Утром 11 августа в редакцию «Тульских новостей» поступило сообщение о скоплении людей, криках и ругани во дворе дома №25 на улице Кирова. Драка? Конфликт жителей с УК? Эвакуация? Ответ пришел к нам буквально через минуту. На нас вышел заместитель председателя кинокомиссии Тульской области Михаил Канаев, который заявил, что в Туле с массой нарушений проходят съемки сериала «Мир. Дружба. Жвачка». Мол, жильцы не были уведомлены о приезде съемочной группы из Москвы и, учитывая действующие «коронавирусные» ограничения, они обеспокоены присутствием артистов. Канаев попросил прислать к месту ЧП журналиста. 

В прошлом году первую часть драматического сериала, заметим, уже снимали в Туле. Именно в доме №25 на улице Кирова.

 - Приехала съемочная группа. Нас [кинокомиссю] она не уведомила о проведении съемок. Они нарушают «масочный режим». Да и вообще все, что можно, вошли в конфликт с жителями. 

 - Конкретно чем жители недовольны?

 - Я вам дам номер старшего по дому, он объяснит. Они нарушают «масочный режим».

 - Он на улице не действует. 

 - Они снимают в составе более 70 человек. Плюс, в помещении жилого дома. В третьих, жильцы это не согласовали.

Примерно через полчаса журналист «Тульских новостей» уже был на месте съемок сериала. К тому моменту только-только уехала полиция. Недовольный житель (представился председателем совета дома) готовился вызывать правоохранительные органы еще раз.

По мнению мужчины, съемочная группа создала жителям неудобства. К примеру, частично заблокировала проезд по двору. Оказался перекрыт и один из тротуаров недалеко от дома. Некоторым водителям действительно приходится делать паузу или искать пути объезда. Вытягивая шею от любопытства, они спокойно выполняют просьбу «киношников».

Через 10 минут на место приехали полицейские. Им проводят «экскурсию» по подъездам и показывают «испорченные» двери. Их съемочная группа «обнесла» деревом для съемок. Жильцы же, уверяют москвичи, просили оставить так - понравился новый дизайн. Следующая претензия – открытая в подъезде дверь. 

 - Если дверь открыта, может сломаться доводчик. Он ломается, когда находится в постоянном напряжении, - объясняет житель. 

Председатель совета дома уверен, что съемочная группа должна была уведомить его о приезде. Гости из Москвы отвечают, что уведомляли управляющую компанию, администрацию округа и жителей, в квартирах которых собирались проводить съемки. Предоставленные «бумажки» председателя не устраивают. 

Пока полиция разбирается почему в подъезде открыта дверь, один из участников съемочной группы поясняет, что у них изначально не сложились отношения с тульской кинокомиссией.

 - Мы отказали тульской комиссии [в участии в съемках]. В своих людях мы уверены больше. После у нас начались проблемы. 

 - А чем должны были люди из комиссии заниматься?

 - Мы не совсем понимаем, но, видимо, какие-то административные вещи…

 - То есть, вас просили, чтобы в съемочном процессе каким-то образом участвовали представители тульской кинокомиссии?

 - Да.

 - И вы отказались?

 - Да.

На место приезжает заместитель председателя кинокомиссии Тульской области Михаил Канаев. На контакт со съемочной группой, отметим, он не идет. Говорит, что встретится с ними чуть позже, но поясняет, что никакого конфликта с москвичами нет. 

 - Они [съемочная группа] должны отправить письмо, и если министерство культуры не возражает и готово оказать содействие, то они должны прислать синопсис, календарно-постановочный план либо список мест в Туле, где будут снимать. Если будете снимать в этом дворе, мы [кинокомиссия]  приедем и поговорим с жильцами, мы же тут на «земле». Вторая история: у нас есть «масочный режим» и рекомендации Роспотребнадзора. <…> Ребята агрессивно настроены и я не понимаю почему. Вы приехали к нам в регион, у нас есть требования. Вы используете инфраструктуру города. Фактически, извлекают выгоду из того, что здесь стоит. <…> Вот к вам придут люди домой и скажут: «Стой в стороночке, мы тут кино снимаем». Получается же так.

