Суд над Иваном Иванченко, обвиняемым в убийстве семьи Марии Шкарупа, совершенном в июле прошлого года, продолжается. И чем больше в его ходе обнародуется подробностей дела, тем больше возникает вопросов, на которые нет ответа.

 

Тайна, покрытая мраком

Если хорошенько обдумать известные факты, то масса странностей обнаруживается уже с самого начала. Поэтому к нему мы и вернемся.

Итак, в полицию поступил сигнал от соседей, что с семьей Марии Шкарупа что-то неладно, и из их квартиры, мягко говоря, «попахивает». И 1 августа 2011 года полицейские, прихватив сотрудников МЧС, проникли в эту квартиру.

Стоп! А как именно они туда проникли? Двери в квартиру Шкарупа на тот момент были открыты или заперты на замок? Пришлось ли МЧС-никам их взламывать, или работники службы вскрыли их при помощи ключей? Если в ход пускались ключи, то откуда они взялись?

Обо всем этом в материалах дела ничего не говорится. И напрасны были все усилия защитников подсудимого выяснить данное обстоятельство у свидетелей. Странное совпадение, но именно по «ключевому» вопросу абсолютно у всех участников следственных действий, а также сотрудников МЧС почему-то обнаружилась полная амнезия…

Тогда давайте рассуждать. Свидетели все же припомнили, что, покидая квартиру после осмотров места происшествия, участники следственных действий запирали за собой двери на ключ. Если МЧС-ники взломали замки, то запереть их потом не удалось бы. Следовательно, замки не взламывались. Тогда откуда взялись ключи, чтобы следственная группа в тот самый первый раз, 1 августа 2011 года, смогла проникнуть в квартиру? Загадка.

Пойдем дальше.

Проникнув в квартиру и установив, что источник запаха находится в ванной комнате, участники следственных действий направили туда то ли работников специализированной службы, то ли МЧС-ников – это так и осталось неясным, несмотря на опрос свидетелей - чтобы вынести трупы. После чего тела пятерых погибших были вынесены и сложены в самой большой комнате. Об этом прямо и недвусмысленно говорится в материалах дела.

Однако прежде, чем что-либо предпринимать на месте преступления, требуется подробно исследовать, сфотографировать и запротоколировать сложившуюся там на тот момент обстановку. Для того, чтобы это знать, не надо быть следователем.

Понятно, что в квартире Шкарупа, когда туда проникли сотрудники МЧС, от одного запаха глаза резало. Но, как говорится, «на войне как на войне». А теперь, когда трупы из ванной были вынесены раньше, чем там поработали криминалисты, нельзя исключать, что какая-то важная деталь обстановки места преступления могла от следствия ускользнуть.

К тому же опрашиваемые на суде сотрудники МЧС не скрывали, что с трупов во время их переноски в большую комнату лилась жидкость, сыпались черви. Да и сами МЧС-ники не по воздуху летали – по полу ходили. После этого о какой сохранности следов на месте преступления можно говорить?

Так почему же следственная группа не постаралась их сохранить, надлежащим образом описать и исследовать еще до выноса трупов? Вопрос.

Идем далее.

1 августа, как отмечается в материалах дела, во время работы следственной группы в квартире Марии Шкарупа проводились протоколирование, видео- и фотосъемка, присутствовали понятые. 2 августа в той же квартире проходили «дополнительные следственные действия». Но уже без протоколов, понятых, видео- и фотосъемок. Кто там в этот день присутствовал? Что делалось в квартире? - Тайна, покрытая мраком. А сделать можно было много всякого-разного…

 

Реальных мотивов следствие не выявило

Следующий очень важный момент.

Как сообщает популярная литература по юриспруденции, мотив и цель преступления имеют важное уголовно-правовое значение. Именно эти признаки в первую очередь дают возможность установить истину по делу. Нередко мотив и цель рассматриваются в качестве квалифицирующих обстоятельств отдельных составов преступлений. Пленум Верховного Суда Российской Федерации в ряде своих постановлений рекомендует судам, чтобы они при решении вопросов уголовной ответственности во всех случаях выясняли эти обстоятельства.

