1 июля в тульской студии «Эхо Москвы» в программе «Особое мнение» (совместном проекте ИА "Тульские новости" и радиостанции "Эхо Москвы в Туле") член президиума Общественной палаты Тульской области, прокурор Тулы с 1996 по 2002 гг. Владимир Стоян рассказал свое видение ситуации с коррупцией в Тульской области в настоящее время. 

Корр.: В свое время прокурор области Олег Черныш называл отрасли, где наиболее процветает коррупция. Это здравоохранение, образование и органы внутренних дел. А какие коррумпированные отрасли в Тульской области назвали бы Вы?

В.С.: Я поддерживаю те выводы, которые огласил прокурор Тульской области относительно развитости коррупции в этих сферах. Надо полагать, что прокуратура Тульской области владела достаточно обширной и достоверной информацией о том, что именно здесь процветает коррупция. Это на самом деле так, это правда. Безусловно, спектр коррупции гораздо шире. Она также поразила практически всю государственно-управленческую деятельность. Она поразила и правоохранительные органы. Без коррупции в настоящее время практически не обходится сфера предпринимательства и бизнеса. 

По Тульской области достаточно примеров. К примеру, уголовные дела, о которых сообщалось в средствах массовой информации, когда к уголовной ответственности привлекались депутаты Тульской областной Думы, городской думы, работники органов местного самоуправления. Это фактически все лица законодательных, представительных органов, органов управления и местного самоуправления. Я лично считаю, что самым опасным проявлением коррупции является то, что она совершается в области государственно-управленческой деятельности. 

Есть старинная пословица, которая имеет право на жизнь и сейчас: «Рыба всегда гниёт с головы». Поэтому, что касается сферы государства, его органов, то здесь это действительно опасно. Что же касается сфер образования и здравоохранения, это тоже носит довольно обширный характер. Но, несмотря на возможно большое количество происходящих там фактов, это та сфера, где побороть коррупцию легче, если иметь в виду, к примеру, ту же государственно-управленческую деятельность или правоохранную деятельность. Для этого достаточно принять очень жёсткие меры. Применяя целый комплекс правовых, профилактических мер, эту волну можно сбить. На мой взгляд, эта коррупция даже не в полной мере соответствует тому понятию коррупции, которое заложено в федеральном законе о противодействии коррупции от 25 августа 2008 года. Как следует из федерального закона, обязательным признаком состава преступления коррупционной деятельности является обязательное наличие должностных лиц.

Корр.: В июне президент РФ Дмитрий Медведев предложил сократить штат чиновников на 20%. При этом в Тульской области, по данным Туластата, федеральных служащих - 5 023, областных – 1 777, муниципальных - 4 137. Другая инициатива от ряда экспертов – это поднять зарплату госслужащим. Для справки: Тульские чиновники получают в среднем 31 426 рублей, в области - 21 474 рубля. Так поможет ли сокращение штата чиновников или увеличение зарплаты снизить уровень коррупции в регионе?

В.С.: Вне всякого сомнения, материальное благополучие тех же сотрудников правоохранительных органов, тех же врачей, учителей, существенно снизит коррупционную составляющую, включая также государственных служащих, управленцев, то есть наших чиновников. Посмотрите, какая зарплата у работников правоохранительных органов в США и у нас. Она существенно отличается. Естественно, там тоже есть коррупция, но масштабы несопоставимы с масштабами коррупции в наших правоохранительных органах. Повышение зарплаты существенно повлияет. 

Но одновременно должна быть компетентность государственных управленцев и работников других сфер. То есть люди должны дорожить своей заработной платой, своим материальным положением. И, конечно же, хорошо оплачиваемый чиновник - это залог того, что он уже не будет смотреть в чужой карман. Это очень важно. И поэтому та работа, которая ведётся по сокращению государственного аппарата, если эти деньги будут направлены на повышение заработной платы - это очень важный момент, и это в определённой степени повлияет на снижение коррупции. 