 - Грубо говоря, да.

 - Не грубо.

 - Грубо. 

 - Это реально говоря. Есть собственники жилья, у них есть выборные органы. Это старшие по дому, заместители, старшие по подъезду. Ни с одним из них они не провели беседу.

 - По сути, два человека возмущены.

 - Не два. Подождите, если Владимир Владимирович [Путин] возмущен, это не вся Россия?

 - Это один человек. 

 - Владимир Владимирович Путин?

 - Да.

 - Это не один человек. Он выборная должность. То же самое и здесь. Их выбрали, им делегировали полномочия и они против. 

 - А на вас как они [жители] вышли?

 - Кинокомиссию знают.

<…>

 - Итог какой? Выгонять?

 - Договариваться. 

Вскоре к месту беседы с Канаевым подходит еще один житель. Встреча, похоже, была запланированной. Как оказалось, именно он устраивал «сцены» съемочной группе рано утром. Он же Геннадий Олегович, он же секретарь совета дома [его Канаев в телефонном разговоре изначально назвал старшим по дому], он же режиссер по образованию. Но с «коллегами» общий язык не нашел. Геннадия Олеговича не устраивают не только открытые в подъезде двери.

 - Они в прошлом году здесь же снимали, но тогда, поймите, не было этого «коронавирусного» режима.

 - А сейчас вы именно боитесь коронавируса?

 - И это тоже. Потому что у нас были зараженные. Вспышки локализовали, но мы боимся, что опять появятся. Здесь 14 подъездов, 529 человек!

 - Боитесь, что вам из столицы привезут инфекцию?

 - Не боимся, а даже не сомневаемся. Потому что эта зараза прет и прет. 

 - Так, коронавирус. Еще какие у вас претензии?

 - За деньгами мы не гонимся. Это вопрос принципа. Приехали из Москвы кино снимать. А я из Тулы буду кино снимать, давай. 

<…>

 - Вы хотите, чтобы они уехали?

 - Конечно.

Для согласования съемок секретарь заявляет о необходимости проведения опроса среди жителей. К слову, мамочки с детьми, гуляющие на детской площадке, счастливы краем глаза наблюдать за съемочным процессом. Более того, им обещали «засветить» в сериале детей. 

На Геннадия Олеговича представители съемочной группы тоже нажаловались. Он, рассказали, «выламывал» руке художнице, которая оформляла декорации на трансформаторной подстанции. Сам мужчина поясняет, что лишь одернул руку девушки, когда та портила имущество.  Кстати, размещение съемочного павильона рядом с «проводами», уверен секретарь совета дома, тоже является серьезным нарушением.

 - Там есть безопасная зона. Мы детям запрещаем там зимой кататься на горке. Вдруг рванет? Где сейчас [рвануло]? В Судане?

 - В Бейруте.

 - Да, половина города… Где-то нефть разлилась. Не хватало бы еще, чтобы подстанция у нас здесь взорвалась!

Пока представители съемочной группы пишут объяснение в полицейской машине, секретарь совета дома перемещается на съемочную площадку. Съемка кино превращается в театр абсурда. История повторяется: открытые и испорченные двери, доводчики и так далее… Житель отказывается покидать съемочную площадку. Начинается толкотня под крики Геннадия Олеговича «не надо меня трогать».

 - Вы непрошенные гости! Вы вторглись сюда без приглашения.

 - Вы можете в стороночку отойти?

 - Не могу. Я здесь живу, а вы  пришли в гости. Я вас не приглашал.

После обещания одного из представителей съемочной группы написать заявление за утреннее нападения на девушку, Геннадий Олегович исчезает. 

В конечном итоге, группа освобождает занятый тротуар. По глазам членов съемочной группы видно, что они готовы согласовать процесс с каждым жителем, их родственниками, домашними животными, знакомыми и коллегами по работе. Лишь бы начать работать. Съемки после перерыва продолжаются.

Вскоре журналисту «Тульских новостей» снова позвонил Михаил Канаев. Он пояснил, что консенсус между жителями, кинокомиссией и гостями из Москвы был найден. 

Благодаря моему вмешательству, конфликт исчерпан, - поясняет Канаев.

Занавес.