 Видный российский ученый-криминалист Л.Е.Владимиров прямо говорит: «Мотив есть истинный источник преступления, и никогда просвещенный суд не удовлетворится следствием, не раскрывшим мотива преступления».

У Ивана Иванченко каких-либо реальных мотивов и целей преступления, насколько мы знаем, следствие так и не выявило.

Как мы отмечали в предыдущем материале, у подсудимого было два, даже три последовательно выдвигавшихся мотива для убийства Марии Шкарупа. Первый, от которого Иванченко быстро отказался – угрозы со стороны некоего таинственного незнакомца. Второй – Мария изнасиловала Иванченко. Третий – Мария оскорбила мужское достоинство своего юного возлюбленного. И все три мотива, как мы уже доказали в предыдущем материале, не вяжутся с известной нам картиной преступления.

 

«Говорили, что доказательства есть - где они?»

Причем, не надо думать, что только мы одни «такие умные». Массу неувязок в ходе следствия заметили многие заинтересовавшиеся делом Иванченко блогеры, оставившие на различных сайтах и форумах свои комментарии.

«Многотомные дела не показатель виновности обвиняемого. Суд является открытым, все слышат, что там говорят, и до сих пор не озвучено ни одного неопровержимого доказательства вины обвиняемого. Все эти признания, найденное орудия убийства и простыни (которые с таким же успехом в ближайшей помойке могла найти и полиция без помощи Иванченко) ничего не доказывают.

Мотив здорового человека (а не психа, наркомана и алкоголика, каковым, согласно экспертизам, Иванченко не является) для убийства 5 людей должен быть логичен и обоснован. В этом убийстве есть логика. Она в том, чтобы были убиты все, и как можно позже нашли тела - зачем?.. Только один ответ логичен - чтобы убийца смог скрыться. Но никак не успеть продать телевизор».

«По мнению обвинения, доказательством причастности Иванченко к зверскому убийству также служит обнаруженный у него ключ от квартиры погибшей. Кроме того, последний звонок, сделанный с мобильного телефона Марии Шкарупы, был адресован именно ему. Итак, отныне все, у кого были ключи от квартиры жертв преступления, кто созванивался с несчастными незадолго до преступления - эти люди поэтому уже и есть те «преступники».

«Обращу лишь внимание на то, что информация, которую официально выдавали год назад, и информации, которую дают сейчас, абсолютно противоречива.

02 августа 2011 12ч. 03мин. - новости по каналу Россия:

http://www.1tv.ru/news/crime/181827

«Уже сейчас следователи практически отбросили версию ограбления квартиры, нашли некоторую сумму денег – её преступники не забрали. Скорее всего, жертвы или кто-то один из них знал убийцу и даже открыл ему: на дверях нет следов взлома. Или, как предполагают следователи, случилось это ночью. Судя по всему, семью убили, когда они мирно спали в своих постелях».

02 августа 2011 15ч.15мин. - новости по каналу Россия:

http://www.1tv.ru/news/crime/181857

По словам соседки: «семья порядочная, не пьющая и не гулящая, хорошие воспитанные дети. Мужчины у них нет и никогда не было - не приводили в дом».

«Почему не рассмотрели версию того, что влезли через балкон от соседей — сейчас ведь жарко, и он мог быть открыт».

«И очень странно, почему при первичном осмотре не заметили отсутствие окровавленных простыней на кроватях?.. Я очень хорошо помню, как говорили, что из квартиры ничего не взято.... а потом оказалось, что он, оказывается, часть вещей взял и их где-то спрятал... а что на кроватях тогда было? Или это мелочь, которую можно было не заметить?»

«И, действительно, приводят ежедневно какие-то противоречащие друг другу факты: то ничего не украдено, то вещи похищены; то никто к ним не ходил, то видите ли, ходил, но очень тайно, прям только ночью. Смешно!»

