11 мая исполняется сто лет со дня рождения одного из удивительных воинов той, священной войны. Про таких, как Константин Сергеевич Рудаков, говорят, что он родился дважды. Но в данном случае это неправда. Он родился как минимум трижды, а то и больше.

Герои-пограничники

С началом войны на участок 102-го погранотряда в Карелии, которым командовал полковник С. И. Донсков, наступали вооруженные до зубов части двух немецких бригад и 7-й финской армии. Силы были неравные, однако наши пограничники стояли насмерть. Беспрерывные бои на финской границе шли несколько недель. Пограничникам была поставлена задача прочно закрыть государственную границу на участке Ристилахти, Курманпохья и не допустить прорыва противника к Ладожскому озеру.

Первое сражение началось 28 июня. После чего ежедневно пограничники отбивали десятки атак, да еще успевали прийти на помощь на соседние участки, когда у себя наступало затишье. Больше месяца они держали свои позиции.

В июне 1941-го специальные корреспонденты «Известий» братья Тур сообщили о подвиге старшего политрука Гарькавого, вместе с которым сражались его жена Мария Александровна и сын Николай. Начальник войск пограничного округа сообщил по всем частям, что семнадцатилетний сын коменданта 102-го погранотряда старшего политрука Гарькавого добровольцем остался в отряде, чтобы защищать Родину. Супруга также, отправив двоих детей в тыл, вступила в ряды защитников.

На этом участке развернулись ожесточенные бои. Пограничники одну за другой отбивали атаки превосходящих сил противника, а затем, перейдя в контратаку, отбросили его за линию границы. На следующий день финны ввели в бой новые силы и в районе Ристилахти окружили штаб комендатуры, несколько застав и взвод Красной Армии, сосредоточенных там. Общее командование взял на себя Гарькавый. Организовав круговую оборону и умело рассредоточив силы, он личным примером воодушевлял бойцов и командиров. Оторванная от отряда и испытывающая острую нехватку боеприпасов и продовольствия группа мужественно продолжала сражаться. Подразделения отряда в течение десяти суток вели непрерывные бои против трех бригад финской армии.

О выходе из окружения Гарькавый принял решение на восьмой день сражений. В чрезвычайно трудной обстановке он вывел группу и соединился с отрядом. В дальнейших боях на подступах к Ленинграду Гарькавый командовал полком. В одном из боев пал смертью героя. Одна из улиц Санкт-Петербурга носит теперь имя пограничника Гарькавого.

Это – один из примеров того, что люди, защищавшие границу, были готовы сражаться во что бы то ни стало, проявляя высочайшие образцы мужества.

О судьбе героев 102-го пограничного отряда долгое время ничего не было известно. Имена солдат пытались узнать пионеры и жители поселка, но тщетно. И вдруг совершенно случайно стало известно, что один из героев – туляк. В середине шестидесятых годов, через пятнадцать с лишним лет после победы, из Карелии в Тулу пришло письмо с просьбой откликнуться свидетелей тех событий. И тут же получили сразу несколько ответов от бывших бойцов 102-го погранотряда, сумевших выйти с боями из окружения. Дали о себе знать И. Г. Бездетнов из Крапивны, В. Ф. Яковлев со станции Оболенское Киреевского района, Е. Ф. Елисеев из Тулы. Иван Григорьевич Бездетнов, например, после тех боев, был среди защитников Ленинграда, его тяжело ранило под Сестрорецком. В ноябре 1943 года получил еще одно тяжелое ранение, в руку, и был признан негодным к военной службе.

В Москве разыскали бывшего командира отряда С. И. Донскова, в то время уже генерал-лейтенанта. Он подтвердил, что основной силой отряда были именно туляки, которые прибыли на границу из Тулы еще до войны. Среди них был Константин Сергеевич Рудаков.

Константин Рудаков

Смерть ходила рядом

Константин Сергеевич до войны жил в Заречье, в Ломоносовском переулке, в семье кузнеца-оружейника. Учился в 10-й школе, потом поступил в Механический институт, но в 1940 году был призван в армию и направлен на границу с Финляндией, рядовым 102-го погранотряда войск НКВД.

Первое боевое крещение состоялось через неделю после начала войны, когда недалеко от станции ему было поручено вести наблюдение за противником. Финны заметили пограничника и открыли минометный огонь. Одна мина упала в метре от головы Рудакова, и он от контузии на время потерял сознание. Вскоре, по его словам, пришел в себя и увидел, что куст сирени, на который опирался, пока не упал, был срублен осколком мины на уровне его головы.

