В Москве, в серии «Жизнь замечательных людей» вышла книга Александра Калмыкова о знаменитом клоуне Олеге Попове.

Александр Калмыков – известный в Туле человек. Долгое время он был главным режиссером и директор Тульского государственного цирка, лауреатом премии тульского комсомола. В 1974 году он окончил исторический факультет Тульского пединститута. С 1989 по 1995 годы был директором программы Олега Попова.

Мы поговорили с автором и о новой книге и о том, что осталось за кадром – тульских эпизодах биографии самого солнечного клоуна.

(Фото:Олег Попов и Александр Калмыков. 2015 год - последний юбилей великого клоуна - 85-летие)

Машина, поцарапанная Богом

– Александр Дмитриевич, как вообще пришла идея создания этой книги?

– Мы много лет вместе с Олегом Поповым ездили в европейском туре, я был директором его программы. Кроме того были очень близкими друзьями, часто вечерами разговаривали вместе. И он сам попросил меня написать такую книгу. Более того, какие-то вещи о своем детстве специально для нее наговаривал. Поэтому книга и имеет подзаголовок «Невыдуманные истории». Там всё правда.

– А в Туле, до того как стали директором его программы, вы же с ним тоже встречались?

– Он часто приезжал к нам. Первый раз году, наверное, в 1965, мне было тогда двенадцать лет – на автомобиле «фольксваген-жук», как сейчас помню. Приезжал к отцу, который тогда был директором тульского цирка. Они решали какие-то вопросы, связанны с гастролями.

– И тем не менее первые его гастроли в Туле, несмотря на все теплые отношения, состоялись только в 1978 году.

– Дело в том, что он даже не во всех российских городах не успел побывать. Очень плотный график, да еще по несколько раз в год выезжал на гастроли за рубеж. Мало того, в те времена были и не такие успешные цирки, как тульский, знаменитых артистов просили поехать туда, чтобы поднять кассу. Поэтому для того, чтобы Олег Попов приехал в Тулу, отцу моему пришлось приложить немало усилий. И он просил, чтобы Олег даже отменил для этого какие-то свои поездки.

(Фото: Александр Калмыков проводит в Голландии свадьбу Олега Попова и его избранницы Габриэлы Леман)

– Получается, он был в очень хороших отношениях и с вашим отцом.

– Они были друзьями, вместе ездили на гастроли за границу. Для меня было большое горе, когда умер отец. Так получилось, что у меня рано ушла из жизни мать – мне было 25 лет, а через два года умер отец. На похороны отца приехало очень много народа. У нас такая традиция у цирковых – с коллегами прощаются на манеже. Тульский цирк был полон – две с половиной тысячи людей. Приехал Мстислав Запашный, приехал известнейший режиссер, ставивший программу закрытия Олимпиады-80 в Москве Виль Головко, который начинал именно в Туле. И был Олег Попов. Я хорошо помню, как он говорил и плакал, плакал от души.

– Те гастроли 1978 года получились ведь достаточно долгими. Начались в конце августа, закончились в декабре. Представления почти каждый день и ни одного непроданного билета.

– По тем временам если программа работала три месяца – это обычное дело. Несмотря на то, что Тула по нашим цирковым понятиям считается небольшим городом. Анатолий Марчевский, например, который в Тулу приезжал позднее, работал шесть месяцев, мы сделали с ним несколько спектаклей. Так вот успех Олега Попова был триумфальный. Его боготворил весь город, устраивал прием с ним первый секретарь обкома Иван Харитонович Юнак.

–Что-то такое особенное о тех гастролях вспоминается?

– Олег тогда узнал, что в Ленинском районе пекли очень хороший хлеб. А он был человек очень простой и достаточно скромный. Отец все время его спрашивал: Олег, что ты хочешь? Может что-то специально организовать? Он отвечал: знаешь что, поедем в Ленинский район, хлеба купим.

Еще помню, что на улице Лейтейзена был самый большой комиссионный магазин в Туле. Олег любил периодически туда ездить, покупать кое-что из старых вещей. Владимир Дерябкин, мой друг, познакомил его с антикварщиками. Он встречался с ними, купил несколько самоваров.

