Сегодня в Управлении Роспотребнадзора по Тульской области прошла конференция, в ходе которой главный санитарный врач региона Лидия Шишкина разъяснила истинные причины запрета на ввоз молочной продукции из Белоруссии.

– Лидия Ивановна, с чем связано веление запрета на ввоз молочной продукции из Белоруссии?

– Ровно год назад, 12 июня, был принят Федеральный закон № 88 «Технический регламент на молоко и молочную продукцию. Вступил он в силу с 27 декабря 2008 года. То есть, в запасе было полгода, чтобы понять, как выполняется российское законодательство.

Если говорить о Тульской области, то была проведена большая напряженная работа, чтобы перевести свою продукцию в соответствие регламентом. На предприятиях осталось еще очень большое количество старой упаковки, и мы пошли навстречу, чтобы не выбрасывать вложенные в нее деньги. Но если молочная продукция стоит в торговом зале в старой упаковке, то необходимо наличие листов-вкладышей. Возможны и другие варианты, но в любом случает, потребитель должен знать, что он приобретает.

А как себя повела Белоруссия? Что они сделали за полгода. Если взять российский реестр, то белорусской продукции там 1211 видов. А переоформлено в соответствии с новым регламентом только 603 образца. Остальные? Есть ли там сухое молоко, натуральный ли это продукт – мы так и не знаем. Будут ли они приводить свою продукцию в соответствие с новым регламентом – не будут – не знаем. Возьмем детское питание: из 103 видов переоформлено только 46.

– Лидия Ивановна, что именно изменилось после введения нового технического регламента?

– До нового технического регламента мы покупали разную молочную продукцию, не имея информации о ее качестве. То ли оно произведено из натурального молока, то ли из сухого. Теперь в обязательном порядке это должно указываться. Питьевое молоко в Туле из сухого молока не производится. Ни грамма, ни процента сухого молока! За тульскую продукцию я могу вам сказать.

– Коснулось это только белорусской продукции?

- В Тульской области, в основном, да. Связано это, наверное, с тем, что в нашем регионе другого молока и нет. Единично в каких-то торговых точках реализуют продукцию из Татарстана. Остальное – центральные регионы России.

– Есть мнение, что запрет на ввоз белорусской продукции, скорее, политический вопрос. Не произошло ли введение санкций из-за напряженных отношений с Белоруссией?

– Нет никаких санкций. Не должно сложиться впечатления, что запретили всю молочную продукцию. Мы пустили на свой рынок белорусскую продукцию кроме персонально указанных. Всего 1211 видов, из них только 50% переоформили упаковку в рамках нового технического регламента. Переоформят остальные – мы будем иметь все эти 1211 наименований. Россия по своему законодательству работает, а почему для остальных должны быть поблажки? Требования одинаковые – почему мы с отечественного производителя требуем, а с них нет? Я сомневаюсь: если бы белорусская сторона приняла свое законодательство, а Россия бы продолжала спихивать туда то, что и раньше, то я думаю, что они бы нас не терпели. Это я точно скажу.

– Как будет отслеживаться, продается ли в магазинах запрещенное молоко?

– Реализация запрещенной продукции будет приостанавливаться. Мы сейчас составляем график внеплановой проверки сетевых магазинов, оптовых поставщиков. Мы им дали информацию, чтобы они добровольно вернули поставщикам продукцию, которая не прошла регламент. Проверки идут с санкции прокуратуры. Непосредственно после праздников уже пойдут сами рейды.