Накануне стало известно, тулячке Надежде Пафелиной позвонили  сотрудники ритуального агентства и заявили, что женщина нуждается в их услугах. За день до звонка, мужа Надежды Николаевны увезла карета «скорой помощи» в реанимацию. О лже-смерти ей сообщили сотрудники похоронного бюро.

 

Надежда Пафелина рассказала корреспонденту ИА «Тульские новости» все подробности случившегося.  

- 20 января муж позвонил и попросил купить корвалол и валидол. Я пришла с работы и увидела, что Миша корчится от боли в груди. Предложила вызвать «скорую», но он отказывался, рассказывает Надежда Пафелина. - Он принял лекарства, боль не проходила. И я все-таки вызвала «скорую», мужа увезли в реанимацию отделения кардиологии городской больницы №1. Врач сказала, что у Миши было предынфарктное состояние. В больнице я оставила свои данные, мобильный телефон. Эти сведения медсестра записала в карточку мужа.

 

- 21 января утром мне позвонили из агентства ритуальных услуг, назвали меня по имени-отчеству и сказали, что я нуждаюсь в услугах их похоронного бюро. У меня всё внутри оборвалось. Я начала обзванивать своих родственников, приехали мои сыновья, отправила сообщение дочери, позвонила сыну Миши, - продолжает женщина.

 

-Приехали в морг, но тела мужа там не было. У меня была истерика, мы поднялись в реанимацию, мне разрешили «одним глазком» заглянуть туда и, вы представляете, мой Миша помахал мне рукой! Он был жив.  Когда мы вышли из больницы, я решила позвонить по тому номеру, с которого мне предложили ритуальные услуги. Сначала положили трубку, а потом не хотели называть адрес расположения. Мы поехали в полицию и подали заявление.

Никто не извинился передо мной. Как выяснилось, представители ритуального агентства заявили, что перепутали номер. Как перепутали? Они обращались ко мне по имени! Я звонила в больницу за день до звонка из ритуальных услуг, мне сказали: «Справок по телефону не даем», я не знала о состоянии мужа.

 

По словам Надежды Пафелиной, Михаила перевели из реанимации в обычную палату, самочувствие мужчины улучшилось. Он самостоятельно ходит, но о выписки пока речи нет.