«В последних числах июля 1941 года погиб командир нашей заставы Федор Герасимович Савин. Эту потерю мы переживали очень болезненно, чувствуя себя осиротевшими, – вспоминал он. – В разгар одного из напряженных боев на участке восьмой заставы ценой собственной жизни сержант Белянкин с двумя пограничниками совершили настоящий подвиг, подорвав на подступах к железнодорожной станции Сювяоро финский бронепоезд, который своим внезапным огнем наносил нам большие потери».

В начале августа было принято решение прорываться из окружения через станцию Сорио. Для этого Рудакову, как одному из лучших стрелков, и еще одному пограничнику была поставлена задача занять высоту и обеспечить прорыв основной группировке войск. Высоту заняли без единого выстрела, однако из-за леса не было видно ни станции, ни позиций противника. При этом враг все видел достаточно хорошо, и всю силу минометного огня перенес на эту высотку.

Когда по всем расчетам пограничники уже должны были отойти на безопасное расстояние, Рудаков принял решение отходить к своим.

Пробираясь к станции Элисенваара, после трехдневных скитаний, они наткнулись на финнов. Рудаков увидел наставленное на него дуло автомата: сдавайся!

В ответ успел только метнуть гранату в стоявшего впереди офицера, и тут же раздалась автоматная очередь. Офицер был убит наповал, а Рудаков получил несколько тяжелых ранений в грудь, позвоночник, ногу и руку. Финны решили, что он мертв, и ушли.

Впрочем, посчитали его погибшим не только они. На сайте «Аллея славы», например, а также в базе данных по защитникам Отечества, погибшим на территории Республики Карелия в 1941–1944 годах значится дата его смерти – 8 августа 1941 года. И уточняется: погиб.

Но он не погиб.

Истекая кровью, рядовой Рудаков прополз несколько километров до своих. Его подобрали около железнодорожной насыпи и доставили в полевой госпиталь Кексгольма. Раненый был в очень тяжелом состоянии, но, поскольку сердце еще билось, хирург решился на операцию. Госпиталь был переполнен, и сразу с операционного стола раненого положили на повозку, и тем же вечером отправили в лес, в тыл.

А ночью вражеский десант окружил город. Весь гарнизон, в том числе и госпиталь, попал в руки врага. Не щадили никого: ни раненых, ни гражданских.

К Константину Рудакову сознание вернулось только в Ленинграде. С головы до ног обмотанного бинтами его вынесли на носилках к санитарному поезду, где не оказалось свободного места. Пришлось ждать утра, когда подошел следующий состав.

Уже в пути, под Тихвином, все, кто мог самостоятельно передвигаться, вдруг прильнули к окнам. Они увидели остатки разбитого санитарного поезда – того самого, что отошел ночью. Оказывается, его разбомбили немецкие самолеты. Спастись шансов было очень мало. Так Константин Рудаков родился на той войне в очередной раз.

Диссертация после расстрела

На Большой земле его долго лечили. В Тулу Константин Сергеевич вернулся в феврале 1942 года инвалидом второй группы. Правая рука не действовала, мучили постоянные боли.

«Тяжело было морально! Спасло меня то, что школьные подружки посоветовали мне продолжить учёбу в Тульском механическом институте, – вспоминал Константин Сергеевич. – И уже 1-го октября 1942 года я пошел учиться на первый курс. Так что Победу я встретил в родном городе — в Туле. Счастлив был очень! А еще горечь меня переполняла. Боевых товарищей я вспомнил... Они на высоте недалеко от станции Сорио в Карелии все полегли...»

Возобновить учебу тоже было не так-то просто. Пришлось учиться писать левой рукой. В 1948 году Константин Рудаков получил диплом инженера.

Работал сначала на заводе «Штамп», затем под руководством начальника ЦКБ-3 Л. Н. Кошкина одним из первых занимался на Тульском патронном заводе созданием комплексного автоматизированного производства. В дальнейшем его научно-практическая работа легла в основу кандидатской диссертации.

В феврале 1967 года он защитил диссертацию, стал кандидатом технических наук. Был лауреатом премии им. С. И. Мосина. Свыше двух десятков лет занимался подготовкой инженерных кадров в Тульском политехническом институте.

Немецкий танк Pz.Kpfw.II 40-го танкового батальона особого назначения, подбитый в 1941 г. советскими частями в районе деревни Коккосалма в Карелии.

Военнослужащие вермахта и финской армии на занятой советской погранзаставе в Васонваара

Советская авиация бомбит немецкие и финские части в районе карельской деревни Вокнаволок (Vuokkiniemi). В кадре танк вермахта Pz.Kpfw. III. Июль 1941 г.

Кладбище военнослужащих вермахта в карельской деревне Салла. Июль 1941 г.

Константин Рудаков

Автор - Сергей Гусев