«Тульские новости» - о людях, существующих в жилом помещении для нуждающихся

Невезения и везения в мире абсолютно всегда поровну. Если одному человеку чертовски везет, то другому достается неизрасходованная порция невезения первого. В доме №47 по улице Каминского, кажется, живут именно такие люди – собравшие все невезение мира.

ЭТАЖ ПЕРВЫЙ: ЗАБРОШЕННЫЙ

Трехэтажное жилое помещение приютило под своей крышей разных людей – от наркомана до бывшей золотодобытчицы. Здание, добротное снаружи, внутри - малопригодно для жизни современного человека: неисправная проводка, вечно текущие краны, незакрывающиеся окна и, конечно же, орды тараканов, шастающих с довольным видом по коридорам.

- А с ними бороться невозможно – всегда возвращаются, - рассказывает Елена (имя изменено – прим. автора), выживающая тут уже девятый год, после того, как мошенники «нагрели» женщину на квартиру. – Чем мы их только не травили. День-два проходит - и они тут как тут. В управляющую компанию обращались, чтобы провели дезинфекцию, но там только мастера обещать. Да и меняются они вечно – иногда узнаем о смене компании уже из квитка на оплату коммунальных услуг…

Полтора года назад в управление домом вступила УК «Восход». Деловитые представители компании пообещали жителям качественный и быстрый ремонт. В одной половине обещаний не обманули – кухни и трубы в доме отремонтировали быстро. А вот с качеством не повезло – сразу после ремонта системы водоснабжения на первом этаже затопило общую кухню в результате чего из строя вышла общая стиральная машинка.

- Вода в кранах должна течь постоянно, так как стоит ее отключить, то из труб сразу же начинается нестись жуткий шум, - продолжает Люба (имя изменено – прим. автора), потерявшая жилье при пожаре. – Так и набегают суммы огромные. А у нас и так коэффициент повышенный на энергию, при том, что общая проводка неисправна. Из-за неисправностей нам не ставят счетчики и начисляют максимум – где это видано, что в комнатке на 16 квадратных метров нагорает электричества на 800 рублей?! Замкнутый круг получается - мы вызываем УК и указываем на проблему, те вызывают специалистов, специалисты указывают на проводку и все по новой. А квитанции приходят и приходят…

В небольших комнатах ютится по два-три человека

Кроме бешеных цен за коммуналку, 4 семьи, живущие на первом этаже дома, жалуются на окна, которые невозможно закрыть, и на пожилую соседку. Если с окнами как-то справляются – зимой затыкают их шубами и прочими предметами гардероба, то комнату соседки «заткнуть» не получается.

- Мы живем тут по договору найма маневренного фонда, стало быть, не являемся хозяевами, чтобы окна менять самостоятельно, это же собственность города, - вновь вступает в беседу Елена. – Да и денег нет – все уходит на еду и коммуналку. К тому же, единственный раз, когда мы хотели вложить деньги в дом, нам это запретили делать. Сказали, нельзя менять планировку. Понимаете, на каждом этаже туалет – две кабинки. А вот душа нет и сделать его нам не позволили. Моемся в тазиках или общественных банях. А ведь тут есть баба Люда – она ходит с трудом и, извините, банально умыться не может. У нее две кошки, представляете, что творится в ее комнате. Оттуда всякая «живность» и выползает, наверняка. Выйдет в коридор иной раз, а у нее на голове таракан, а одежда в дерьме кошачьем…

Баба Люда, всю жизнь проработавшая на заводе «Зенит», в свою очередь, считает, что со всем справляется. И отказывается от помощи социальных работников. Мол, единственный помощник, которому она могла доверять, сын бабы Люды, умер полгода назад.

- Мои кошечки тихие и ласковые, вреда не приносят, - баба Люда общается со мной, готовя вышеупомянутым кошкам обед. – Сама справляюсь почти со всем. Мне бы дверь только починить – замка нет уже полгода. Сын хотел поменять, да умер. И окошко бы мне кто починил – створка не закрывается, зимой мерзну очень. Кошки греют ножки мне, но я старенькая, мне тепла побольше надо. Обогреватели не спасают уже…

Выслушав бабу Люду, собираюсь подняться к обитателям второго этажа. Пожилая женщина робко улыбается мне на прощание и желает всех благ, а с потолка, прямо в свежесваренный кошачий обед, падает таракан.

Баба Люба и кошачий обед

ЭТАЖ ВТОРОЙ: ЗАЖИТОЧНЫЙ

Проблемы «второэтажников» почти не отличаются от обитателей первого этажа: высокие тарифы на коммунальные услуги, нефункционирующие окна, сломанная проводка. Единственное отличие – недовольство соседями снизу.

- Там люди давно махнули на все рукой – хотят, чтобы им преподнесли все блага на блюдечке, - горячится Алия Владимировна (имя изменено – прим. автора). – У нас те же условия, но посмотрите, чистенько и опрятно, насколько это применимо к общежитию. Потому что мы хотим жить, а не существовать. От УК, само собой, ничего не дождешься, поэтому мы лампочки, замки меняем самостоятельно. А те, снизу, только жаловаться умеют. А еще из-за них в подъезде вечно наркоманы собираются.

- Что их привлекает-то?

