Наверное, каждому из нас хоть раз в жизни приходилось заболеть чем-то посерьезнее банальной ОРВИ. Тогда с особенной остротой ощущаешь, что врачебное призвание – самое важное и ответственное из всех, которое может для себя выбрать человек.

Конечно, брак в любой работе может дорого обойтись в конечном итоге. Может – но еще не факт, что это обязательно произойдет. А ценой врачебной ошибки почти неизбежно становится человеческая жизнь.

И ладно, если речь идет об ошибке. Не ошибается тот, кто ничего не делает. Это можно понять, с этим трудно, но можно смириться.

Хуже, когда врач просто не сделал все, что мог и даже обязан был сделать. Невыносимо терять близких, сознавая, что трагедия не была неизбежной. Что любимый человек мог бы жить, отнесись врач к нему по-другому. И тяжелее всего, когда из-за этого гибнут дети.

 

Ничто не предвещало трагедии

Через 2,5 месяца исполнится 2 года с тех пор, как в семье Пугачевых из поселка Теплое произошла трагедия.

Ее абсолютно ничто не предвещало. Утром Марина Пугачева, молодая мама двоих детей, повезла младшую 1,5-годовалую дочку на плановый осмотр к врачу. 3-летний Ваня остался дома с бабушкой.

Бабушка с внуком погуляли. Потом вернулась мама, уложила детей на дневной отдых, а сама занялась делами на кухне. И вдруг из спальни раздался громкий детский крик и плач.

Маленький Ваня жаловался на сильные боли в животе. Как рассказывает его мама, она никогда еще не слышала, чтобы сын так кричал. У него началась почти непрерывная рвота. Ребенок был весь мокрый от боли. У него даже губы посинели.

«Скорая помощь» отвезла ребенка в Тепло-Огаревскую больницу. Оттуда с предварительным диагнозом «кишечная непроходимость» мальчика, сделав ему обезболивающий укол, отправили в Тульскую областную детскую больницу.

В дороге под действием лекарства Ваня успокоился, стал отвечать на вопросы фельдшера. Около 8 вечера «скорая помощь» с маленьким пациентом прибыла к месту назначения.

 

Сказали, что операция не нужна

В главном детском медучреждении региона отношение к новоприбывшим, по словам Марины Пугачевой, было ужасное.

Мама с ребенком, у которого возобновились боли, очень долго сидели в приемном покое. Ваня кричал и плакал, у него периодически возобновлялась рвота. Мальчик слабел на глазах. Когда уже около 9 вечера Пугачевых позвали на рентген, до кабинета и обратно мама несла сына на руках.

После флюорографии Пугачевых посадили в холле. Мальчик корчился от боли у мамы на коленях. У него брали анализы. Кровь пришлось забирать два раза – она свернулась. Медсестра сказала, что так бывает при обезвоживании.

- В 11-м часу вечера нас отвели в палату, - вспоминает Марина. – Ближе к 12 ночи позвали на УЗИ. Врач УЗИ проводила осмотр, и я услышала, как она говорит другому врачу, что с одной стороны кишечник не функционирует, а с другой функционирует слабо. Я спросила, что это значит. А она на меня накричала, сказала, что если я не закрою рот, мне и моему ребенку здесь помогать никто не будет…

У появившегося реаниматолога насмерть перепуганная мама спросила, не нужна ли ребенку операция. Она очень боялась этого – раньше. Но сейчас готова была на все, лишь бы это помогло ее мальчику.

Марине ответили, что операция не нужна. Но она видела: ребенку становится все хуже. У него раздулся живот, появился озноб. Она просила градусник – не дали…

Уже в первом часу ночи Марине всучили на подпись какие-то бумаги, и Ваню забрали в реанимацию.

 

У ребенка не выдержало сердце

- Ваню уложили на каталку, - утирая слезы, вспоминает мама. – Я хотела идти с ним. Мне сказали: тогда мы все будем стоять здесь и смотреть, как умирает твой ребенок!.. И я согласилась отправить его одного. Обняла его, поцеловала. Он приподнялся, чтобы мне ответить. Мне показалось, он был заторможенный, уже плохо на все реагировал…

И сына увезли. Всю ночь мать металась то по коридору, то по палате. О сыне не было никакой информации, и Марина сходила с ума от беспокойства.

А в 9-30 утра ее вызвали в кабинет заведующей отделением, чтобы сообщить, что Ваня умер. Хотя его маленькое сердечко остановилось еще в 7-15 утра.