«Я видел ее (Марии – ред.) фото и видеозаписи в то время, когда она жила в Екатеринбурге, и сравнивал с последними, в Туле. Человек сильно изменился. Наверное, неспроста. Если в небольшой "двушке" в одной комнате ночевали бабушка с тремя внуками, а в другой Мария принимала молодого человека, то для меня это выглядит именно странным. Версия о "черных риэлторах" мне не кажется имеющей основу. Им нет смысла убивать людей и оставлять их в квартире. Они действуют по-другому: заставляют людей подписать бумаги, а потом переправляют их в другой регион. Обычно это происходит с одинокими людьми, а здесь сразу трое несовершеннолетних».

«Про Иванченко. Это просто готовый подвернулся следствию кандидат. Сами представьте, как в одиночку он смог штабелем уложить в ванну тяжеленные трупы? Это невозможно с точки зрения физики».

«…Может быть, знаете, кто такой Павел, который помчался вслед за Марией в Тулу?»

«…На суде приятельница матери Марии дала показания, что Валентина Бормотова говорила ей, что у Марии в Екатеринбурге в 2006 году возникли какие-то проблемы, вынудившие ее уехать с семьей в Тулу. И если, по-вашему, они тщательно выбирали город для переезда, то почему не подумали, что предлагаемая здесь работа очень низко оплачивается, и им с детьми придется жить впроголодь?»

«Ну конечно, следы ведут в Екатеринбург. Прежде чем убить жертв, усыпили, типа, чайку попили с близким человеком. Но никто ведь не будет проводить эксгумацию тел. Нужны независимые эксперты. Но кто же их подпустит. Дело закрыли, и все».

«Странно и то, что по телевизору в первый день говорили о том, что тела 2-х мальчиков были обнаружены в детской комнате. На суде говорят, что все были в ванной».

«Не верю: Валентина в момент нападения стояла? Она после первого удара должна была упасть или качнуться, как он мог 2-3 раза ударить точно в висок? Далее, грохот падения тела? А добивал на полу? Опять грохот (ударов было много), по полу звук передается так, что весь дом должен был проснуться! НЕ верю!»

«Разжигал костёр за домом? Это где? Позади дома в 3 -4 метрах проезжая часть, улица Кутузова, машины днём и ночью едут без конца. Слева от дома поворот на улицу Металлургов. Справа - 5-6 низких кустов и парковка. Спереди - детская площадка, перед подъездом нет густой поросли, в которой можно было бы спрятаться. Дом стоит как тычина посреди поля. Т. е. с какой бы стороны он не разжёг костёр, его видели бы сотни глаз. Многих бы это привлекло. И таких нестыковок уже больше десятка. Даже если Иванченко не подставили, и он сам всё это рассказывал, нормального следователя насторожило бы столько несоответствий и откровенного бреда».

«Скорее всего, связано с ее риэлторской деятельностью. Либо много знала и грозила раскрыть службам о махинациях агентства с какими-нибудь стариками или алкоголиками, либо вела частную сделку, и что-то сорвалось... и угрозы мести должны были касаться ее лично».

«В частности, …адвокат сделал первый для меня экскурс в Римское право. Он сказал мне, что когда вы видите человека с окровавленным ножом в руках над зарезанным трупом, то это не означает, что… человек с ножом – убийца. Это просто человек с ножом».

«Во фрагментах линолеума из квартиры Марии Шкарупы был обнаружен его след. А номер его «мобильника» был последним в списке исходящих звонков Марии. Других вещественных улик, указывающих на вину Иванченко, кроме этих, и то косвенных, нет».

«Нет никакого другого объяснения этого, как то, что настоящий преступник со зверской радостью выполнял заказ тех, кто, возможно, положил глаз на собственность семьи — например, квартиру. Остались бы дети — остались бы наследники, и собственность отошла бы будущим опекунам. Кто, кстати, сейчас владеет квартирой убитой семьи?»