– В книге вы еще пишете о страшной аварии, которая с ним случилась в то время.

– Ей предшествовала по своему интересная история. Тогда только появилась в продаже «восьмерка» с необычным дизайном – в народе ее называли зубило. Олег очень захотел купить эту машину. Я пошел к Синегубову, который тогда был председателем тульского облисполкома. Николай Трофимович говорит: да, конечно, мы поможем. Но есть только одна проблема – Олег Попов не житель города. Тогда с этим было жестко. Я опять: это же Олег Попов, гость города, нельзя ли сделать исключение. После этого состоялось целое заседание облисполкома, на котором руководители единогласно проголосовали за то, чтобы разрешить Олегу Попову купить в Туле «восьмерку».

– И что было потом?

– Хорошо помню, как мы поехали в автомагазин, как он долго выбирал машину, их было предложено штук двадцать. Выбрал красного цвета с царапиной. Я говорю: зачем ты ее берешь? – Ну, ты знаешь, ее Бог уже поцарапал, она мне будет лучше служить. Именно на этой машине он и попал в аварию.

– Расскажите, как все было.

– В Тулу к нему приехал известный цирковой балетмейстер Петр Гродницкий. Олег придумал очередную репризу, и он должен был поставить для нее танец. Представление тогда заканчивалось в начале одиннадцатого, потом часовая репетиция. И после этого, поскольку назавтра был выходной, они ночью собрались на машине в Москву.

Трассы в то время практически не освещались, даже разметка была почти не видна. И где-то километрах в двадцати от города врезались в оставленный у дороги сломавшийся грузовик с трубами. Водитель все сделал вроде бы правильно – к самой длинной трубе привязал матерчатый красный флажок для безопасности. Вот только не рассчитал, что ночью-то этого всего было не видно.

Олег в последний момент успел затормозить, но было слишком поздно. Самая длинная труба как шампур от шашлыка пробила стекло и прошла ровно между головами водителя и пассажира.

Олег после случившегося выскочил из машины, упал на колени прямо на асфальт, и в голос закричал: «Боженька! Спасибо, что ты мне спас жизнь! Спасибо, Боженька!».

– Он был верующим человеком?

– Даже в те времена, когда за это наказывали, носил крест. Был чрезвычайно верующим. О чем говорит и происхождение его фамилии – все предки, начиная с деда, были священниками.

Как-то Олег приехал в Тулу чтобы специально повидаться с отцом Львом Махно. Он тогда вернулся в Тульскую епархию и служил в храме Двенадцати Апостолов. А до этого был представителем Патриарха Московского и всея Руси в Нью-Йорке и в Париже. Они неоднократно встречались в разных странах. Отец Лев накрыл стол. Были разговоры, много воспоминаний.

Шедевр тульского цирка

– В Туле же Олег Попов был два раза с гастролями. Второй, когда уже вы стали директором цирка.

– Но был и еще один очень важный для меня приезд. Я тогда поставил новогоднюю сказку в цирке, она называлась «Доктор Фауст». Помню, меня за нее один большой чиновник отчитывал: как вы можете брать такую тему, это же классика. Но Фауст есть же не только у Гете. Это легенда, которая существовала давно. 30 или 31 декабря 1981 года вдруг мне говорят: приехал Олег Попов. А артисты часто заезжают просто так, цирк ведь для них как дом родной. Я побежал встречать. Оказывается, он просто заехал по дороге в Москву. И тут пошли звонки для артистов, сигнализирующие о том, что сейчас начнется представление.

Он спрашивает: что это у тебя там, елка? Пойду, посмотрю.

А я боялся: человек он очень непростой, и мнение его для меня важно. Говорю: давай лучше еще посидим, пообедаем.

– Нет, я хочу посмотреть.

А там в конце спектакля у меня Фауст погибает, и все его враги говорят, что он был их лучшим другом. Прихожу за Олегом в ложу, он стоит плачет. Он вообще был очень эмоциональный человек.

Я: Олег, что-то случилось?