- Да торгуют здесь, видимо. Обвинять не хочу никого, но к сыну Любкиному и днем и ночью молодежь потоком идет. А мы потом в батареях находим шприцы и стопки. Они тут и наркотики употребляют и гадят. Ничего не стесняются.

- Полицию вызывать пробовали?

- Приезжал несколько раз участковый, а потом рукой  махнул. Сказал, они сами передохнут, что ему таскаться за ними…

Следы деятельности приятелей «первоэтажников»

Алия Владимировна больше 20 лет отработала золотодобытчицей на Чукотке. В Тулу переехала в 90-х вместе с мужем, который посвятил жизнь службе в армии. Семья ехала в город зажиточными людьми, но рухнувший курс рубля перевернул все с ног на голову, оставив их в чужом городе с пустыми карманами.

- Помыкались по съемным квартирам и в итоге застряли здесь. Я, кстати, стою в очереди на получение жилья. Верю, что когда-нибудь проснусь в собственной квартире, приму душ, а не умоюсь в общей раковине, приготовлю на своей плите завтрак. А мне ничего другого и не остается - только верить…

После краткого экскурса в прошлое, Алия Владимировна возвращается в сегодняшний день. Говорит, что их этаж мирный и люди тут как одна семья. Большая невезучая семья.

- Существует устоявшийся порядок – каждый знает свое расписание, когда еду готовить, когда  стирать одежду. Иногда, правда, заезжают некоторые, которые хотят свои законы ввести. Не поверите, даже до драки дошло вот с одной такой особой. Осенью прошлой заехала женщина с сыном и захотела руководить нами. Я ей в ответ что-то сказала, она меня за грудки схватила. Я растерялась, в руке был нож, слава Богу, машинально не ударила в ответ. Не нашла ничего лучше, чем укусить ее за плечо. Она отскочила с криком и побежала в полицию заявление писать. Склочница…


Дети стойко переносят трудности выживания вместе со взрослыми

«Склочницей» оказалась бывший педагог, Тамара Павловна (имя изменено – прим. автора). В прошлом году в страшном пожаре сгорел ее дом. Пожарные успели вытащить из огня сына, который, наплевав на опасность, полез в горящее здание за документами и ноутбуком. Целый месяц семья жила на останках сгоревшего дома, пока им не выделили комнатку на Каминского.

- Мы еще до пожара являлись нуждающимися в улучшении жилищных условий, - вспоминает Тамара Павловна. – Стояли в очереди. Логично предположить, что после пожара нам должны были дать квартиру. Но ничего подобного. Несмотря на постановление городской администрации о том, что сгоревший дом признан негодным для проживания, нас отправили сюда, в этот клоповник, населенный не пойми кем. Согласно Жилищному кодексу РФ, государство обязано обеспечить меня жильем вне очереди, так как сгоревший дом невозможно реконструировать. Но в суде мне отказали в законном праве – заявили, что кусочек дома сохранился и его можно отстроить…

Все свободное время женщина тратит на беготню по различным инстанциям, пытаясь вытребовать законную квартиру и оспорить решение суда. Выстраивать отношения с соседями не спешит – считает, что сможет добиться своего и уехать из «клоповника», любезно предоставленного государством. А я, между тем, добираюсь до третьего этажа, на котором в настоящий момент выживают всего две семьи.

Состояние проводки оставляет желать лучшего

ЭТАЖ ТРЕТИЙ: МАЛОНАСЕЛЕННЫЙ

До недавнего времени на этаже жила и третья семья, говорит Алия Владимировна, взявшая на себя роль моего провожатого. Двое братьев очень любили спиртное и очень не любили работать. В результате накопили долгов под 100 тысяч рублей и их попросили освободить занимаемую комнату. «Вышвырнули на улицу», уточняет женщина тоном, ни разу не намекающим на сочувствие.

- А чего их жалеть-то, руки-ноги есть, голова тоже имеется. Если люди сами себя не хотят обеспечивать, то с какой стати государство должно им помогать? Лучше погорельцу какому комнату отдать…

Мне не везет и ни одного из обитателей третьего этажа не удается застать на месте. Поэтому их проблемы пересказывает Алия Владимировна.

- Крыша протекает в одном месте, прям над одной из жилых комнат. Женщина ставит ведра, тазики, только толка от этого нет. Нынешняя УК обещала посмотреть и разобраться. Приходили, посмотрели. Разбираться не стали. Сказали, зимой, весной и осенью нельзя ремонтные работы проводить – не сезон. А лето не задалось – каждую неделю дожди, работы проводить тоже не имеет смысла…

На недавнем оперативном совещании с членами правительства Тульской области с докладом выступил министр строительства Тульской области Константин Лопухов. Министр заявил, что по состоянию на 1 августа ввод жилья в Тульской области составил 288, 04 тысячи квадратных метров. А с 2020 по 2024 год по программе переселения планируется построить 100 тысяч кв. м. нового жилья в Заокском, Богородицком, Суворовском, Ясногорском, Киреевском районах и в Новомосковске.

Стремительный темп и объем ввода жилья не могут не радовать, но хочется верить, что кто-то из должностных лиц обратит внимание и на не самое благовидное состояние помещений для нуждающихся. Капельку везения, если уж не в виде капитального, то хотя бы в виде косметического ремонта эти самые помещения заслужили, видит Бог.

«Беззаботный квартирант»

Текст: Артем Жильцов

Фото: автора