Накануне в редакции ИА «Тульские новости» состоялась «прямая линия» с председателем областной избирательной комиссии Сергеем Костенко. В преддверии выборов у жителей региона накопились вопросы, которые они прислали в редакцию. Большинство из них наш корреспондент задал Сергею Костенко.

Корр: Большая часть читателей интересуется партией «Единая Россия», так как это партия власти, и возникает много вопросов к ее деятельности. Например, как Вы прокомментируете тот факт, что от высшего руководства области и областных функционеров "Единой России" уже спускаются директивы главам муниципалитетов, чтобы те любой ценой дали 65% голосов за "Единую Россию". Именно "любой ценой", вплоть до фальсификации. В муниципальных образованиях  дана команда главам м.о. организовать "вбросы" на участках за "Единую Россию".  Хочу подчеркнуть, что информация на 100% достоверная и получена из осведомленных источников.

С. К.: Раз читатель с обладает информацией из достоверного источника и он четко осведомлен, пусть обращается в прокуратуру. Однако там будет необходимо именно подтвердить сведения. На сегодняшний день в комиссию такие жалобы не поступали.

Корр.: А как лично Вы относитесь к тому, что за полтора месяца до выборов «Единой России» поставили планку 65%?

С. К.: Эта информация есть у конкретного человека. У меня такой информации нет. Я располагаю несколько другой официальной информацией. На сегодняшний день в областную избирательную комиссию поступила одна из листовок КПРФ, которые распространяется на территории Тульской области. Здесь есть цифры. По Туле планка у КПРФ - 41%, Новомосковск - 45%, Щекино - 40%, Ефремов и Узловая - 4%. Понять социологический это опрос или задача партийцам, мне не представляется возможным.

Корр.: Но так писали многие официальные СМИ. И партия власти этого не скрывает. Возможно ли за 1,5 месяца достичь таких результатов?

С. К.: Что значит, возможно ли? Такое ощущение, что выборы не проходят, а результаты получаются неведомым путем. Избирательная комиссия занимается организацией выборов. На сегодняшний день никто не отменял голосование граждан, как они проголосуют, так и будет. Думаю, что и остальные партии технологически определяют задачи по тому или иному результату. Мы как избирательная комиссия политикой не занимаемся. Это не имеет отношения к голосованию, итогам выборов.

Корр.: Получается, планка ставится в преддверии выборов? Как Вы считаете, может, логичнее было бы поставить ее после выборов, с расчетом на следующие?

С. К.: Никак не считаю. Задачи есть всегда. Я бы по-другому  оценил то, что происходит на территории Тульской области. Я лучше владею информацией, именно выборной, чем те, кто ссылается на осведомленные источники. Это больше напоминает мне теорию заговора. Я имею в виду США, где любят события связывать с мировой закулисой, тайной власти. Я не воспринимаю все эти разговоры всерьез. Серьезно я воспринимаю картину, когда только одна партия выдвинула кандидатов на 100% мандатов. КПРФ официально не выдвинула ни одного кандидата на сто мандатов, «Справедливая Россия» -  официально 2-3 человека всего, ЛДПР во всех территориях, где проходили выборы, активно поучаствовала и выдвинула кандидатов. Если нет выдвинутых кандидатов, планировать большую громогласную победу невозможно. В таком случает у избирателей даже нет возможности проголосовать. Разговоров много, но, мне кажется,  это нормально, когда власть виновата во всем, прежде всего в том, что она есть. Это стандартное отношение народа к власти.

Корр.: Почему же не все партии воспользовались возможностью выдвинуть кандидатов на предлагаемые мандаты?

С. К.: Региональная структура слабая у многих партий. Для участия в выборах в Госдуму используются федеральные структуры, сил хватает. Когда речь идет о региональных отделениях, которые тоже есть у больших партий, на территории небольших муниципалитетов вообще лишь 2-3 человека представляют партию, а непарламентские партии вообще не представлены. То есть физически нет людей.

Корр.: Насколько зависит победа партии от ее бюджета, по Вашему мнению, и насколько корректно призывать однопартийцев вкладывать свои средства в избирательный фонд партии?

