С прошлой недели на территории России официально существует "открытый регион" — Тульская область.

 

"Наша область — флагман во многих направлениях развития,— пояснил суть преобразования губернатор Владимир Груздев.— Конечно, мы не могли остаться в стороне и от проекта "Открытый регион"". Таким образом, виртуальное детище премьер-министра Дмитрия Медведева — "Открытое правительство" — впервые достигло регионального чиновничества и до конца этого года должно возникнуть еще в 16 регионах страны.

 

Сделай же что-нибудь

 

Чтобы смягчить падение федеральной идеи на реальную почву, были приняты все подобающие меры. Например, в "Дорожных картах" проекта, сформированных еще весной этого года, планомерно убирались даты осуществления конкретных шагов. Поэтому нынешняя концепция "Открытого региона" может только обтекаемо обещать, что "график запуска отдельных механизмов должен обеспечить в 2012 году начало работы новой системы государственного управления и с 2013 года — ее полноценное функционирование в новом формате". Сам формат, пусть и обреченный на внедрение, до сих пор продолжает меняться. Особенно проблемным оказался один из ключевых пунктов проекта — изменение стандартов жизни чиновников (оставшиеся пункты — внедрение сервисов электронных госуслуг, общественных палат и гражданского контроля — впрочем, с ним напрямую связаны).

 

— Рассматривалось несколько идей того, как сделать региональную бюрократию более открытой,— поясняет Георгий Белозеров, эксперт проекта "Открытый регион".— Речь шла, например, о создании "электронного паспорта" чиновника, в котором отражались бы и сведения о доходах госслужащего, и его профессиональные достижения. Потом, очевидно, нужно внести дух конкуренции в чиновничью среду, а для этого организовать, например, профсоревнования. Отдельный разговор — про отмену льгот и надбавок с одновременным повышением зарплаты госслужащих. Обсуждались даже такие спорные проекты, как переход к всенародной гражданской пенсии: чтобы сами граждане могли каждый месяц переводить рубль-другой на счет любимого чиновника.

 

Как и следовало ожидать, большинство экспертных идей отпало при обсуждении с людьми на местах, и после недельной дискуссии с федералами туляки отвоевали себе "карту" попроще. Сейчас она состоит из трех основных направлений: кадры, антикоррупция и конкурентоспособность. Кадры, то есть изменение стандартов чиновничьей жизни, как самая болезненная часть реформы управления оказалась и наименее конкретной.

 

— Во-первых, мы планируем организовать Открытый клуб для граждан и представителей НКО, где объясним им, какие новые ресурсы для взаимодействия чиновников с населением появились в рамках проекта,— рассказал "Огоньку" Владимир Ярошевский, министр внутренней политики и развития местного самоуправления Тульской области.— Во-вторых, разработаем сами эти ресурсы, то есть стандарт информационной доступности органов власти: у нас будут и электронные паспорта чиновников, и обратная связь с населением. Планируется ввести публичную оценку деятельности госслужащих. Правда, это пока проблемный пункт: критерии отсутствуют.

 

Отсутствуют не только критерии, но, как выясняется, и средства на реализацию проекта, хотя его первые результаты должны появиться уже к апрелю 2013 года.

 

— Мы не представляем сейчас полностью объем работы, поэтому неясно, сколько денег потребуется,— честно признается Ярошевский.— Из федерального бюджета средств не ожидается. Будем изыскивать их дополнительно, но областной бюджет на следующий год уже почти сформирован, а в районных лишних денег точно нет. Видимо, выход один — будем оптимизировать.

 

"Оптимизация" и "модернизация" — одни из любимых слов тульских чиновников. Этой осенью местные СМИ, например, активно обсуждали, что в результате модернизации здравоохранения область сэкономила 100 млн рублей. А в результате оптимизации госсобственности (в частности, продажи акций ОАО "Тульские городские электрические сети") выручит уже свыше миллиарда рублей. Оба действия критиковались местными левыми, обвинявшими губернатора в сокращении медперсонала и разбазаривании имущества. "У нас губернатор — "инноваторский" человек, тяжело ему с нами",— поясняет Николай Жуков, депутат Тульской облдумы от КПРФ. Впрочем, Владимир Груздев, входящий в сотню богатейших бизнесменов России по версии Forbes, может позволить себе политические эксперименты без оглядки на местную элиту.

 

— Чуть больше года назад в Туле появился новый губернатор, человек из Москвы, эффективный менеджер,— рассуждает Ростислав Туровский, вице-президент фонда "Центр политических технологий".— И понятно, что одна из его приоритетных задач — откликаться на федеральные инициативы, логику которых он к тому же хорошо понимает. Однако в реализации "Открытого региона" уже сейчас видны проблемы: "открытое правительство" все чаще сводится к "электронному", то есть мы имеем тех же чиновников, но с аккаунтами в соцсетях. Тогда как понятие "открытое правительство" шире, в нем главное — привлечение к диалогу общественности.

 

Местный задел

 

С "электроникой" в регионе действительно все благополучно: в тульских парках, например, на деньги инвестора устроен бесплатный доступ в интернет. Большинство чиновников из команды Груздева обзавелись своими "твиттерами" и даже успели за это пострадать: в июне должности лишилась сотрудница секретариата губернатораНатальяСуханова за то, что, комментируя драку у одного из баров в Туле, написала "учитесь тусить цивилизованно".

