Жить дорого, а умереть еще дороже...
 
Житель Камчатки Дмитрий Рогов в июне этого года в срочном порядке приехал в Тулу. Преодолеть тысячи километров пришлось из-за смерти деда. 
 
 - Мы созванивались с дедушкой. Он сказал, что ему стало плохо. Потом вроде бы лучше, но позвонили утром и не смогли дозвониться. Поняли, что что-то случилось. Пока дозвонились до единой дежурно-диспетчерской службы, до скорой помощи, дед где-то день пролежал. Когда нам позвонили, рассказали все, то мы уже отправились в Тулу, - рассказывает Дмитрий. 
 
В Туле житель Камчатки нарвался на фирму с очень ярким и звучным названием – «Городская ритуальная служба №1». Агентом, рассказывает Дмитрий, стал некий Егор Романович. Уже через пару часов после первого звонка в тульскую ЕДДС на Камчатку последовал звонок от ритуальщика. 
 
Прайса не показали, цены в договоре писали от руки. Самое дорогое – гроб – 25 000 рублей, еще 13 000 пришлось отдать за бальзамирование. 2 000 за спуск тела из квартиры, столько же за покос травы на могиле. 3 500 – установка на место оградки, которую временно убирали для удобства подхоронения, еще 2 000 – за вынос гроба. Правда, в договоре Дмитрий потом увидел, что отдал за эту услугу 8 000 рублей. 
 
По капле там, здесь. Вот и вышло 109 000 рублей. 
 
 
Хоронили усопшего в закрытом гробу. Почему? Рогов недоумевает. У деда, рассказывает, не было коронавируса. На это имеется соответствующая справка. Плюс, специально заказал услуги бальзамирования.
 
 - После похорон мне выслали фотографии на которых видно, что тело положили, а сверху него костюм, который обещали надеть. Плюс, агент нас обманул с услугой бальзамирования. Он взял 13 000 рублей, убедил, что тело начало разлагаться. В Тульском областном бюро судебно-медицинской экспертизы мне сказали, что агент отказался от услуг бальзамирования. Я написал ритуальному агенту, чтобы мне вернули 13 000 рублей. Он сказал, что все выполнено. А что выполнено? Они просто положили тело дедушки в полиэтиленовый мешок, а сверху вещи, - недоумевает Рогов. 
 
Сейчас мужчина обратился в прокуратуру. Он просит надзорный орган разобраться в действиях агента и считает их мошенническими. Также, рассказал Рогов, он уверен, что в квартире дедушки были деньги. Перед смертью он рассказывал, что снимал в Сбербанке 40 тысяч рублей. Денег родственники не нашли. Лишь десятирублевые монетки в кармане куртки. В квартире были медики и участковый. Дмитрий никого не обвиняет, но, говорит, нехорошие подозрения есть.
 
Мы тоже решили поговорить с Егором Романовичем. Представляем вам часть диалога по телефону. 
 
 - Здравствуйте, Егор Романович? 
 
 - Да, здравствуйте. 
 
 - Информационное агентство «Тульские новости». К нам обратились, можно сказать, по вашу душу. Мужчина в июне хоронил своего деда. Может, помните? Юрий Михайлович *** [прим. усопший]. 
 
 - Не понимаю о ком вы.
 
 - Была история в июне. Дедушку хоронили в июне, на 109 000 рублей. Была конфликтная ситуация, что была оплачена услуга бальзамирования, но не выполнена.
 
 - [пауза] Вообще не понимаю о чем…
 
 - Не помните такую историю просто?
 
 - [долгая пауза] Нет.
 
Далее было еще несколько попыток объяснить и напомнить Егору Романовичу о конфликте, но тот вообще не понимал о чем идет речь, хоть и продолжал разговор.
 
 - Я правильно, понимаю, вы ритуальный агент? 
 
 - Нет.
 
 - Подождите, вы *** Егор Романович?
 
 - [молчание]
 
 - Да?
 
 - Алооо?
 
 - Вы *** Егор Романович?
 
 - Да-да-да. 
 
 - Да, но вы не ритуальный агент?
 
 - Нет, я не работаю.
 
Егор Романович, не являющийся ритуальным агентом, проговорил с неизвестным человеком, несущим околесицу про похороны, агентов и бальзамирование, порядка двух минут. Вот уж выдержка и такт. 
 
Что ж… Бывают совпадения! Проверяем номер телефона – совпадает. Звоним на Камчатку и вскоре получаем по мессенджеру визитку. Данные совпадают. Каждая буква, каждая цифра. А в углу рядом с гербом Тулы еще и красуется надпись «Городская ритуальная служба №1».
 
 
Странно… Тут в «бой» вступил еще один наш сотрудник. Сплюнув через левое плечо, мы решили «похоронить» ее родственника. За помощью обратились, конечно же, к Егору Романовичу. Звонок был сброшен. После второй попытки послышался противный и протяжный полускрип-полувизг, который заставил редакцию грустно вздохнуть. Егор Романович заподозрил неладное и «перекрылся»?
 
Но через 30 секунд телефон зажужжал. Звонил Егор Романович. 
 
 - Алло, здравствуйте, звонили?
 
- Здравствуйте. Это ритуальная служба?
 
 - [пауза] Нет.
 
 - Аэээм… А куда я попала?
 
 - А вам что надо?
 
 - Просто этот номер в интернете нашла и хотела бы поговорить об оказании услуг захоронения… [глубоко и скорбно вздыхает]
 
 - [молчание]
 
 - Так вы работаете или нет?
 
 - Моего номера в интернете нет нигде. 
 
