Война и мир тульского калибра

Напомним читателям, что конфликт вокруг «Альтаира» начался с исчезновения в 2003 году Александра Воробьева, основателя и единственного владельца. Через некоторое время после его исчезновения некая Юлия Попова, сотрудница «Альтаира», назвавшая себя гражданской женой Воробьева, заявила, что беременна от пропавшего бизнесмена и что она претендует на часть его наследства. Для родителей Воробьева это оказалось большой новостью, и, так как наследников у их сына больше не было, они усомнились в искренности девушки-сотрудницы. Более того, администрация города, без разрешения родителей бизнесмена, назначила своего управляющего в «Альтаир». Начались споры и суды. Особый цинизм ситуация стала приобретать после 2005 года, когда доверительный управляющий, депутат тулгордумы Ядыкин, назначенный администрацией одного из районов города по ходатайству другого депутата - Авилова, сам себя назначил еще и генеральным директором «Альтаира» с миллионной зарплатой и, изменив слегка Устав, стал выводить активы фирмы в подконтрольные ему юридические лица. За все время работы доверительным управляющим Ядыкин ни разу не встретился и даже не написал письмо родителям основателя и владельца фирмы, которой он управлял. Юлия Попова же сменила свою фамилию на «Воробьева» и сумела через суд признать отцовство пропавшего без вести бизнесмена по отношению к своим детям, несмотря на то, что экспертизы ДНК показали, что отцовство ислючается. Но апогея ситуация достигла летом 2008 года. Александра Воробьева, по закону, через 5 лет безвестного отсутствия суд признал умершим. Попова-Воробьева в начале попыталась цинично затянуть открытие наследства, обжаловав признание Воробьева умершим, а за тем обратилась к тульскому нотариусу Лепехиной, с просьбой передать ей в доверительное управление 50% долей имущества «Альтаира», а депутату Ядыкину – остальные 50%... Ни слова про доли родителей бизнесмена. Несмотря на давление со стороны главы города Тула Могильникова, местный нотариат во главе с президентом Тульской областной нотариальной палаты Людмилой Зюзиной отказался нарушать закон. По просьбе родителей Александра Воробьева нотариусом был назначен новый доверительный управляющий имуществом Андрей Сазонов, который и уволил наконец «дорогого» депутата Ядыкина и начал возвращать имущество обратно в «Альтаир» в интересах всех наследников. Уже через неделю офисы «Альтаира» штурмовали «неустановленные лица» с огнестрельным и травматическим оружием, взрывпакетами и отравляющими веществами. На кадрах, отснятых журналистами на месте происшествия, видно, как депутат Ядыкин координирует нападение, в результате которого тяжело пострадали сотрудники компании.  Именно после этой варварской выходки средь бела дня в центре Тулы мы и узнали об этом конфликте, и предложили всем сесть за стол переговоров. И, в первую очередь, родителям и матери предполагаемых детей Александра Воробьева. Но не тут-то было, как говорят в народе. Заявив на пресс-конференции после нашумевшего штурма, что «я со своей стороны готова поговорить с матерью, с отцом, еще раз, подчеркиваю, с матерью, с отцом. С Николаем Сергеевичем и с Зинаидой Васильевной, но не с тем людьми, которые представляют их интересы», Попова-Воробьева ни разу не позвонила родителям бизнесмена и ни разу с ними не встретилась. Не стала она встречаться со стариками даже тогда, когда они сами позвонили ей, и предложили приехать к ним на день рождения их сына осенью этого года. Девушке зачем-то стало необходимо получить разрешение на встречу у коллеги Ядыкина по городской думе Григория Нуждихина, имя которого знает весь медиа-рынок в связи с предложением группой лиц на продажу тульского медиа-холдинга «ФМ-Медиа» вместе с … кабельной сетью «Альтаир» аж за 30 миллионов долларов. Поэтому встречаться со стариками Нуждихин Поповой-Воробьевой видимо и запретил. Как же мир между предполагаемыми наследниками впишется в планы Нуждихина? Никак. Ведь придется возвращать активы обратно в «Альтаир» и контроль над ними будет утерян. Да и «ФМ-Медиа» без «Альтаира» особой ценности не представляет. За два месяца Попова-Воробьева так и не удосужилась встретиться с медиаторами, все время ссылаясь то на болезнь, то на занятость. Убедившись в серьезном противостоянии всем мирным инициативам со стороны Ядыкина-Нуждихина и иже с ними, мы решили поговорить с гражданкой Поповой-Воробьевой в последний раз. Разговор не задался и закончился примерно так: «А зачем вам со мной разговаривать? Я Вас об этом не просила... (см. Письмо Поповой-Воробьевой в редакцию)... Я думаю, что маме с папой 70 с лишним лет и им ничего уже не надо. Никто 2 века не прожил и с собой туда никто ничего не заберет... считайте, что Вас сюда никто не приглашал. Между нами не может быть никакого диалога.» Действительно, какой диалог может быть с человеком, который пишет письмо в редакцию, а потом говорит, что «вас сюда никто не приглашал»; с человеком, который заявляет на пресс-конференции о готовности диалога с родителями якобы отца своих детей, но отказывается от их приглашения попить чая в семейном кругу в его день рождения; с человеком, который просит у нотариуса 50 процентов имущества себе, а 50 процентов депутату Ядыкину, а журналистам говорит – «я на свои 50 % хотела назначить доверительного управляющего Александра Геннадиевича Ядыкина, с которым мы уже долгое время работаем в этой телекомпании, а 50% должны распоряжаться родители»... Какой диалог может быть с женщиной, которая врет и к тому же вряд ли способна сама принимать решения? С женщиной, которая была уличена родителями в вывозе вещей из квартиры Александра сразу после его пропажи и которая через 5 лет вновь уличена в попытке «выноса» наследства вместе с Ядыкиным? Какой диалог может быть с лицом, которое хочет предстать жертвой рассматриваемых событий, но, судя по всему, является их активным участником? Как не печально, но нам остается только признать факт, что все попытки с нашей стороны решить конфликт мирным путем потерпели неудачу. Прогноз, данный нам многими туляками, сбылся – в мире заинтересована только одна сторона, вторая же уже составила все планы и схемы дележки присвоенного имущества пропавшего бизнесмена и мир с родителями Александра – это отход от плана, и, соответственно, от прибыли. Однако, мы не считаем, что гражданская инициатива журналистов редакции была последним способом добиться справедливости в этом конфликте. И мы еще раз обращаем внимание всех правоохранительных структур на этот конфликт и на лиц, подливающих масла в огонь этой драмы. Очень надеемся, что своими расследованиями и интервью мы смогли показать всех действующих лиц без масок, тем самым раскачав маятник правосудия, который застрял в паутине безразличия, волокиты и коррупции. Отрадно, что многие действующие лица в этой истории после трех месяцев нашей работы удивились масштабу существовавшей дезинформации и тяжести возможных преступлений, к которым они могли иметь отношение. Некоторые даже прямо или косвенно признали ошибочность своей позиции. Родственники депутата Авилова, например, продали доли в «ФМ-Медиа», возглавляемой депутатом Нуждихиным, ряд ключевых сотрудников покинули эту структуру или намериваются сделать это в ближайшее время.

Однако, подводить итоги еще рано. Ядыкин и Нуждихин, а так же несколько их столичных покровителей не оставляют попытки нажиться на горе семьи Александра Воробьева. Не пора ли одуматься, господа? Все, что мы делаем, нам возвращается…

Материалы правового портала "Человек и закон".