Выйдя из зала, у меня была твердая уверенность, что я хочу переехать в ту область, о которой рассказывал наш губернатор Владимир Груздев в послании к областному парламенту.

 

Только он почему-то все послание утверждал, что рассказывает именно о родной Тульской губернии, в которой я прожил практически всю свою жизнь, кроме первых полутора лет. Я не то что бы не верил в то, что он говорит, ведь в послании было много цифр. Я не видел того тотального благополучия в родной губернии, о котором шла речь в послании.

 

Но давайте обо всем по порядку. Началось все чинно и благородно, то есть с поздравления и представления ветеранов. Тема беспроигрышная, да и правильная. Их так мало осталось, так что лишнего внимания здесь не бывает.

 

А вот дальше… Дальше успехи: колокольня в Кремле, реконструкция Кремля, работы на Куликовом поле…

 

А потом случилось событие, которое «разбудило» собравшихся. Губернатор назвал нас земляками.  Зал заметно зашушукался, и это шушуканье было понятно. Думаю, никто не против того, чтобы Владимир Груздев –  перспективный политик и миллиардер – стал нашим земляком, только это как-то произошло в одностороннем порядке, причем не со стороны туляков, а с его стороны. К тому же, время было подобрано для такого признания крайне неудачное. Почти полгода элита, а именно её собрали в «сером доме», жила ожиданиями Госсовета и слухами, что в случае успешного его проведения наш губернатор отправится работать в правительство России. Госсовет прошел. Губернатор не ушел, а назвал нас земляками. Выглядело это как-то не очень, ну, типа, не стал министром – стану туляком.

 

 После признания нас его земляками губернатор вновь не стал называть кризис кризисом, и мантра про новые условия с чередой цифр, причем часть этих цифр, полагаю, наиболее удачная, сравнивается с предыдущими периодами, остальные нет, продолжилась минут на пять. Понять, хороши ли эти показатели, собравшиеся могли только по уверенному тону губернатору –  хороши. Плохих цифр не было. Это, кстати, недоработка того, кто готовил послание, ведь картина, написанная только светлыми красками, делает произведение поверхностным и не глубоким.

 

Дальше стало чуть более понятно про «земляков». Губернатор честно и открыто сказал: «Главные успехи обеспечили вы – туляки!»

 

То есть подразумевалось, наверно, что раз мы теперь земляки, то главные успехи обеспечил и он. Против такой логики трудно было возразить, да и никто не пытался. Все начали хлопать.

 

После этого аплодисменты стали чаще, и четырнадцать раз прерывали выступление Владимира Груздева, в среднем раз в пять минут. Почему хлопали? Ну, мы же патриоты, и как не хлопать тому, что заказы на «Панцирь» есть до 2022 года, что туляки поставили оружия стране на 20 миллиардов рублей, что скоро мы не только чугун, но и сталь лить будем.

 

Потом похлопали еще немножко химикам, энергетикам, китайцам и их желанию в июле начать копать фундамент; строителям, перманентно попадающим в скандалы и строящим «Новую Тулу», и… перешли к малому и среднему бизнесу. Губернатор, несмотря на то, что упомянул его после всех отраслей, то есть в конце перечисления, сказал, что к предпринимателям у нас особое внимание. Далее я услышал сокращенную часть Госсовета по малому и среднему бизнесу. В общем, талант компилятора в губернаторе не пропал.

 

В конце спича о том, что надо малого бизнеса не хватает, Владимир Груздев обратился к главам муниципалитетов с требованием удвоить количество оного на своих территориях. Один из глав, до которого смог дотянуться мой взгляд, при этом заметно посерел, но тут же воспрянул и принял свой естественный вид, после того как губернатор уточнил, что удвоить малый бизнес нужно к 2020 году. Я тоже подумал, что главы у нас в районах по стольку не сидят, поэтому, скорее всего, этот пассаж просто пропустили мимо ушей.

 

Заканчивая с промышленностью и бизнесом, губернатор глубоко вздохнул и сказал: «Я верю в вас!» Мне сразу вспомнились фильмы про войну, которые я в обилии смотрел в детстве: там так же вздыхали, отправляя солдат на, казалось бы, безнадежное дело.

 

Ну, и контрольным было желание объявить 2016 год Годом предпринимателя.

 

На этом стоило бы закончить, но наш руководитель решил обратиться к правительству с наказом, что предприятиям в частности и бизнесу вообще надо помогать на раннем этапе, когда проблемы только начинаются, а не когда пациент уже мертв. Тут сознание нарисовало мне крупнейшие городские УК, которые не получили лицензии, и шевельнулась мысль, что лучше бы правительство вообще поменьше в бизнес вмешивалось, но это был не мой день, а день губернатора, а он продолжал уже о селе.

 

Вообще я не первый раз замечаю, что губернатор, когда говорит о селе, воодушевляется. Вот и в этом раз с удовольствием рассказывал о том, что собрали по тонне на жителя, обычно он к этому добавляет, что в советские времена Первому секретарю за этот орден давали, но здесь, видимо, сдержался. Из скромности.