«Итак, Мария Шкарупа уже за день до смерти чувствовала какую-то опасность:

http://newstula.ru/fullnews_61116.html

«Вообще у Марии было неиссякаемое количество энергии, а когда мы встретились 24 июля утром, она была с потухшими глазами. Она передала мне подарок, сказала, что это чисто символический подарок (чайник и соломенная ваза), чтобы Вы о нас помнили. И попросила дать обещание не бросать ее детей, так как всякое может случиться. Больше ей не на кого положиться», - рассказала женщина».

«Если бы Шкарупа давно встречалась с парнем на территории собственной постели, то дома были бы скандалы с матерью: для православной матери из церковного хора такое поведение дочери — это кошмар наяву. Однако, как известно из свидетельств людей, которые знали семью - семья была образцово-показательная».

«Вот здесь фрагменты допросов начальника Марии Шкарупы (из агентства недвижимости), оценщика, который принимал телевизор у Ивана Иванченко, знакомой (няни её детей), брата и матери подсудимого:

http://www.kp.ru/daily/25922/2874399/

Руководитель Марии Шкарупы сказал, что она была хорошим работником и хорошо зарабатывала. Ивана Иванченко он никогда не видел. И накануне у Шкарупы сорвалась сделка в Суворове.

Оценщик телевизора, который якобы украл Иванченко у Марии Шкарупы, не был уверен, что сдавать телевизор принёс именно он. Оценщик дал за ТВ 3000 руб. Какая сложная «махинация»! Украсть тяжеленный ТВ…, убить всю семью (с вменяемым пониманием, что это пожизненный срок), чтобы потом весь день колбаситься в поисках сбыта украденного БУ…, и всего за три тысячи рублей! Не дешевле ли было ограбить магазин видеоаппаратуры и никого не убивать при этом? Но тут вы посмотрите: Иванченко проводил девушку домой. Девушка - его со всеми вытекающими отношениями. Потом попёрся к немолодой женщине ночевать с тайным умыслом ночевать у неё дома, но с ней не спать, потом спровоцировать её (православную женщину) на сексуальное домогательство, после этого не выдержать её упрёков и убить всю семью. Ну и чтобы никто его «не заметил», вынести два мешка барахла, включая ТВ. Да! И раз Мария Шкарупа опасалась за свою жизнь уже несколько дней (см. показания няни), то, видимо, Иван Иванченко уже несколько дней «вынашивал свой план». Этот замысел достоин какой-нибудь пародии на федеральном канале!»

«Одной из первых версий убийства семьи Марии Шкарупы была версия убийства её неким другом Павлом:

http://www.tulapressa.ru/2011/08/skr-oproverg-informaciyu-chto-k-ubijstvo-semi-v-tule-prichasten-bojfrend-marii-shkarupa/

- Известно, что в этом году во время майских праздников Мария и ее знакомый по имени Павел приезжали на Урал, – сообщил источник в правоохранительных органах. – Они ездили в город Кунгур Пермского края на экскурсию и на два дня останавливались в гостинице.

Сейчас эта зацепка стала основной для сыщиков. По имеющейся информации и приметам они пытаются найти знакомого растерзанной семьи, который сразу после преступления почему-то бесследно исчез».

 

Загадки Марии

Однако вместо знакомого по имени Павел следователи нашли Ивана Иванченко и на его кандидатуре остановились. Хотя в ряде свидетельских показаний и материалов данного дела имеются зацепки, недвусмысленно от Иванченко уводящие.

