В редакцию «Тульских Новостей» обратилась Светлана Шкалина, которая уже несколько месяцев бьется за жилплощадь, положенную ей по программе расселения из аварийного жилья. Однако вместо реальной помощи или объяснений тулячка получает лишь отписки о том, что свои обязательства перед ней государство выполнило.

Светлана в течение девяти лет проживала вместе со свои сыном в трехкомнатной коммунальной квартире в Туле по адресу ул. Рихарда Зорге, д. 28б. Там  где им принадлежало две комнаты жилой площадью 35 кв.м. Квартира находилась в доме, который еще в 2008 году признали аварийным, а затем повторно в 2017 году. Уже тогда Светлана начала бегать по различным инстанциям по поводу расселения. В итоге жителям сообщили, что новое жилье они получат в 2022 году, но потом срок передвинули на 2019.

«В ноябре 2016 года у соседки на первом этаже в нашем доме обвалился потолок. Три года я бегала, и в итоге нас расселили в 2019 году. Нам предложили квартиру на Серебровке площадью 44 кв.м., а у нас было 47 кв.м. И жилой площади там было 25 кв.м, а в аварийной квартире 35 кв.м. Мать сказала, чтобы я писала отказ и брать ее мы не будем. У нас три собственника и ребенок, как там жить. Но в квартире на ул. Рихарда Зорге я жила с сыном, мать жила в квартире от бабушки, а сестра у мужа. Потом нам предложили квартиру на Левобережном, где жилая комната составляла 17 кв.м. Мы посмотрели ее в мае 2019 года, мать написала согласие».

Мать Светланы захотела получить компенсацию за аварийное жилье, поэтому оформление документов застопорилось. К тому же в предлагаемой квартире жить вчетвером было невозможно. Полученную квартиру родственники собирались продать. После продажи Светлана думала с помощью матери купить однушку, а сестра бы получила свою денежную долю, полагающуюся по закону. Во время разбирательств женщина еще жила в аварийном доме, откуда уже почти все съехали, а по первый этаж облюбовали бомжи.

Когда Светлана с родственниками поехали в комитет, им сказали, что есть два варианта: либо они берут компенсацию за аварийное жилье, либо получают квартиру и комнату в общежитии. Состояние комнаты оставляло желать лучшего, поскольку ремонта там не было, зато был обшарпанный пол, дырки от облупившейся со стен штукатурки и в полу, а также мыши и тараканы. Светлану такой размен возмутил, поскольку на ее взгляд являлся незаконным и несправедливым.

«Почему кто-то получил 87 кв.м., а мы вот это? Причем там у людей была трешка 60 кв.м и жилая площадь была 45 кв.м., и им получается еще сверху 42 кв.м. дали. А нам в первый раз на 10 кв.м. меньше дали, и сейчас мы получили 17 кв.м. и комнату в общежитии. Я спрашивала в комитете, почему тогда другим не дали 60 кв.м., раз у вас метр в метр, а дали больше? Чем мы хуже их? У нас ребенок и три собственника, а там один. Им дали 87 кв.м., а почему не двушку 60 кв.м.? Нам же урезали получается на однушку. По закону обязаны дать метр в метр, но они не могут объяснить, почему так произошло».

После долгого процесса получения документов в декабре 2019 года Светлана въехала в новую квартиру. Потом родственники выставили квартиру и комнату в общежитии на продажу, чтобы собственники получили деньги и могли жить отдельно, а женщине прислали справку о том, что это у нее не единственное жилье, подразумевая наличие обшарпанной комнаты в общежитии.

«Мне сказали, что какая разница, какую площадь я получу, если все равно ее продам. Но ели бы мне дали двушку 60 кв.м., я бы жила там спокойно в своей комнате и ничего не продавала».

В ответ на возмущения и письма женщины ей отвечали, что свой долг по расселению перед ней выполнили.

Светлана просила поменять комнату в общежитии на еще одну однокомнатную квартиру, но ей было отказало. В итоге после вынужденной продажи квартиры на Левобережном и комнаты в общежитии родственники получили деньги, а Светлане пришлось снимать жилье, выплачивая по 16 тысяч рублей в месяц.

«Изначально сказали, что комнату дают для продажи, поскольку родственники хотят компенсации. Мать живет в квартире, которая досталась от бабушки. Муж сестры взял ипотеку. Ну простите, я не могу этого сделать, мне не нужна эта тягомотина на 20 лет, я мать-одиночка. И почему я вообще должна брать какую-то ипотеку, ведь по закону с 2019 года при расселении из «аварийки» семьи из трех и более человек дают по 18 кв.м. на одного, то есть в нашем случае это 72 кв.м.».

Позже Светлане пришлось купила себе жилье, но средств хватило только на комнату с жилой площадью 12 кв.м., в которой пришлось делать ремонт. По словам женщины, это жилье едва ли не хуже чем то, которое было на ул. Рихарда Зорге.

«Когда мы жили в аварийном доме на Зорге. У меня ребенок хотя бы выходил гулять, сейчас мы сидим в этой конуре, потому что тут даже выйти некуда. Еле поставили две кровати, холодильник, шкаф, комод и письменный стол. Даже на Зорге можно было жить, единственное совсем не было ванны, у меня ребенок мылся девять лет в корыте. Потом, когда расселили, он побыл полгода в ванне и сейчас, когда мы купили комнату, мне приходится его мыть, потому что тут такая ванна, что один он не справится».

В администрации заявляют, что свои обязательства они выполнили:

"В соответствии с постановлением администрации города Тулы от 25.12.2017 № 4525 признан аварийным и подлежащим сносу жилой дом, расположенный по адресу: Тула, ул. Р.Зорге, 28б.

В рамках муниципальной программы МО город Тула «Обеспечение доступным, комфортным жильем отдельных категорий граждан МО город Тула» со Шкалиной С.И, ее матерью Шкалиной Е.В. и ее сестрой Николаевой Т.И., являющимися собственниками жилого помещения площадью 35,6 кв. м в квартире 3 по ул. Р.Зорге, 28б, 19 ноября 2019 года был заключен договор мены на квартиру общей площадью 43,9 кв. м, расположенную по адресу: микрорайон Левобережный, ул. Аркадия Шипунова, д. 4, а также на комнату площадью 16,2 кв. м в коммунальной квартире в доме 24 по ул. Приупской.

5 декабря 2019 года были переданы ключи от указанных помещений.

Таким образом, администрация города Тулы выполнила обязательства по переселению семьи Шкалиной С.И. из аварийного дома 28б по ул. Р.Зорге, предоставив два жилых помещения.

Со слов Шкалиной С. И., данные жилые помещения собственниками были проданы".