С. К.: Я считаю, очень корректно. Долгое время бюджеты на выборах были реально занижены. Так, на территории Орла, когда проходили выборы в городской совет, весь бюджет, который могли потратить кандидаты, составлял 100 тыс. рублей. Это при том, что агитация в СМИ съедала более половины средств. То есть на эти деньги ничего нельзя было сделать. Увеличение бюджета позволяет партии реально участвовать в выборах.  По сути дела всех участников выборов, которые работают по договорам, это защищает от того, что они не получат деньги. Призыв и к агитаторам, и к наблюдателям: старайтесь, чтобы с вами не заключали договора на безвозмездные услуги. В договорах должны указываться суммы денег. Это будет гарантией, что вы их получите. Еще раз повторю, 35 млн рублей только на территории Тульской области могут потратить партии на проведение предвыборной кампании. Это достаточная сумма, чтобы оплатить и агитаторов, и наблюдателей, и размещение материалов в СМИ. Призыв партийцев вкладывать свои средства совершенно оправдан.

Корр.: То есть чем больше предвыборный фонд партии, тем больше возможность победить?

С. К.: Это дает больше возможностей и для телевизионных показов, и для выпуска листовок. Чтобы потом никто не говорил, что партия кампанию не вела, а результат откуда-то есть.

Корр.: Для чего под первыми номерами в списках кандидатов в депутаты Госдумы от «Единой России» значатся руководители регионов? Не только главы регионов, но, например, президент России Дмитрий Медведев участвует. Очевидно, что наш губернатор не покинет пост. То есть за избирателей делают выбор? Ведь если губернатор отказывается, мандат дают следующему по списку.

С. К.: Я воспринимаю эту ситуацию по-другому. Это такой своеобразный вотум доверия. Если президент принял решение возглавить список одной из политических партий, он ставит на кон свою репутацию. Если он не получает поддержку, это значит, что все, что он делал, не одобряется. Это дает возможность путем волеизъявления граждан посмотреть, пользуется ли то или иное лицо доверием.

Корр.: Но ведь люди в первую очередь голосуют за человека, а не за принадлежность к партии. К примеру, я пойду на выборы, проголосую за Груздева. А потом предоставят другого человека.

С. К.: Здесь речь идет о привязке к конкретной территории. Если человек идет от данной территории, он не потеряет свою связь с Тульской областью. Люди действительно выбирают конкретное лицо и показывают свое доверие или недоверие. Та же ситуация с Борисом Грызловым, который, будучи депутатом с привязкой к Тульской области, будет лоббировать интересы Тульской области. Для меня этот вопрос очевиден, что Владимир Груздев многое делает для Тульской области, а в будущем сделает еще больше. На самом деле, очевиден тот риск, на который пошли люди, возглавившие список.

Корр.: Тульские трамваи, троллейбусы, автобусы заклеены рекламой так называемых партийных проектов «Единой России», которые оплачиваются из бюджета.  Реклама появилась давно. Со дня объявления выборов она превращается из просто политической в агитационную. В Еврейской автономной области облизбирком признал это нарушением и наказал «Единую Россию». Пропаганда «партийных» проектов также была признана незаконной в агитационный период. Какие меры будут предприняты в Туле и Тульской области в аналогичной ситуации?

С. К.: Избирком не может принимать таких решений. Пока по данному вопросу нет жалоб и обращений. К тому же, надо смотреть, какой характер был у размещенной рекламы в Еврейской автономной области , на что конкретно были жалобы. Я тоже хожу по Туле пешком. Ни одного призыва голосовать за «Единую Россию» я не увидел. То, что касается партийных проектов, это было размещено уже давно, еще до кампании.

Корр.: То есть это не поступательное движение к предвыборной кампании?

С. К.: Можно же тогда говорить, что у остальных партий была такая же возможность. А о нарушениях нельзя говорить, пока не поступят обращения. Это принцип работы избирательных комиссий. Мы не пресекательный орган. Мы не можем вмешиваться в партийную жизнь, указывать партиям, троллейбусам, автобусам делать это вот так или эдак. Не можем также осуществлять цензуру на телевидении. Это была бы просто анархия.

Корр.: Поясните, что все-таки относится к агитации, а что – нет?