 

А потом были сады. К тому времени я уже привык, что Тула – «область-сад», Слова губернатора о том, что сады надо закладывать по 300 га в год, что пахать будем больше, что овощи и фрукты у нас будут свои, а также яблоки, мясо и молоко, погрузили меня в грезы об агропромышленных успехах региона настолько, что вывести меня могло только обещание губернатора, что летом мы увидим первую птицу.

 

После аграрных перспектив региона, обрисованных главой в красках, все как-то очень спокойно восприняли информацию про рост госдолга Тульской области. Возможно, частое повторение данной мантры способствует успокоению. Со спокойствием стоиков все выслушали историю о том, как долги наши множатся, но это вовсе неплохо, так как доля их падает. Возразить губернатору, что если экономика начнет падать, то мало области не покажется, было некому, да и не для чего, поэтому губернатор решил дерзать дальше и поставил задачу построить в 2015 году 600 000 квадратных метров жилья. Кто их будет строить, он не сказал: он же не тактик, а стратег. Но опять же не забыл сравнить показатели по стройке с 2011 годом. Рост в 5 раз! Хотелось услышать еще про 1913-й, но нет, не было.

 

Логичным продолжением темы строительства стала тема дорог, и здесь я узнал, что правительство с этой темой справляется. Ну, ок. Именно в этом месте я мысленно начал собирать чемодан, чтобы переехать в тут область, где правительство справляется с дорогами.

 

Дальше быстро губернатор пообещал районам 3D-кинотеатры, рассказал, что мы – символ литературы, и призвал развивать литературный туризм. И уже ближе к концу речи добавил, что для него самое главное – это демография.

 

Женщины стали рожать чаще, молвил Владимир Груздев. Мужчины улыбнулись, кто-то хихикнул, и все зааплодировали.

 

От детей родившихся перешли к успешной, по словам Груздева, реформе школьного образования. Оказывается, этот процесс хорошо сказался на качестве образования, и его продолжат в 2015 году. При этом ни одного решения без родителей губернатор обещал не принимать. Тут хотелось опять спросить, чьих родителей спросили, когда принимали решения продолжать успешную реформу в городе Туле, но это была не пресс-конференция. Да, кстати, пресс-конференции губернатора не было так давно, что Владимир Груздев начал мне напоминать Вячеслава Дудку, который тоже боялся этого жанра как огня.

 

Речь про школьников закончил губернатор чеканно: «Каждый школьник должен знать свой станок». Тут добавить больше нечего, на мой взгляд.

 

В течение всей речи Владимир Груздев ни раз упоминал нашего Президента Владимира Путина, обещая не подвести его, а вот когда начал говорить про беженцев с Украины, рискнул пойти супротив верховного главнокомандующего. Губернатор назвал украинцев братским народом. Напомню, на прямой линии Владимир Путин сказал, что не считает русских и украинцев разными народами.

 

Как старший товарищ по-товарищески наказал работодателям предлагать беженцам нормальную работу. Хотелось спросить, а кому предлагать ненормальную?

 

Потом чернобыльцы услышали, что в этом году бой они выиграли, а дальше будет лучше, но пока не известно, насколько. Входить в образ защитника у губернатора вообще хорошо получается.

 

Защитил он и наше здоровье. Смертность упала. В районах со здравоохранением стало лучше, за что он и поблагодарил министерство. Это окончательно сняло все мои сомнения в том, что пора переезжать жить в «ту область», так как часто, общаясь с земляками из районов, узнаешь, что закрытие больниц и отделений очень часто становится последней каплей для молодых людей покинуть малую родину. Ведь можно мериться со многим, но, когда ты не можешь быть уверенными, что твоим родным в случае проблем со здоровьем смогут оказать квалифицированную помощь,  выбор становится очевидным.

 

После успехов в медицине губернатор поставил задачи в спорте. Нет, речи о том, что «Арсенал» должен выиграть чемпионат России, не шло, а жаль. Губернатор поставил задачу, чтобы 30% населения области занималось спортом. Перейдя на спортивные термины, Груздев рассказал, что теперь чувствует импульс региона. Жаль, что выступал Владимир Сергеевич не долго, было бы неплохо узнать про ауру родной губернии, но речь уже подходила к концу.

 

В конце губернатор отметил работу новой областной Думы, правда, пример её успешного законотворчества был выбран странный. Губернатор похвалил законодателей за то, что они снизили себе заработную плату.

 

Ну, и когда все уже рассчитывали на то, что речь подошла к концу, Владимир Груздев сказал, что нужен (вдумайтесь!) «новый смысл в открытости власти». И добавил, что назрели изменения в Уставе! Когда и где они зрели, мне как человеку, который каждый день на протяжении последних 10 лет читает почти все региональные СМИ, было непонятно. Собравшимся, видимо, тоже.  Думаю, если из присутствовавших 800 человек хотя бы 8 прочитали этот Устав, это уже хорошо. Вообще истории с новым уставом, скорее, про то, что губерния немного маловата размаху губернатора. Ему хочется совершать, а места маловато. Вот теперь будем менять устав.

 

Если подводить итоги послания, то это, конечно, не послание, это отчёт. В нем было много позитивных цифр, но гораздо эффективнее было бы, если их озвучивал не Груздев, так как многие программы лично с ним связаны, а слушать 60 минут про успехи Владимира Груздева из уст Владимира Груздева как-то, согласитесь, странно.