Что стоит за либерализацией условий выдвижения кандидатов в губернаторы Тульской области?

22 декабря 2011 года, выступая с посланием к Федеральному Собранию уходящий президент Дмитрий Медведев впервые широко озвучил тезис о необходимости возвращения всенародных выборов руководителей российских регионов. И уже менее, чем за месяц до возвращения в Кремль Владимира Путина состоялась "историческая" встреча его "местоблюстителя" с представителями восьми регионов. Мероприятие было разыграно, как по нотам. Сначала тогдашний самарский градоначальник Дмитрий Азаров вбросил идею усложнить процедуру выдвижения кандидатов в губернаторы введением некоего "фильтра", дабы во власть не лез абы кто, как это было в девяностые. Идею горячо поддержал старожил губернаторского корпуса Евгений Савченко (Белгородская область), Александр Худилайнен (Республика Карелия), Сергей Морозов (Ульяновская область) и другие товарищи. Кстати, на этой же встрече несменяемый Савченко озвучил идею об отмене весеннего единого дня голосования и переносе осенних выборов на месяц назад - с середины октября на середину сентября.

И уже за считанные недели до "перехода на другую работу", Медведев в интервью федеральным телеканалам, наконец, разъяснил, что будет представлять из себя пресловутый "муниципальный фильтр":

- Никаких фильтров (в понимании барьеров) в этих законопроектах, в том числе в законе о выборах губернаторов, нет. Но есть квалификационные условия, точнее – одно из них. Какое? Что кандидат в губернаторы должен заручиться поддержкой муниципальных депутатов. Это не мы придумали. Я напомню, сейчас у наших французских друзей идут президентские выборы. Это как раз, по сути, французская конструкция. Причём речь идёт о выборах даже Президента страны, когда кандидат должен доказать, что всё‑таки его кто‑то воспринимает, что его воспринимают депутаты, лидеры муниципальных образований, что он не абсолютно случайная фигура. Потому что, вы это тоже знаете, давайте вспомним, кого и как избирали в 90-е годы, печальная история иногда была. Поэтому подтвердить свой авторитет, получив от 5 до 10 % (это была идея муниципалитетов), мне кажется, ничего плохого в этом нет. И, если говорить откровенно, я не вижу никаких проблем большинству серьёзных партий этого добиться – разными способами. Дальше не комментирую.

Итак, регионам оставили поле для манёвра: "вилку" в 5-10%, а также право самим решать - сохранить ли за самовыдвиженцами право выдвигаться в губернаторы или сохранить такую привилегию только за партиями. И буквально на следующий день после медведевского интервью перспективы принятия соответствующего закона Тульской области прокомментировал председатель облизбиркома Сергей Костенко. Он подтвердил, что кандидатам на пост губернатора Тульской области надо будет собрать 5-10% подписей депутатов, а самовыдвиженцам – от 5 до 10 % подписей депутатов и 0,2-2% подписей избирателей. Федеральное законодательство обязало субъекты Российской Федерации до 1 июля 2012 года привести свои законодательные акты в соответствие с федеральным. В связи с этим избирательная комиссия Тульской области направила письмо руководителю Управления Министерства юстиции РФ по Тульской области с просьбой до 1 мая 2012 года представить информацию о количестве депутатов представительных органов власти муниципальных образований в регионе. В то же время Костенко отметил, что Тульской области рано беспокоиться, так как "нам выборы главы региона пока не грозят". По его словам, следующие выборы будут только через 5 лет, а за это время пройдут муниципальные выборы и политическая картина в регионе поменяется кардинально. Но одну цитату из апрельского 2012 года брифинга руководителя облизбиркома следует привести полностью: "Мы должны понимать общий объём депутатского корпуса в Тульской  области. 5% подписей депутатов – это серьёзная цифра". То есть, он сразу выразил мнение, что ориентироваться хорошо бы на нижнюю планку.