С. К.: В классическом смысле агитация - это призыв голосовать за ту или иную партию.  В том числе листовки,  плакаты с изображением Груздева и Грызлова – это классический пример. По телевидению агитация пойдет с 7 числа. Жеребьевки прошли. Будут дебаты, ролики, в которых партии будут рассказывать, почему та или иная партия круче. Все остальное я бы не стал огульно относить к агитации. Я достаточно долго работаю  в группе, которая мониторит эфир на телевидении. Когда принимали основы работы этой группы, определялись слова, которые могут ассоциироваться с той или иной полbтической партией. По отношению к «Единой России» - это краткое и полное наименование, к ЛДПР и коммунистам - тоже. Но этот спектр расширяется, так как в противном случае любое упоминание коммунистов могло засчитываться в пользу КПРФ. А мы знаем, что КПРФ имеет довольно долгую историю. Тогда можно было бы запрещать фильмы, связанные с Великой отечественной войной, но это абсурд. Не надо чрезмерно усердствовать и нагнетать страсти по поводу незаконной агитации. Я знаю, что фонды у всех партий большие, выпускайте листовки, вешайте плакаты.

Корр.: Что грозит партии, если она нарушила правила проведения предвыборной агитации.

С. К.: Если установлено, что агитация шла помимо фонда, надо высчитывать 5%, речь идет уже об отмене регистрации. Категорически нельзя разжигать социальную рознь, заниматься экстремизмом, пропагандой фашизма. Это тоже может повлечь отмену регистрации. Также злостным нарушением является нарушение авторского права.

Корр.: «Поливание грязью» через СМИ одной партией другую как-то пресекается?

С. К. На сегодняшний день нет жалоб и обращений по этому поводу. Есть ограничения, которые жестко определяют, что может и не может делать СМИ. Интернет - это свободная зона, там может появляться все, что угодно. Если мы получаем обращение и квалифицируем его как нарушение, мы обращаемся в прокуратуру.

Корр.: Нельзя ли сказать, что у избиркома ограниченные функции, и их стоит развить?

С. К.: Такая возможность не заложена российским законодательством. У нас многие наши структуры перечислены конституцией Российской Федерации. Однако там не упомянута система избирательных комиссий. Наша функция - работать во время выборов. Мы лишь организатор выборов. Самостоятельно мы не имеем права  мешать партиям делать то, что они считают нужным. Если они видят нарушения и ничего не делают, это их права. Я не могу выполнять функцию Цербера.

Корр.: Но ведь люди не всегда осведомлены. Возможно, было бы хорошо, чтобы вместо населения аналогичные обращения делал именно избирком.

С. К.: Ваше СМИ может дать наказ тем, кто баллотируется, что у вас есть идея с точки зрения расширения полномочий избиркома. Я не могу это поддерживать, меня побьют, если я буду выступать за расширение своих функций, обвинят в узурпации власти, а у меня таких амбиций нет.

Корр.: Смена руководства области, на ваш взгляд, смогла расшевелить население, и приведет ли это к повышению активности в день выборов?

С. К.: Перемены постоянны. Наверное, появление нового лица интересно, тем более такого. А к чему дальше приведет, узнаем 5 декабря с утра, посмотрим, как это скажется на результатах выборов. Явка однозначно будет больше.

Корр.: На выборах в Солопенках использовались прозрачные урны. Сколько таких урн будет установлено на выборах в Госдуму по Тульской области? Ведь это один из механизмов предотвращения фальсификации: если бюллетени выброшены пачкой, это сразу видно. А если вы не хотите внедрять такие урны повсеместно, значит, вы не хотите ставить заслон против выбросов.

С. К. Я хочу, чтобы урны были прозрачными, чтобы противоправных технологий не было. Замена урн будет проходить до 2012 года. Но все существующие урны мы разом не можем выкинуть.

Корр.: Ни для кого не секрет, что на прошлых выборах голос за нужную партию стоил 500 рублей. Такие расценки были в основном в молодежных движениях. Ко мне лично приходили вечером за несколько дней до выборов и интересовались, пойду ли я на выборы или нет и не сообщу ли я им свои паспортные данные. Вот это все насколько законно, и кто за этим будет следить? Да и вообще будет ли, если победа, как уже говорилась, нужна «любой ценой»?