 - Это странно, потому что я нашла ваш номер там. 
 
Егор Романович продолжает тактично и сдержанно выслушивать очередную околесицу про похороны (вот день у человека, уже второй сумасшедший звонит!), а затем, когда клиент уже начинает прощаться, выходит следующее:
 
 - Могу вам номер дать. 
 
 - Давайте. А чей номер вы мне дадите?
 
 - Сотрудника.
 
 - Давайте, хорошо. Записываю.
 
 - Просто как-то странно… Моего номера в сети нету. Есть, конечно, знакомые, кто занимается, но не знаю…
 
 - Давайте хотя бы номер подскажите. 
 
 - А вы откуда будете?
 
 - Из Тулы.
 
 - [диктует номер] Андрей.
 
 - А как называется служба?
 
 - Ритуальная. 
 
У каждого из нас есть под рукой номер ритуального агента? Везение, не иначе.
 
Звонить Андрею? Смысл? Хоронить мы никого, к счастью, не хороним, а выведать что-то про Егора Романовича абсолютно нереально. Да и зачем? Все и так понятно. 
 
И тут… Звонок с незнакомого номера. 
 
 - Алло, здравствуйте, по поводу ритуальных услуг вам подсказать нужно?
 
 - А вы Андрей, да?
 
 - Нет, Юрий. «Городская ритуальная №1».
 
 - Аааааа… А откуда у вас мой номер?
 
 - Слушайте, нууу… Мне сообщили со 112, что у вас какая-та неприятность. 
 
 - Откуда вам сообщили?
 
 - У нас есть единая служба, которая… По которой мы обзваниваем всех людей, которые обращаются за ритуальными услугами. 
 
Наш журналист снова завел историю про «похороны». Юрий же с огромным удовольствием ответил на все вопросы. Цены, пояснил агент, у них муниципальные и предварительно насчитал 45-50 тысяч. Если что, с прайсом готов приехать сам. Круглосуточно. Предложил также вариант встретиться на Набережной Дрейера прямо в областном Бюро судебно-медицинской экспертизы. 
 
Вот такая картина. «Тульские новости» просят проверить компетентные органы не только информацию от Дмитрия Рогова о мошеннических действиях при организации похорон, но и факт «слива» информации ритуальщикам от службы 112, который в беседе с нашим журналистом подтвердил агент. В нашем случае такого факта, конечно, не было, но едва ли ритуальщик взял его с «потолка». Да и звонок ритуальщика на Камчатку после сообщения о ЧП в 112 тоже о многом говорит.
 
**
С жалобами на «Городскую ритуальную службу №1» в «Тульские новости» уже обращались.
 
Так, тулячка Мария Милованова не может вернуть 66 000 рублей даже несмотря на то, что решение о выплате принял суд. Дело в том, что обратившись в «Городскую ритуальную службу №1», Милованова заключила договор с ИП. Тот банкрот. Уже год на его счету нет денег. Приставы разводят руками. Сделать они ничего не могут. Вот выдержка из материала, которая говорит о принципах работы агентства.
 
Похоронами супруга Миловановой занимался агент Алексей Гусейнов.
 
 - Я по поводу истории Марии Миловановой.
 
 - Пошла она на х**, так и скажи ей.
 
 - В смысле?
 
 - В прямом, е*т. Пусть на х** идет.
 
 - Да ладно, вы чего? Есть же решение суда. 
 
 - Ну и что? У нас ликвидировано предприятие. Нам вообще по*** на нее. 
 
 - Разве так можно? Человек умер, она деньги отдала.
 
 - Ну, это она тебе бабаски эти рассказывает. Она – чмо. Мы с чмо будем общаться как с чмо.
 
 - А если без эмоций? Ваша позиция.
 
 - Без эмоций наша позиция – она ничего не получит никогда в жизни. 
 
 - Почему?
 
 - Потому. Это мое, принципиальное.
 
 - А почему?
 
 - Потому что. Она – чмо, я тебе объясняю. 
 
 - Вы понимаете, что я представитель СМИ?
 
 - Ну я понял, че ты хочешь? Скажи, напиши «чмо». Сказали, что она чмо. Этого предприятия больше не существует, которое она… С 7 декабря ликвидировано.
 
 - А почему ликвидировано?
 
 - Потому что. 
 
О принципах работы тульского Бюро судебно-медицинской экспертизы «Тульские новости» тоже рассказывали. История с платными немедицинскими услугами прогремела на всю область после проверки Генпрокуратуры. Нашлись многочисленные нарушения. 4 июня бывшего руководителя учреждения Дениса Желткова осудили за присвоение. По версии следствия, Желтков с июля 2019 года по 30 декабря 2020 года организовал ежемесячное начисление и выплату себе заработной платы и иных выплат, положенных за выполнение работы врача-эксперта, фактически не осуществляя данную деятельность. С этих махинаций он получил свыше 218 тысяч рублей. Желткова приговорили к штрафу в 350 000 рублей. Сейчас он оспаривает приговор в части запрета на занятие определенных должностей. Теоретически он может уже совсем скоро официально вернуться к работе. 
 
В прошлом году также было возбуждено уголовное дело, связанное воспрепятствованием предпринимательской деятельности. Речь сейчас тоже о Бюро. Никаких движений с расследованием, по нашим данным, нет до сих пор.
 
Еще один материал нашего журналиста «Если завтра ты умрешь» с вопиющими фактами о работе ритуальщиков указывал на многочисленные нарушения закона, но никаких сообщений о принятии мер от правоохранительных органов не было. 
 
Непотопляемая сфера.