Если б все профессии на свете

Вдруг сложить горою на планете,

То, наверно, у ее вершины

Вспыхнуло бы слово: «Медицина».

Эдуард Асадов

Героев рождает не только война. Во всём мире сейчас ведётся непримиримая борьба с коронавирусной инфекцией. На передовой – медики. Ежедневно, рискуя собственным здоровьем, они сражаются за человеческие жизни и просят нас, по возможности, оставаться дома. В Тульской области действует режим повышенной готовности, и введен ряд ограничений, к которым многие относятся с непониманием. Нечто подобное уже было в истории нашего города...

Цикл публикаций, посвященный тульским героям в белых халатах, мы продолжаем рассказом, пожалуй, о самом необычном и неоднозначном представителе медицины - о санитарном диктаторе Александре Иосифовиче Кауле.

Саша Кауль родился в семье волостного писаря Самарской губернии. После блестящего окончания Московского университета ему предлагали заняться научной деятельностью с перспективой стать профессором, но из-за отсутствия денежных средств Кауль вынужден был в 1913 году приехать на заработки в Тулу и стать здесь простым учителем истории.

Молодой историк с прогрессивными взглядами на жизнь общества быстро завоевал сердца учащихся. Человек широкого кругозора, Кауль глубоко разбирался в сложнейших социальных и политических процессах. А еще у него была совершенно исключительная и ценная способность быстро находить контакт с любой аудиторией, включая рабочую. Не удивительно, что Кауль оказался в самом эпицентре тульских революционных событий. И в историю он вошел, прежде всего, как революционер.

Налаживая новую жизнь, Александр Иосифович многое сделал для ликвидации продовольственного кризиса в губернии. Когда к Туле подошел Деникин, Кауль приводил в боевую готовность южные в уезды. Не успели отбить белогвардейцев, как вспыхнула эпидемия тифа. И вновь Кауль на передовой. Осенью 1919 года Президиум Тульского губисполкома назначил Александра Иосифовича губернским санитарным диктатором. Должность и ответственная, и трудная, и опасная. Заразиться тифом — пара пустяков.

Победить болезнь могла только организованная и массовая борьба за чистоту, культуру труда и быта. При поддержке профессиональных медиков санитарный диктатор поднял на сражение с тифом и его разносчиками вшами тысячи людей. В кратчайший срок на тульских заводах, на улицах и во дворах Тулы они навели порядок. Каждый месяц в губернии проводили неделю чистоты, когда рабочие из концентрационного лагеря и арестанты милицейских отделений (от 800 до 1000 человек) вывозили с улиц навоз и бытовой мусор.

Проведение недели чистоты отражено в рассказе уроженца тульской земли писателя Пантелеймона Сергеевича Романова «Терпеливый народ».

«По борьбе с грязью была объявлена неделя чистоты, и около советских бань стояла длинная очередь с узелками и вениками под мышками.

Ожидающие, нахохлившись под дождем и топчась по грязи, чтобы отогреть ноги, стояли, ожидая, когда откроется дверь и впустят следующую партию.

- Теперь мыть ещё всех затеяли, вот каторга-то, - сказал кто-то.

- Ведь это что за подлость: гонят народ силком, да и только; Говорят, у кого расписки из бани нс будет, тому обеда выдавать не будут.

- А мыло дают? - спросил обросший волосами человек, проходивший мимо и задержавшийся па минуту, чтобы в случае отрицательного ответа идти дальше.

- Дают, - сказал кто-то неохотно, - по восьмушке на человека.

Обросший человек поспешно стал в очередь».

Особенно была важна организация просветительской работы. Безграмотный народ не понимал смысла вводимых мер и старался от них уклоняться.

«- Уж очень чистотой донимать стали, прямо житья нету. Прошлую неделю заставили дворы чистить.

- От вшей, говорят, будто тиф разводится, - сказал кто-то.

- Слава тебе, господи, всю жизнь с ними ходили - ничего, а теперь вдруг на-поди, развелся.

- Это, хочь, правда.

- От вши - тиф, а от клопа холеру объявят, - сказал насмешливый голос».

Постепенно эпидемия пошла на убыль: сначала в Туле, а затем и в губернии. Уже 28 февраля 1920 года в тезисах, принятых II губернским партийным съездом, отмечалось, что именно санитарная диктатура, наряду с другими чрезвычайными мерами, положила начало созданию фундамента для ликвидации физического истощения тульского пролетариата.

В мае 1920 года Нарком здравоохранения Советской Республики Н. А. Семашко в письме на имя А. И. Кауля выразил благодарность за экстренные меры, принятые для ликвидации эпидемии сыпного тифа в Тульской губернии.

В сентябре того же года Александра Иосифовича отозвали из Тулы и распоряжением ЦК партии перебросили на новый фронт работы.

А.И. Кауль относился к духовно независимым большевикам «раннего» призыва, потому и был в числе многих подобных репрессирован в 1937 году. Он получил 20 лет лагерей «в награду» за все, что сделал для становления и укрепления революционных идей.

Только в 1956 году А.И. Кауль был реабилитирован. Но здоровье его было очень сильно подорвано.

«19 лагерных лет... Можно было вернуться в Тулу, или в Москву предлагали. Вернуться, чтобы дожить отпущенное судьбой время там. Но я отказался. Я решил умереть в Караганде. Здесь навсегда отныне прописана моя душа.

...

Смерти не боюсь. Перестал бояться. Ответ на этот роковой вопрос — почему? — наверно, найдут уже другие поколения, идущие за нами.

Но вот второй вопрос — за что?.. Это возмездие, Гриша (прим.ред. - Каминский). Возмездие за пролитую нами невинную кровь». (И.А. Минутко. В июне тридцать седьмого)

24 ноября 1958 года Александр Иосифович Кауль скончался.

Улица Кауля появилась в Туле в 1967 году, когда отмечался 50-летний юбилей Октябрьской революции. О роли революционера в борьбе с эпидемией упоминается редко.