С. К.: Кто должен за этим следить? Как следить? В каждую квартиру посадить сотрудника правоохранительных органов? Избирком занимается конкретно организацией выборов. С моей точки зрения, человека, который предлагает купить голос, надо завести в квартиру, посмотреть, есть ли у него эти 500 рублей. Незаметно позвонить в правоохранительные органы. Человека заставить попить чай, пока не приедет сотрудник правоохранительных органов. Далее он сделает свою работу. Но пока реально таких случаев зарегистрировано не было. Главное правило - паспорт из рук никуда не выпускать. Паспорт – главное, что у вас есть.

Корр.:  Не так давно ходили разговоры о том, что графа «против всех» вернется. На ваш взгляд, она необходима? Не лишает ли она избирателя права отказаться от предложенных кандидатов?

С. К.: Данной графы уже давно нет, и, надо сказать, явка только увеличилась. Те, кто хотел голосовать против всех, все же голосовали за определенные партии, не буду говорить, за какие. Я уверен, что эта графа не вернется.

Корр.: По открепительным кому можно будет голосовать? Какие условия для их получения?

С. К.: Если вы в день голосования не можете находиться на территории своего избирательного участка, необходимо обратиться в территориальную коммисию или участковую, написать заявление и получить открепительное удостоверение.

Корр.: В Тульской области образовано 3 именных избирательных участка. Вы называете это «электоральным туризмом». Если прошерстить Интернет, то выянится, что такой термин в ряде стран с «развивающейся» демократией, например, в Румынии, используется для обозначения одного из видов фальсификации, когда избиратели голосуют по открепительным талонам не по месту жительства, иногда множественно. В этой связи вопрос: зачем образованы так называемые именные участки? Чтобы легализовать принудительное или через подкуп голосование по открепительным удостоверениям? Досрочное голосование отменено. Может, пора что-то сделать и с открепительными? Может, не отменять пока, но ужесточить и упорядочить?

С. К.: Я знаю, что в Интернете термин электоральный туризм имеет привязку к голосованию в Румынии. Когда я его использую, имею в виду другое. Термин древний. На самом деле, он появился в момент заложения основ демократии, когда на территорию РФ приезжало много иностранных наблюдателей, порядок аккредитации был другой, приезжало много  студентов, которые совмещали ознакомление с Россией с посещением участков и встречами с политическими партиями. Поэтому то, о чем я говорил, имеет другую основу. Очень многие граждане, которые проживают в Тульской области, работают в других регионах. Они вынуждены брать открепительные и голосовать там, где работают, так проще. Поэтому идея создания именных избирательных участков в том, чтобы вернуть голоса себе. Все остальное - домыслы. Открепительные уже  пронумерованы, их жизненный путь можно отследить.

Корр.: Как Вы относитесь к предложению оснастить все участки вэб-камерами? Это тоже помогает воспрепятствовать фальсификации выборов и другим незаконным действиям?

С. К.: Хорошо отношусь. Вопрос не в уменьшении фальсификации. Это увеличит доверие к выборам, даст возможность видеть, чем занимается счетная комиссия.

Корр.: Ряд тульских СМИ допускают явный перекос в освещении деятельности партий в предвыборный период, информируя население преимущественно об «Единой России» и в положительном ключе. Об оппозиции – либо ничего, либо негативно и меньше по объему эфирного времени, количеству публикаций и т.д. Это нарушение ст. 51 закона о выборах депутатов Госдумы. Ведется ли облизбиркомом мониторинг СМИ о соблюдении этой статьи закона и какие санкции будут применены к нарушителям?

 С. К. В период избирательной кампании нет равного доступа к СМИ. Здесь надо разделять, что происходит. Зачастую это не агитация, а информирование. Они размещают информацию по фактическому происхождению тех или иных событий. Это однозначно не нарушение закона. Закон говорит о том, что бесплатное время и площади всем должны представляться в равном объеме. Если информационные сообщения появляются, это связано с повседневной деятельностью партий.

Корр.: При каком условии возможно будет проголосовать на дому? И много ли у нас в Туле и области тех, кто будет голосовать на дому?

С. К.: Достаточно большое число, порядка 15% лиц с ограниченными возможностями. Пока не представляется возможным оборудовать все избирательные участки пандусами. Даже их наличие не решит всех проблем. Выносные урны рождают слухи о фальсификации. Но неизвестно, что будет с каждым завтра. Поэтому здесь о фальсификации говорить нельзя. Мы не можем таким людям не дать возможности проголосовать.