Крайне важны в этом смысле показания свидетельницы Екатерины Карлавиной, которая была допрошена 3 августа 2011 года. Она была в хороших отношениях с Валентиной Бормотовой, матерью Марии Шкарупы, и следствию рассказала следующее: «С Валентиной Бормотовой мы познакомились в Щегловском монастыре, и у нас сразу же сложились дружеские отношения… Сначала у Марии были очень доброжелательные отношения с матерью. Но с 2011 года начались разногласия, отношения резко испортились. Мария, по словам Валентины Бормотовой, изменилась. Она не только сама перестала петь в монастыре, но и запрещала матери. Мария стала вызывающе одеваться, поздно приходить домой, а иногда и вовсе не ночевала. Я предполагаю, что она стала водить мужчин, хотя напрямую Валентина мне никогда об этом не говорила».

Конечно, визиты  в квартиру Шкарупы мужчин – это только предположение Карлавиной. А вот то, что Мария стала вызывающе одеваться, поздно приходить домой, а иногда и вовсе не ночевала – факт, известный со слов ее матери.

Ночевать у Иванченко Мария не могла. Следовательно, у нее был другой мужчина или мужчины, у которых она могла оставаться на ночь.

Еще одни показания - Олега Гаврилина, директора риэлторского агентства «Золотой век», где работала Шкарупа. «За несколько месяцев до гибели Маша буквально расцвела. Была очень жизнерадостная, счастливая. Она рассказывала, что у нее есть близкий друг, который занимается компьютерами. Он помогал ей выбрать компьютер, организовал интернет-сопровождение к Машиной работе. Кроме того, женщина очень хвалила его и даже просила меня устроить приятеля к нам на работу. Я ей объяснил, что вакансий пока нет...»

Из этих показаний следствие делает вывод, что похорошела Мария благодаря отношениям с Иванченко. Однако чего ради ей было хорошеть из-за парнишки, у которого была девушка уже за 8 месяцев до его проводов в армию, и с которой он продолжал встречаться, вернувшись «на гражданку»?..

То есть, похорошела Мария Шкарупа явно из-за кого-то другого.

И еще один важный момент. В материалах дела отмечено, что в квартире у Марии Шкарупа помимо обычных российских купюр была обнаружена и некоторая сумма узбекских денег. Вопрос: почему узбекская валюта там оказалась? Вряд ли уроженка Екатеринбурга собралась провести отпуск в солнечном Узбекистане. Гораздо вероятнее, что с ней этими деньгами расплатились. За какие услуги?

А теперь вспомним момент из показаний Иванченко, который следствие, судя по всему, пропустило мимо ушей. Иванченко рассказывал, что в мае 2011 года (то есть, незадолго до убийства) Мария позвонила ему вся в слезах. Она жаловалась, что у нее проблемы на работе. Приезжают люди из ближнего и дальнего зарубежья, снимают квартиры и используют их для употребления наркотиков и занятий проституцией. Мария еще спрашивала, как привлечь таких визитеров к уголовной ответственности. А Иванченко рекомендовал ей взять детей и уехать, а также использовать систему видеонаблюдения.

Но Мария Шкарупа не уехала, хотя чего-то явно боялась. И деньги оказались ее в квартире. Следовательно, возможны следующие варианты: она за соответствующую мзду на что-то «закрыла глаза»; она стала с этими людьми сотрудничать; она начала их шантажировать. И в этом случае страшный конец, ожидавший ее семью, закономерен: мир наркомафии играет по своим правилам, и правила эти – волчьи.

Что очень совпадает со всей картиной преступления. И даже объясняет некоторые непонятные детали дела.

В частности, в квартире не был обнаружен компьютер. Видимо, его изъяли, чтобы найти и уничтожить какие-то документы, списки, координаты людей или конспиративного жилья.

Из квартиры Марии явно пропали ее важные деловые бумаги. А иначе зачем кому-то понадобилось часть документов раскидывать по помойке, часть прятать в папке, а часть якобы сжигать на костре?.. Якобы – потому что экспертиза не обнаружила в кострищах следов сгоревшей бумаги. Зато нехватку каких-то документов потом очень легко было бы объяснить: типа – все, сгорели, аллес капут!

Одно непонятно: при чем тут Иван Иванченко?

Но суд еще не закончен. Последнее слово – за ним.