Экономического чуда не случилось. Мир российской статистики устроен так, что точные социально-экономические итоги 2011 года мы узнаем только во второй половине февраля будущего года. Но тогда это уже будет никому не интересно. Поэтому рискнем поговорить об итогах сейчас. Благо результаты 11-ти месяцев позволяют назвать главные результаты года уходящего.

Типичное безличное…

Если очень коротко оценить особенность завершающего года, то он – в экономическом смысле – был «серым». То есть типичным, незапоминающимся (мы не о политике, о нашей жизни – работе, отдыхе, учебе). Ничего неожиданного не произошло. Ни в приятно-положительном, ни в отрицательном планах. Только вдумайтесь в такую цифру: за 2011 год реальные средние денежные доходы жителей Тульской области увеличились на 0,5%! Как можно почувствовать столь малую величину? Что, теперь мы можем купить на одну бутылку коньяка в год больше прежнего? Или скушать лишнюю баночку красной икры? А, может, приобрести дополнительную пару домашних тапочек?.. Отвлечемся от средних показателей, заглянем в суть происходящего чуть глубже. Попытаемся, к примеру, понять, какие категории населения стали жить лучше и какие - наоборот. В числе первых просматриваются пенсионеры. Размер их пособий вырос на 12%, а инфляция – на 6-7%. Здесь – реальная прибавка. Сохранили свои позиции банкиры и прочие финансисты, которые год назад получали в среднем по 28, а теперь – по 34 тысяч рублей в месяц. Их, кстати, в нашей области, не так и мало – почти 10 тысяч человек. Ну, а все остальные – либо держатся на прежнем уровне, либо понемногу откатились до уровня жизни семилетней давности. Как-то не тянет назвать счастливыми санитарок и медсестер в больницах, а также воспитателей в детских садах и библиотекарей, которые год назад получали за полторы-две ставки по 5-6 тысяч рублей, а с недавнего времени сумма подросла до 8-9 тысяч. Это – уровень полуголодного выживания. Нет повода завидовать чиновникам. Из почти 12 тысяч таковых едва ли десятая часть получает хорошие суммы. Подавляющее большинство из них – «рабочие лошадки» с заработками в 15-25 тысяч, которые не растут уже третий год кряду. И в реальности эти люди беднеют. Кстати, о количестве настоящих бедных. Если отталкиваться от официальных данных, когда за основу берется прожиточный минимум (чуть более 5 тысяч рублей на человека в месяц), то их число у нас не изменилось – те же 11%, что и год назад. Если смотреть на положение дел реально (нормальная «минималка» - 10 тысяч), то таких людей – почти 25%. Будто и не было семи последних лет… О безработных. Официально их тоже немного – 11 тысяч человек, около 1,2% от экономически активного населения области. Реально – почти 50 тысяч, более 6%. Все равно меньше, чем в среднем по России. К тому же, рынок труда кричит о 20 тысячах вакансий. Так что найти работу можно. Но с достойным заработком – трудно. К тому же, требуются сварщики, дорожники, электрики, трактористы и токари, а работу ищут педагоги, дизайнеры, менеджеры, юристы, экономисты…