Но, конечно, одни эти пути не приведут к тому, что у нас будет существенно сокращаться преступность. Нельзя забывать о том, что коррумпированность у нас получила такое большое масштабное развитие в 90-е годы, под каким влиянием всё это осуществлялось и почему. На эти вопросы уже даны ответы. Мы знаем, что добиться снижения коррупции за счёт только этих мер нельзя. Как правило, бывает так, что чем больше повышают зарплату, тем больше взяток может брать чиновник (по крайней мере, будет к этому стремиться). Но, тем не менее, это, безусловно, повлияет, поэтому такая работа если ведётся, то её в целом надо поддерживать. Наряду с сокращением, возможно, следовало бы также провести переаттестацию кадров. Тогда, возможно, на работе будут оставлены люди, действительно заслуживающие внимания, которые очень ответственные, работают честно и являются порядочными людьми.

Корр.: 14 апреля на совещании по противодействию коррупции губернатор Вячеслав Дудка отметил, что профессорско-преподавательский состав ТулГУ - в зоне особой ответственности. После этого совещания пресс-служба университета опубликовала информацию о том, что в рамках борьбы с коррупцией в вузе планируется видеосопровождение занятий, зачётов и экзаменов. Как Вы думаете, это поможет избежать взяточничества?

В.С.: Техническое совершенствование образовательного процесса, включая и сдачу экзаменов, которая сейчас проводится, будет давать сдвиги, заставит преподавателей с этим считаться. Но я довольно критично отношусь к разговорам о том, что это может каким-то кардинальным образом повлиять на ситуацию. К сожалению, ТулГУ всегда на слуху в связи с тем, что там больше всего изобличается лиц, которые получают взятки от студентов. Должна быть создана общая картина презрительности и нетерпения к этому явлению.

Корр.: Приватизация муниципального имущества. Сейчас о ней снова заговорили как о источнике пополнения бюджета. Нужна ли Туле приватизация муниципальной собственности?

В.С.: Процесс приватизации муниципального имущества - это в общем-то нормальное явление. Он происходит везде, разрабатываются специальные программы, включаются соответствующие объекты. И если этот процесс проходит в соответствии с требованиями существующих правовых норм, если учитываются положения устава муниципального образования, требования бюджетного законодательства и так далее, то это нормальный процесс. Главное, чтобы это имущество было передано или продано в те руки, которые действительно будут использовать его по назначению, эффективно для города. В нашем случае проблема заключается в том, что не всегда сразу можно разобраться, что стоит за подписанием того или иного акта, того или иного документа

Корр.: Коррупционные скандалы в Тульской области: глава Новомосковска Николай Минаков выплачивает штраф, главы Белева Глаголев и Хардыбакин оправданы… А начиналось все как масштабные действия по борьбе с коррупцией. Что это – только видимость этой борьбы или неспособность следствия довести дело до конца? 

В.С.: Ни в коем случае нельзя это считать видимостью. Это была реальная работа по изобличению лиц, которые совершали преступления. По всей видимости (я только так могу говорить, поскольку материалов уголовных дел не знаю), может быть, были сложности в расследовании, может быть, какие-то обстоятельства возникли при рассмотрении дела в суде. Я не готов это обсуждать совершенно. Я знаю об этих делах не больше, чем простые радиослушатели. Конечно есть проблемы и у следствия. Вопросы расследования уголовных дел в отношении такой категории лиц представляют собой очень большую сложность. Необходимо исходить из того, что следователи имеют руководителей. Не всё удаётся исследовать. Нельзя забывать о том, что и следственный аппарат в своё время у нас был очень сильно ослаблен. В то время как коррумпированность, коррумпированные связи, корпоративная деятельность криминальная только совершенствовалась, то у нас в рамках правоохранительных органов адекватных своевременных мер не осуществлялось. Это, возможно, является причиной того, что некоторые уголовные дела разваливаются. Здесь много проблем с качеством ведения следствия. Рассмотрение дела - это уже совершенно иная сфера. Но сами факты говорят о том, что никто не преследует цели просто так возбудить уголовное дело и напугать тем самым других чиновников.