Сегодня в здании областного суда состоялось заседание по делу Ивана Иванченко. Был допрошен свидетель Илья Колябин, врач,  судебно медицинский эксперт. После перерыва он явился на заседание суда.

Прокурор  повторно зачитал заключение экспертизы. Там отмечено, что руку, тыльную поверхность  кисти, Иванченко оцарапал на работе 2 августа. Других повреждений за последнее время  Иванченко не получал. Подсудимый спросил, откуда у эксперта такие данные. Свидетель Колябин отвечает, что данные - со слов самого Иванченко. Жалобы потерпевшего на состояние здоровья полностью отражены в данных экспертизы. При этом Иванченко он не раздевал, задержанный разделся сам.

Все повреждения, которые были на теле освидетельствуемого, отражены в заключении экспертизы. Иванченко, чтобы переубедить эксперта, просил предъявить свидетелю протокол видео допроса, где он показывает свои повреждения, и огласить протокол, где записано, как Иванченко жаловался на состояние здоровья. Но прокурор и судья отказали подсудимому в демонстрации видеодопроса и зачитывании протокола.

Иванченко сказал, что эксперту он не пояснял, откуда у него ссадины на кисти (они,  по его словам, появились после избиения в ОП «Криволученский»), потому что боялся повторного давления на себя со стороны следователей.

Прокурор спросил у эксперта: «А если бы освидетельствуемый пожаловался на что-то, вы бы это описали»? Свидетель ответил утвердительно.

Иванченко просит обратить внимание, что в заключении экспертизы значится фамилия уполномоченного ОП «Криволученский». То есть, на экспертизу его конвоировали оперуполномоченные полиции, а не конвой. Эксперт поясняет, что оперуполномоченных в лицо не различает. А сотрудник полиции обязан удостоверить личность задержанного с предъявлением собственных документов.