Согласно заключению проведенной впоследствии экспертизы, ребенок погиб от «болевого шока и сердечно-сосудистой недостаточности», потому что ему не была проведена операция. Только оперативное вмешательство, утверждали эксперты, могло бы спасти Ваню.

Конечно, чем раньше оно было бы сделано, тем лучше. Хотя жизнь в хрупком теле мальчика в ожидании спасения продержалась до самого утра. И еще даже утром можно было что-то изменить. Но в Тульской областной детской больнице никто не стал этим заниматься.

Более того. В Тепло-Огаревской больнице ребенку сделали обезболивающий укол, чтобы его организм справился с болевым стрессом. А в областной больнице, не облегчив жуткие мучения, ставили клизмы. И у 3-летнего ребенка не выдержало сердце.

 

Дело хотят замять?

Марина тогда выжила только благодаря мужу – он не дал ей сразу же по выходе из больницы броситься под машину. И все эти годы родителей мальчика поддерживала мысль – наказать виновных в смерти сына, чтобы трагедия не повторилась с чьим-то еще ребенком. Как показала проверка департамента здравоохранения Тульской области, у Вани был заворот кишок. В таких случаях, действительно, необходима срочная операция. И в морге, как рассказывала Марина, патологоанатом сообщил родителям о полном несоответствии причины смерти и методов лечения.

По данному факту Следственное управление следственного комитета России по Тульской области возбудило уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей». Дело расследовал Пролетарский отдел следственного комитета. После завершения расследования оно было передано в прокуратуру того же района. Но там, по словам Марины Пугачевой, почему-то «зависло». Как она рассказывает, прокурор по Пролетарскому району Галина Жилинская не подписывает обвинительное заключение по уголовному делу, ссылаясь на плохо проведенное следствие. Хотя то, что тульские врачи не оставили ребенку шансов выжить, уже подтвердило повторное, сделанное после эксгумации вскрытие его тела, проведенное Московским бюро судебной экспертизы.

- По указанию прокуратуры назначена дополнительная экспертиза в Москве, - рассказал по телефону корреспонденту ИА «Тульские новости» начальник следственного отдела по Пролетарскому району Следственного управления следственного комитета РФ по Тульской области Александр Родионов. – Я думаю, около 1,5 месяцев она займет. Сказать что-то определенное мы сможем только после окончания экспертизы и получения ее результатов. Я не намерен «хоронить» это дело. Я вам обещаю, что объем обвинения останется тем же. А состав преступления там есть.

 Но родители мальчика считают, что передачу дела в суд откладывают специально. Как им объяснил адвокат, после новых поправок в законодательстве срок давности по подобным преступлениям сокращен с 3 до 2 лет. И Марина с Евгением опасаются, что дело хотят замять.

 

38755098670860

В ответ на запрос «ИА «Тульские новости» поступил ответ из прокуратуры Тульской области за подписью заместителя регионального прокурора, старшего советника юстиции Д.Ю. Митина. В нем сказано, что «изучением уголовного дела в прокуратуре области установлено, что при производстве предварительного расследования следователем были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, препятствующие направлению уголовного дела в суд: предварительное следствие произведено поверхностно, следователем не выполнены все необходимые следственные действия, направленные на установление обстоятельств, подлежащих доказыванию, не решен вопрос об ответственности врача-реаниматолога Силютина И.В.

…27.04.2012 производство по уголовному делу возобновлено следователем СО по Пролетарскому району г. Тулы, дополнительное расследование в настоящее время не окончено.

Таким образом, длительное не направление уголовного дела в суд связано с затягиванием сроков предварительного расследования, а также обжалованием законных действий прокуратуры области следователем и руководством Следственного Управления СК РФ по Тульской области, в результате чего уголовное дело не расследовалось более 5 месяцев».  

И все эти затяжки ведут к тому, что виновные в смерти ребенка могут уйти от ответственности.

А если их не накажут, без шанса на жизнь в руках врачей может оказаться и другой малыш. Такой же ясноглазый, умный и очаровательный, как Ваня Пугачев, чья жизнь столь нелепо оборвалась в 3 года. И которому врачи, люди, дававшие клятву Гиппократа, могут точно так же не позволить повзрослеть и оставить свой след на земле.

 Журналисты ТК "ТелеТула" сняли об этой истории видеосюжет. Посмотреть его можно здесь http://teletula.ru/fullnews_112.html