами в политической жизни. В частности, на выборах с применением недопустимых и незаконных методов сбора голосов избирателей и абсолютно недопустимых и незаконных методов предвыборной агитации против оппозиции.

Корр.: Что вы имеете в виду под незаконной агитацией?

В.С.: Именно то, о чем я задал первый вопрос губернатору: это массовая скупка голосов избирателей, которая не имела прецедентов ранее. Т.е., если осенью мы видели беспрецедентное голосование из-под палки по открепительному удостоверению, то теперь, когда открепительных не было, мы видели массовую скупку, причем скупали за что угодно. Скупали за 5 кг сахара, за какие-то продуктовые наборы, за деньги (за 200 за 500 руб.) в некоторых случаях до меня доходила информация - за 1500 руб. При том это настолько было масштабно, что в этот незаконный процесс были втянуты десятки тысяч избирателей в Тульской области и в г. Туле. Эти несколько моментов показывают совершенную необычность того, что происходило 14 марта, потому что раньше в таких масштабах никогда этого не делалось. Что касается того, почему другие не задали вопрос – это, наверное, вопрос к другим. Я могу сказать, почему я задал эти два вопроса. Потому что я считаю, что установленная в законе процедура утверждения согласования кандидатуры губернатора, предложенная президентом, не зря предполагает проведение заседания думы, возможность задать вопрос и проголосовать. У нас, к сожалению, в большинстве случаев считают, что это чистая формальность. Я считаю, что когда президент предлагал именно такую процедуру назначения губернатора, предполагалось, что будет обсуждение, а не просто хвалебные речи. И это и есть демократия, когда мы обсуждаем, что сделал губернатор как политик, как хозяйственник на своем посту и показываем, какие есть недостатки в этой работе, чтобы он их в дальнейшем устранял. Ели же мы ограничиваемся, как многие считают правильным, хвалебными речами, то это не более чем профанация.

Корр.: Ответ губернатора вас устроил?

В.С.: Мне не было понятно в его ответе одно – знает он или не знает об этих фактах. То есть он этого не сказал. Если он знает как человек, обладающий информацией в связи с тем, что он - глава исполнительной власти Тульской области, то почему не предпринимались в день выборов усилия более серьезные, чтобы пресечь это безобразие. Если он не знает, то как он может не знать об этом, находясь на такой должности? И это тоже плохо. Потому мне ответ на мой вопрос остался непонятным.

Корр.: Вы голосовали за утверждение губернатора или против?

В.С.: Я голосовал против. И это поименное голосование, так что можно подтвердить.

Корр.: Почему? Если вы проголосовали против, значит прошедшие 5 лет вы оцениваете, скорее всего, негативно, правильно?

В.С.: Да так.

Корр.: В чем? Что, на Ваш взгляд, губернатор делал неправильно?

В.С.: Я считаю, что в Тульской области с недоразвитой промышленностью типа Б, т.е. производства предметов потребления и перекосом в сторону тяжелой промышленности, очень необходим был прорыв, который мог бы поднять именно промышленность. Пять лет назад я голосовал за утверждение Дудки на эту должность, и я очень надеялся, что он как человек из тульской оборонки, изнутри знающий проблемы, сделает такую программу, которая сможет обеспечить нам прорыв в этой области. Разными путями: и специальными программами выхода на внешний рынок, и пробиванием интересов тульских оружейников на внутреннем рынке, и т.д. и т.д. Но без прорыва область будет загнивать и в экономическом плане, и в социальном. Что мы уже видим. Смотрите, почему у нас отменяются социальные программы? И это, кстати, тоже причина, по которой я сегодня голосовал против. В частности, вы видите, с самого первого дня начал давать сбои принятый закон о монетизации льгот. Когда людям пришлось ждать две недели, чтобы получить их законные деньги. И вы видите, что сокращаются все социальные программы. В Тульской области в экономическом плане нет никакого прорыва. Т.е. моя надежда 5 лет назад на то, что губернатор  - хозяйственник, производственник, что он что-то сделает для этого прорыва, оказалась неоправданной.

Корр.: Как Вы думаете, то, что ваш голос был единственный «против», говорит о том, что политическая конфигурация, выстроенная за эти годы губернатором, сама по себе не способна давать какие-то критические, конструктивные, но не согласные с губернатором идеи, или что все довольны?

В.С.: Мне трудно сказать, почему все, кроме меня, голосовали таким образом, потому что, может быть, у каждого были свои резоны на это, но, как мне кажется, многие, как я уже сказал, воспринимают это голосование как пустую формальность. Воспринимают назначение губернатора именно как назначение президентом. Я думаю, что если так дальше пойдет, то вот этот этап согласования на думе, заседания думы с возможностью задать вопрос и высказать свою точку зрения, - его вообще нужно ликвидировать. Потому что зачем мы тогда голову ломаем и людям морочим голову вот этими согласованиями? Моя точка зрения совершенно другая, и я ее уже озвучил. Что это должно быть согласование с серьезным обсуждением, в том числе проблем. И это полезно для власти. Власть зачастую в России не понимает, что критика - она нужна не просто ради критики, а ради того, чтобы находить болевые точки и их исправлять. У нас же зачастую критика воспринимается властью только как раздражающий фактор и как что-то мешающее. Во всех цивилизованных странах, где демократия, критика уже давно воспринимается в политической сфере как помогающая исправлять ошибки власть имущих.

Корр.: Наша власть в принципе не хочет видеть этих ошибок?

В.С.: Мне кажется, что да. Мне кажется, что местная власть воспринимает критику только как что-то отрицательное.

Корр.: Сегодня на федеральном сайте ЛДПР появилось обращение о том, что Дудка недостоин стать губернатором. А накануне у нас в гостях был Зотов, еще ранее вы говорили, что будете голосовать против, а Игорь Львович, и сегодня он это подтвердил, голосовал "за". Как-то это обсуждалось в самой фракции? 

В.С.: Меня не приглашали на заседание фракции, где это могло бы обсуждаться. Меня приглашали на встречу с губернатором, которая состоялась вчера с фракцией «Справедливая Россия». Я был в Москве, поэтому я на нее не попал. Возможно, что после этого какие-то были обсуждения, но меня не поставили в известность о них. Поэтому я сегодня не считал необходимым для себя придерживаться какого-то регламента в связи с тем, что никто не довел до меня никаких решений фракции. И я сам не видел никаких документов о том, что было принято такое решение. Я могу только сожалеть, что такой сбой в работе фракции произошел. Я считаю, что такое важное решение нужно безусловно доводить до сведения членов фракции, если кто-то из них не смог прийти. Семь человек вполне можно оповестить, что состоялось такое-то заседание, вот выписка его решения. К сожалению, это не первый сбой в коммуникации внутри фракции, но я думаю, что нужно будет его исправлять. Но то, что я сегодня высказал особую точку зрения, - я об этом не жалею, потому что я считаю, что и внутри фракции должна быть определенная возможность высказывать разные точки зрения, и разные точки зрения тоже полезны и для самой оппозиции. Если оппозиция у себя не может установить демократическую процедуру обсуждения, то как же она будет, заменив власть, делать это на властном уровне?