По накатанной колее

Ситуация на заводах тоже нередко похожа на застывшую картинку. Никто не понимает – кончился ли кризис, грянувший в конце 2008-го? Продукцию выпускают, и в денежном выражении объемы как бы растут. Но если пересчитать те же данные в «штуках» реальных пушек и ракет, домов, дорог, тысячах тонн мяса и молока, то производство чаще всего понемногу снижается или топчется на месте. У оборонки более чем в полтора раза снизился государственный заказ. Это, конечно, плохо. Но для ведущих военно-промышленных компаний (около десятка из 56-ти официально существующих у нас предприятий ВПК), то им – до фени. Они 80-90% продукции реализуют иностранным покупателям. Химики и металлурги понемногу модернизируют свои предприятия и неплохо продают продукцию. Опять-таки – за бугор. А там – на носу новый кризис. Значит, если случится, мы тоже покатимся. Самое обидное, что от нас в этом вопросе ничего не зависит. В строительстве – явный и затяжной кризис. Оказывается, в прежние годы у нас по поводу сданного в эксплуатацию жилья крупные компании-застройщики слегка врали. Раза в полтора. Теперь, мол, собираются сказать правду. А толку? Как были цены на жилье недоступными, так и остались. В 2007 году средняя семья туляков с двумя работающими взрослыми супругами должны были 7 лет ни есть, ни пить, чтобы купить скромную квартиру-«двушку» в 40 кв. метров. Сейчас такой же семье на это потребуется 11 лет. Новые дома стоят незаселенными по 4-10 месяцев! Нет у людей денег. А в Белгородской и Калужской областях, где заработки практически те же, квартиры, которых строят вдвое-втрое больше нашего, раскупают мгновенно. Говорят, там специальные программы действуют – доступная ипотека, беспроцентные займы для молодых семей и т.п. У нас такое пока почему-то не получается. Опять же очередь на переселение из ветхих и аварийных развалюх – 49 тысяч семей. Что-то стоят, кому-то дают. Но если нынешние темпы останутся без изменения, то последнего нуждающегося мы переселим через 100 лет. Это кого-то из очередников вдохновляет? Между прочим, 75% нынешнего жилья в области построено более 30 лет назад. Лет через 20-30 и оно начнет рушиться…

О наших национальных особенностях

Несмотря на череду кардинальных изменений, произошедших в стране за последние 25 лет, характер туляков меняется мало. Не все из нас об этом подозревают, но мы действительно кое в чем серьезно отличаемся от калужан или жителей Тамбовской области. Не изменили мы своим традициям и в 2011 году. Например, туляки страшно не любят ходить в рестораны и кафе. На эти глупости мы тратим в 3-4 раза меньше денег, чем соседи. То ли готовят там у нас хуже, то ли наши домохозяйки действительно - кулинары на все руки – не знаем. Примерно та же картина – по затратам на культурные и интеллектуальные нужды. И книг с газетами-журналами мы покупаем мало, и в театры ходим редко, и по музеям бродить не желаем. Зато на водку – в полтора раза больше других. А вот на остальные продукты питания – на 20% меньше. Самый разительный отрыв – по молоку, его мы потребляем в полтора раза меньше других. Но шмотье покупать, наоборот, любим. Как и компьютеры, автомобили. В этом плане туляки – одни из самых выгодных покупателей в России. То есть на еде мы экономим, чтобы истратить эти деньги на ширпотреб. В других областях (кроме столицы) дела, как правило, обстоят строго наоборот. Мы, по недоброй традиции, очень болезненны. По онкологии, заболеваниям системы кровообращения – одни из печальных лидеров в стране, превышая средние показатели на 20-30%. И размножаемся мы вяло. Правда рекордно низкий уровень пятилетний давности в 11,6 тысяч младенцев в год мы превзошли – за 2011 год, скорее всего, на свет появится около 14,5 тысяч малышей. Но ведь нужно – чтобы не вымирать – в два раза больше. 25 лет назад в области проживало 250 тысяч пенсионеров и 290 тысяч школьников. Сейчас – почти 570 тысяч ветеранов и 110 тысяч школяров. К 2020 году встанут многие заводы. На них некому будет работать. Правда, жить мы в 2011 году стали дольше. У дам этот показатель вырос с 72 до 73 лет, у кавалеров – с 58 до 60-ти. Тем не менее, наши мужики – в сравнении со страной – не доживают 3 года, а в сравнении с Европой – 19 лет. Обидно. Причем, главная причина известна (смотри данные по расходам на алкоголь). Знаем, но все равно не бросаем вредные привычки. Может, в следующем году изменим свои пристрастия? Нам обещают сотни новых спортплощадок, пяток бассейнов, ледяные катки, стадионы, футбольные поля. И даже современные заводы с высокими заработками.

Дождемся ли?..