 

— Вообще идея благая — задать вопрос чиновнику, не выходя из дома,— размышляет тульский активист движения "За честные выборы", координатор "Левого фронта" Алексей Туманов.— С другой стороны, видно, что она начинает надоедать самим чиновникам и вырождается в "электронную бюрократию". Вместо ответов чиновники почти всегда пишут "взял на контроль" или еще хуже — дают по пять-шесть ссылок на "твиттеры" других чиновников. Выходит, раньше ходили по кабинетам, а теперь по "твиттерам"?

 

В самом руководстве региона полагают, что и до старта федерального проекта уже достигли успехов в организации диалога с населением.

 

— Тульская область выбрана в качестве флагмана не случайно, у нас есть серьезные наработки — это "Народное правительство" и программа "Народный бюджет",— говорит зампредседателя областной думы Сергей Кондратенко.

 

"Народное правительство" — одно из первых начинаний Груздева. Заняв кресло, он объявил открытый конкурс в местную власть, заявив, что та "должна пользоваться уважением и доверием жителей", которым разрешили поучаствовать в выборе будущих чиновников. Конкурс планировалось провести в несколько этапов: выдвижение кандидатур, уличное и интернет-голосование населения, затем отбор пяти претендентов по каждой должности экспертным советом, личное собеседование с губернатором и последнее — испытание кандидатов на детекторе лжи (как уверяла тульская "Комсомольская правда", кроме детектора привлекался еще и экстрасенс: Нонна Хидирян помогала в подборе кадров).

 

Идея, воспринятая туляками с энтузиазмом (на 52 должности претендовали более 600 человек), едва не дискредитировала себя: с первых дней голосования, проходившего, кстати, на сайте местного отделения "Единой России", стала очевидной искусственная накрутка голосов. Экспертный совет, в свою очередь, состоял, по правилам конкурса, из представителей только тех общественных организаций, которые входят в "Общероссийский народный фронт". А когда все отборочные этапы прошли, выяснилось, что на ключевых постах не оказалось ни одного победителя народного голосования.

 

— В конкурсе участвовал наш однопартиец Михаил Харитонов, который претендовал на должность замгубернатора по социальной политике и по результатам голосования занял первое место, но на следующий этап — встречу с экспертным советом — он не был допущен без объяснения причин,— говорит Владимир Дорохов, председатель тульского отделения партии "Яблоко".— Среди жителей стали ходить слухи, что все места были распределены заранее без учета их пожеланий.

 

— Это, кстати, еще одна характерная подмена,— поясняет Ростислав Туровский.— Если уж правительство не электронное, а открытое, то открытое — только своим.

 

Демфира Гришина, руководитель Тульского регионального общественного движения в поддержку многодетных семей, например, уверяет, что власть в регионе при новом губернаторе стала "приветливее", но "в ОНФ вступить пришлось".

 

Кто кого

 

Помимо спорного проекта "Народное правительство" при Груздеве заработал "Народный бюджет": жителям сельских поселений предложили на сходах самим определять, на что тратить часть средств из областной казны. В 2011 году граждане таким образом распорядились 17 млн рублей, а в 2012-м им доверили уже более 100 млн. Финответственность местных, видимо, не испугала, и теперь форумы тульских СМИ и власти полнятся требованиями "дать больше средств и полномочий", чтобы чинить не только сельские водопроводы, но и городские мосты и областные больницы.

 

Однако возможное падение активности населения тревожит чиновников. Характерно, что итоговый доклад рабочей группы "Открытого региона" поместил в список основных рисков его реализации "утрату энтузиазма сторонниками идеи".

 

— Госслужащим теперь придется тратить еще больше эмоциональных, душевных сил на все эти мероприятия,— сокрушается Владимир Ярошевский.

 

— Конечно, упрощение процедур не изменит в одночасье поведение конкретных людей во власти,— полагает Елена Панфилова, директор Transparency International Russia.— Более того, может вызвать раздражение в чиновничьей среде. Поэтому, если за проект браться с умом, он долгосрочный и очень затратный: нужно объяснять, объяснять, объяснять. Тогда, в принципе, модель "Открытого региона" может оказаться работоспособной.

 

Очевидная попытка власти идти в ногу с интернет-активностью гражданского общества, а то и вовсе оседлать ее, в принципе, невольно вводит конкуренцию на уровне идей и самоорганизации. Теперь, по крайней мере, можно будет увидеть, что именно эффективнее работает "на земле": проекты снизу или циркуляры из Москвы.

 

— Тульская область, кстати, при всех своих недостатках один из наиболее благоприятных регионов для "открывания",— считает Ирина Бусыгина, директор Центра региональных политических исследований МГИМО.— По-хорошему, стоило бы инициировать "Открытый регион" где-нибудь вдалеке от Москвы, с пассивным населением и слабой экономикой. Вот тогда бы мы точно узнали, чего стоит вся эта программа. Сейчас ясно, что в проекте заложены противоречия на самом базовом уровне — они-то и тревожат людей. Чиновники анонсируют проект, который призван не упростить, а усложнить их жизнь. Любой человек может заподозрить, что это лукавство. Но, по счастью, конечный результат, кто кого подловит и кто кем воспользуется — власть гражданами или наоборот,— еще не предрешен.