И уже сразу после майских праздников профильный комитет областной Думы рассматривал внесённый г-ном Костенко законопроект "О регулировании отдельных правоотношений, связанных с выборами губернатора Тульской области". Прозвучавшее несколькими днями ранее из его уст слово "самовыдвиженцы" в законе уже не фигурировало. Видимо, Некто, имеющий либо весьма сильный дар убеждения, либо не менее сильное влияние на председателя избирательной комиссии региона, привёл его к мысли о необходимости доверить это важное дело исключительно политическим партиям. И планка "муниципального фильтра" в законе оказалась задранной выше некуда - до 10 процентов. Словом, закон получился максимально жёстким, предполагая, что кандидат обязан собрать и представить в областную комиссию подписи 158 депутатов, при этом не менее 51 подписи должно принадлежать депутатам представительных органов городских округов и муниципальных районов, которые в совокупности представляют не менее 20 данных муниципалитетов. Каждая подпись должна быть нотариально удостоверена, причём каждый депутат может подписаться только за одного кандидата в губернаторы. Напомним, численность муниципального депутатского корпуса в регионе на тот момент, по данным регионального управления Минюста России, насчитывала 1595 человек.
Партии, даже парламентские, заголосили, что такого количества депутатов у них нет, и подписи им "ни в жисть не собрать", а непарламентские вообще могли тихо курить в сторонке, забыв о губернаторских амбициях от слова "вообще". И то правда: коммунисты могли наскрести отсилы половину от требуемого количества автографов, остальные партии - десятка три на всех. При этом Собрания представителей муниципальных районов, формируемые из глав поселений и делегированных поселенческих депутатов, процентов на 95-97 оказались сформированными членами одной (догадайтесь – какой) партии. И только единороссы могли похвастаться, как минимум, трёхкратным запасом депутатов для сбора подписей. Однако, в облдуме спорный законопроект был проголосован "на ура". Очевидно, думаков смогли убедить, что до выборов ещё далеко, наверстаете своё, только активнее работайте в муниципалитетах, если что – независимые депутаты помогут, а уж если совсем худо будет, то и в "Единой России" не звери, опять же демократию и альтернативность надо обеспечивать. Кстати, практика других регионов показала, что так оно и случилось: заведомо избираемые губернаторы-единороссы сознательно шли на то, чтобы их однопартийцы из местных представительных органов отдавали автографы в пользу других, заведомо непроходных, но политически нужных кандидатов.

Однако, отказ о смешанной системы формирования Собраний депутатов даже крупных городов, что давало возможность прорваться в депутаты единицам партийцев-неединороссов, в принципе свело "на нет" возможность для других партий самостоятельно собрать подписи для преодоления муниципального фильтра. Ведь в условиях, когда избиратели голосуют не за партии, а за конкретных кандидатов в конкретных округах (мажоритарная система), теоретически 100% депутатов могут принадлежать одной партии, что зачастую подтверждалось практикой. Правда, после неудачных экспериментов с мажоритаркой сейчас партсписки кое-где снова возвращают пополам с округами, но кардинально ситуацию это изменить уже не могло.
И вдруг, менее, чем за год до первых за 15 лет прямых губернаторских выборов - аттракцион невиданной милости! Избирательная комиссия Тульской области выступила с инициативой снижение 10-процентного подписного барьера до компромиссных семи процентов! Кстати, перед летними каникулами зампред облдумы от ЛДПР Александр Балберов предлагал снизить муниципальный фильтр до минимальных пяти процентов, что, по его мнению, повысило бы конкурентоспособность выборов губернатора Тульской области, обеспечило равные условия для всех кандидатов, независимо от партийной принадлежности, сделало процедуру выдвижения более открытой и демократичной.

А подписи-то теперь собирать насколько легче! Процессы слияния, укрупнения и "дружественного поглощения" муниципалитетов зашли так далеко, что от прежних без малого тысячи шестисот депутатов-муниципалов осталось чуть более тысячи! То есть, при нынешней планке нужно собрать 101 подпись, а если снизят до 7 процентов – только 71. Странно, но председатель тульского избиркома из года в год гордится малым количеством местных депутатов по сравнению с другими регионами. Непонятно, что здесь хорошего? Зарплаты они не получают, а охват избирателей, особенно на селе, хуже. Если у депутата нет своего авто, дойти до "электората" можно только пешком или на автобусе, который ему никто не оплатит. То есть стимула идти в деревенские депутаты – никакого. А уменьшение количества собранных подписей, необходимых для регистрации кандидатом в губернаторы – это палка о двух концах. Ведь с уменьшением депутатского корпуса уменьшается и представительство соответствующих партий. И только у единороссов, по-прежнему, всё в порядке, у коммунистов осталось, в лучшем случае десятка три муниципальных депутатов (точную цифру они, наверное, и сами сейчас не назовут), остальные партии могут похвалиться считанными единицами своих выдвиженцев, заседающих в местных Собраниях. Так что тезис руководителя регионального исполкома "Единой России" Ольги Парамоновой о том, что "данный законопроект демократизирует процесс выборов, предоставляя другим партиям возможность преодолеть муниципальный фильтр", представляется, мягко говоря, весьма спорным. И ещё: независимым кандидатам, которые могут баллотироваться и в президенты, и в депутаты Госдумы, так и не собираются позволить выдвигаться на пост тульского губернатора. Интересно, почему?

А головная боль со сбором подписей для "остальных" соискателей кресла главы региона, очевидно, будет одолевать не только партийные штабы, но и министерство по внутренней политике, которые будет вынуждено спускать на места разнарядки по сбору недостающих депутатских автографов для горемычной "оппозиции Его Превосходительства". Поэтому на поверку пресловутый "муниципальный фильтр" просто стал механизмом отсева как несистемных кандидатов, так и "тёмных лошадок". И правда, зачем на губернаторских выборах нужны неожиданности?