Он отвечает: даже не понимаешь, какой ты спектакль поставил!

Потом сел в машину и уехал. Я и забыл про это.

(Фото: За постановку номера на подкидных досках Бондаревых Александр Калмыков получил премию Тульского комсомола)

– Но у истории было продолжение?

– Совершенно верно. Вдруг второго января мне звонит секретарь нашего генерального директора, и говорит сердитым голосом: вы там что-то понаделали, к вам едет большая делегация.

А что значит большая – двадцать машин. И сам генеральный, и все его замы. Оказывается, Олег Попов приехал в Москву, пошел к генеральному и говорит: вот вы здесь штаны просиживаете, а в Туле шедевр создали.

А гендиректор Колеватов был такой веселый человек, у него и кличка была Хлестаков. До цирка он работал директором Большого театра. Сделал распоряжение, чтобы все руководители подразделений второго января отправились в Тулу. Я когда эту делегацию встречал, они на меня смотрели как на врага народа. Второе января же, все привыкли в этот день дома сидеть.

– Ну и что, гости из Москвы оценили спектакль?

– Гендиректор славился тем, что умел красиво говорить. И вот он выступает: я работал в Большом театре, видел многое. Это настоящий шедевр, выдвигаю его на государственную премию. Аплодисменты.

Вечером все поужинали, потом собираются в Москву. Я спрашиваю одного пожилого зама – что, действительно мне будут премию давать? Он говорит: да об этом уже завтра забудут. Так и произошло.

– Но о Колеватове, тем не менее, вы в книге очень тепло вспоминаете.

– О нем сейчас сняли фильм на канале «Звезда». И меня автор передачи спросил: не могу понять, вы его критикуете, и в то же время говорите о нем хорошо.

– А вы?

– А я отвечаю, что для меня он как памятник Хрущеву работы Эрнста Неизвестного – одна половина белая, другая черная. Колеватов очень много сделал для цирка, очень сильно его продвинул. Но в то же время вся эта бешеная коррупция у нас началась именно с него.

Три знаменитых русских фамилии

– С Олегом Поповым вы не работали в программе с 1995 года. В 2016 году этого великого артиста не стало. Каким он вспоминается вам сейчас?

– Олег Попов – это ребенок войны, и образование у него, конечно, было не ахти. Некоторые считали его примитивным человеком. Но он был настоящим русским мудрецом, и меня многому научил в жизни.

– Например.

– Например, если с кем-то ссоришься, никогда не захлопывай дверь, оставляй щелочку. Может, в эту дверь придется вернуться. Не оставляй в чужой памяти грязи о себе. Простые такие, бытовые вещи. Он и сам был простым человеком с необыкновенной глубиной понимания жизни, людей, политики, человеческой сути.

– Сейчас стали популярны биографические фильмы. Есть в жизни Олега Попова история, достойная большого кино?

– Это очень больная тема. Современное кино и телевидение несправедливо плохо относятся к цирку. Сейчас вот, во время коронавируса, у нас артисты практически голодают – выступлений же на публике нет. Многие даже хотят уйти из профессии. Помню, в 2000 году я обратился на все каналы телевидения с предложением снять фильм о наших легендах цирка – Ирбек Кантемиров еще был жив, Мстислав Запашный. И везде был отказ. Тогда я договорился с голландцами, и они сделали прекрасный ностальгический фильм о русских артистах, который получил гран-при на фестивале документальных фильмов. Потом я ходил и предлагал хотя бы бесплатно показать этот фильм в Москве. Мне отвечали: не надо, это чужой материал.

– А почему такое отношение?

– Мне сказали: это все в прошлом. Но это же и есть наша национальная память, которую надо сохранять. Этими людьми восхищались во всем мире, по ним судили о стране СССР. Думаю, что вся жизнь Олега Попова достойна того, чтобы хороший режиссер снял о нем хороший фильм. Мне как-то, лет двадцать назад, один известный голландский художник сказал: «Саша, мы в Европе знаем только три русских фамилии. Это Гагарин, Калашников и Олег Попов».

(Фото: номер на свободной проволоке, с которого началась слава Олега Попова)