Тульская область опять отличилась. Сначала была рекордно высокая явка на выборах в Госдуму и выше, чем средний по стране, результат «Единой России». Теперь другая история: за две недели до выборов выясняется, что урны для голосования недостаточно прозрачные, а это значит, что Тульская область может к выборам остаться и вовсе без новых прозрачных урн. Директора фирмы-изготовителя назвали саботирующим решения президента. Тот, в свою очередь, считает претензии избиркома чисто политическими. Хотя другие регионы особого значения степени прозрачности урн вообще не стали придавать. Скандал разгорелся сегодня в ходе заседания областной избирательной комиссии. Был продемонстрирован стационарный ящик для голосования - урна. Ее светопропускаемость, как указано в контракте, должна быть не менее 90%. Контракт, цена которого 1 млн 600 тыс рублей, был заключен 6 февраля. А в минувшие выходные при приемке урн в территориальных избирательных комиссиях выяснилось, что урны недостаточно прозрачные. Члены облизбиркома, осмотрев урну, признали, что даже «на глаз» заметно, что она ниже и предложили не выплачивать деньги за изготовление урн до тех пор, пока все 472 ящика, которые были заказаны для Тульской области, не будут заменены на соответствующие ранее заявленным требованиям. Претензии также были и к ручкам, с помощью которых урны надо будет переносить. Эти ручки, как отметили члены избиркома, выглядят слишком ненадежными, чтобы выдержать вес бюллетеней. Директор ООО «Символъ Ректайм» - фирмы-изготовителя урн – Сергей Бабенко как только ни крутил образец ящика, показывая его с разных сторон, объясняя, что стекло подобрано таким образом, чтобы было видно, что происходит внутри урны, но не было видно, за кого голосовал избиратель. Что касается надежности ручек, Бабенко даже предложил попробовать посадить на ящик кого-то из девушек и попробовать поднять. Сам облокачивался на него, демонстрируя, что урна выдерживает вес 125-килограмового мужчины, не то что бюллетени. Рассказывал, что урны проходили специальные испытания, в ходе которых их даже били ногами, проверяя на прочность - ящики надежные. В итоге заявил, что поставляет урны в 32 региона России. После письма из ЦИКа о том, что урны обязаны быть полностью прозрачными и не менее 90% светопропускаемостью, ему придется заменить их во всех этих областях. Но там достигнута договоренность о том, чтобы полностью прозрачной была только одна стенка урны. Член избиркома Николай Тимаков, обращаясь к Бабенко, заявил: «Вы отдаете себе отчет в том, что вы саботируете решение президента? Вы в 32 субъектах РФ ставите урны, которые  не соответствуют техническим требованиям». Сергей Бабенко в ответ сообщил, что поменять все урны технически очень сложно, ведь надо еще договариваться с изготовителем стекла, а время поджимает. Однако члены избиркома остались непреклонны: урны надо менять. Причем все 4 стенки на каждой урне. «Если фирма не успеет сделать этого до выборов, Тульская область ничего не потеряет, - пояснил член облизбиркома Николай Овчинников. - Мы просто выставим на участках старые урны, которые использовались в ходе голосования на выборах в Госдуму». «Мы будем стараться выполнить условия контракта, - объяснял после заседания журналистам Сергей Бабенко. - Но надо было еще до думских выборов ставить конкретную техническую задачу. И вопрос здесь больше не технический, а политический. Весь сыр-бор в том, что они боятся, вдруг кто-то что-то скажет нехорошее в адрес этих урн и в адрес их деятельности. А с другой стороны может быть и так, что завтра кто-то пожалуется  Путину, если мы будем нарушать права избирателей и ставить полностью прозрачные стенки, через которые видно, кто как проголосовал. И я посмотрю на членов избиркома, как они тогда будут себя чувствовать». На вопрос о правах избирателей член тульского облизбиркома Николай Овчинников заявил: «Чтобы не было видно, за кого человек проголосовал, можно сложить бюллетень самому избирателю перед тем, как опустить в урну. Прозрачные урны используются в Европе и там не возникает вопросов», - подчеркнул он. В итоге было решено направить экземпляр стенки ящика для голосования на экспертизу с целью установить светопропускаемость материала. Понять здесь можно обе стороны: избиркому не нужны лишние поводы для обвинений в нечестных выборах: прозрачные урны - прозрачные выборы. С другой стороны, Сергей Бабенко, который выиграл аукцион, изготовил урны, контракты были подписаны, а теперь выясняется, что всю работу надо переделывать, причем в авральном режиме. Все финансовые потери теперь лежат исключительно на его фирме, ведь деньги за заказ он сможет получить только тогда, когда будет подписан акт приемки ящиков. И за переделанную работу ему никто не заплатит. Да и успеет ли он заменить все ящики - тоже вопрос. И если в других регионах пошли на компромисс, то в Тульской области все жестко. Вопрос, как вообще фирма, продукция которой не соответствует заявленным требованиям, выиграла торги и даже начала поставку урн в Тульскую область,  остался открытым. По словам Николая Овчинникова, зачем было заявлять о своем участии в конкурсе, заранее зная, что по техническим требованиям урна не подходит. Сергей Бабенко на вопрос, почему они начали выпуск урн, не соответствующих техническим требованиям заказа, снова вернулся к тому, с чего начал: на выборах в Госдуму такие стекла всех устраивали, теперь уже не устраивают и это чисто политический момент. Бабенко долго пытался объяснить журналистам, что прозрачности, которой хотят члены избиркома, в принципе сложно добиться, работая с ячеистым поликарбонатом - именно из него сделаны урны. Да и главное: если будут вбросы, их можно будет увидеть и через такое стекло. «В ЦИКе каждые два-три дня что-то меняется, то они меняют технические требования, то еще что-то, попробуй успевай соответствовать», - сетовал Бабенко.

Так или иначе, 22 февраля на очередном заседании комиссии должно быть принято окончательное решение: либо Тульская область вообще остается без новых урн, либо также будут какие-то компромиссы.

И пока первый вариант развития событий кажется более реальным. А старых прозрачных урн гораздо меньшее количество, то есть, не получится ли так, что в попытке полностью обезопасить себя от лишних претензий со стороны избирателей, избирком оказался в более серьезном положении: меньше прозрачных урн – больше поводов по итогам голосования заявлять о нарушениях и вбросах. И вполне возможно, что завтра от оппозиции мы услышим, что урны забраковали преднамеренно в попытке любыми способами повлиять на результаты выборов.