Про хлебокомбинаты

У нас процедурные вопросы, мы возбуждаем дело, по регламенту мы обязаны разместить информацию о возбуждении на своем официальном сайте.

Определение только готовится, мы сейчас уточняем перечень необходимых документов, которые мы будем просить представить.

В целом ситуация аналогична ситуации с ценами на бензин. Товары разные, а поведение компаний на рынке одинаково. Для нас важно, чтобы это поведение было рыночным. В ходе мониторинга по данному виду рынка мы выявили ситуацию, связанную с тем, что в конце прошлого года цены на муку серьезно упали. Мука является основной составляющей при формировании цен на хлеб. Снижение цен ни по одному предприятию, которое мы будем привлекать к ответственности, не произошло. Мы будем выяснять, почему.

Статья 10 – монопольно высокая цена. Есть признаки монопольно высокой цены. И вторая статья – согласованные действия. Для нас удивительно, что цены не снизили ни одно из предприятий.

Вызывает беспокойство заявления, которые прозвучали из уст руководителей предприятий о том, что грядет повышение цен на хлеб. Мы не возражаем против повышения, но повышать надо с той конкурентной ценой, которая должна бы быть в рыночных условиях.

В этом вопросе мы будем координировано выступать с администрацией Тульской области, с губернатором Вячеславом Дудкой. У нас в регионе цены на хлеб одни из самых высоких в ЦФО. Эта ситуация беспокоит и администрацию президента, и региональную власть.

Мы возбуждаем дело по признакам нарушения антимонопольного законодательства, признаки имеются. Мы настроены на то, чтобы доказать состав нарушения.

Про бензин

Параметры рыночной цены обозначены Правительством. Это средняя цена на бензин 19 рублей. Соответственно, на территории Тульской области, компании движутся к этой цене. В Тульской области в настоящее время оснований для возбуждения дел на рынке торговли нефтепродуктами нет. Вся необходимая информация о ценах на бензин, еженедельно докладывается в ФАС России по всем регионам, в том числе по Тульской области.

Цены – это отражение экономического процесса. Если у компании доля компании на рынке составляет более 50%, только тогда можно применять термин монопольно высокая цена. К нам обращаются граждане и спрашивают, почему у нас цены такие-то, хотя там-то ниже. Этот вопрос некорректен. Потому что компании разные, получают бензин из разных источников. Наверное, мало кто знает, но многие независимые компании, которые формируют средние цены на бензин в Тульской области, по которым оцениваются цены в регионе, привозят бензин в Тулу из других регионов. Не все получают бензин с одного нефтезавода. Соответственно, разные затраты формируют разные наценки. Если цена выше, чем в соседней области, нельзя сказать, что это обязательно говорит о нарушениях. Мы не контролируем цены, мы не снижаем цены. Мы контролируем через цены соблюдение антимонопольного законодательства. Нарушения антимонопольного законодательства на рынке нефтепродуктов в Тульской области в нынешних условиях не выявлено.

Про продукты питания

Цены на продукты питания, особенно цены на основные продукты питания, речь идет о том, что нет пока оснований для возбуждения дел. Сам по себе рост, например, цен на сахар, мы не можем вмешаться на уровне территориального органа, потому что цены формируются за пределами области. Само по себе повышение цен отражает рыночную ситуацию. Рыночный принцип: товар должен стоить столько, за сколько его покупают.

Пока в Тульской области серьезных нарушений антимонопольного законодательства на рынке продуктов питания не выявлено. У нас есть непонимание поведения сетевых магазинов, которые также в определенной мере формируют цены на продукты питания. Практически все магазины требуют с поставщиков плату за распространение продуктов на своих полках, в том числе, чтобы поставить выше на полку, куда чаще смотрят покупатели – также необходимо платить. А за поставленный товар сетевики платят поставщикам только через 60 суток вместо установленного ранее периода реализации продукции 1 месяц. Сейчас этот вопрос решается на законодательном уровне.

Про газету «Слобода»

Два суда мы проиграли. Это суд первой инстанции, суд второй инстанции оставил без изменений. Будем обжаловать и дальше, будем привлекать общественность, поставим в известность религиозные конфессии, попросим их высказать свое мнение. Беспокоит то, что решением судов, по сути, вводится в оборот официальное слово, написание которого вызывает протест у интеллигентного человека.

УФАС реагирует на подобные обращения граждан. Мы относимся к ним с большим вниманием. Я беседовал с мамой девочки, которая спросила, что это за слово. Мама очень возмущена тем, что слово было опубликовано. «Слобода» аргументирует это технической ошибкой. Мы не возражаем. Но что написано пером, не вырубить топором. Сейчас никто не установит, было это написано умышленно или нет, но факт был, и издание должно нести ответственность. «Слобода» привлекла экспертов, которые составляли словарь мата. Они говорили о том, что в их словаре этого слова нет, поэтому оно не может считаться матом, его можно употреблять. Но ведь при оценке рекламы восприятие человека важно. Если мама или ребенок воспринимает это таким образом, это является нарушением законодательства о рекламе. Соответственно, с юридической точки зрения мы правы. Нашу точку зрения по проблеме восприятия подтверждают и психологи, и лингвисты. Мнения экспертов в качестве доказательств есть. Сумма штрафа 60 000 рублей родилась не на пустом месте. Мы со «Слободой» взаимодействуем в части рекламы давно. Никак не может наладиться работа так, чтобы в этой газете полностью отсутствовали нарушения.

Светлана Кузнецова