В программе «Особое мнение» на «Эхо Москвы в Туле» заявитель по делу директора департамента Тульской области по экологии и природным ресурсам Алексея Лазарева, адвокат Валерий Соколов прокомментировал инцидент с участием начальника УГИБДД по Тульской области Игоря Коновалова, посочувствовал увольнению Алексея Родинкова и рассказал о том, что его вынудило обратиться в суд.

Ведущая: Как вы можете прокомментировать инцидент с Игорем Коноваловым в Турции?

В.С.: Скандал с Коноваловым, с моей точки зрения, а я имею много друзей бывших действующих милиционеров, в том числе и в ГАИ. Приход Коновалова изначально вызвал массу негатива, он был персоной нон грата, был непопулярным человеком, неквалифицированным. А ведь после ухода Меркулова было много достойных людей. То, что говорят о подставе Коновалова в Турции, нереально. Невозможно провести такую программу и так ее реализовать. Это слишком хлопотно. Все это - результат обильного возлияния вино-водочных изделий. Законы турецкие суровые, минимальная статья – от 5 лет. То, что Коновалов не зарекомендовал себя достойно, это мнение большинства сотрудников УВД.

- Что можете сказать по поводу увольнения бывшего начальника Советского РОВД Алексея Родинкова?

- В отношении Родинкова у меня два суждения: как бывший милиционер скажу, что система зря лишилась такого сотрудника. Он с молоком матери впитал все принципы милицейской жизни, достиг всего, но, как адвокат скажу, что он зарвался. За решетку садились многие адвокаты, которые защищали людей. Это вопиющие случаи. По разговорам моих друзей, скандал Родинкова связан с его руководством и управлением кадров. Потом это переросло в банальное увольнение. Руководство отдела кадров УВД должно было принять все меры, чтобы он остался. Не выдавливать такого уровня людей, ведь он болел за раскрываемость. Он должен был остаться.

- Расскажите о деле Алексея Лазарева.

- Я - учредитель ряда строительных фирм. В бизнесе работают два моих сына. На протяжении 2-х лет мы добываем песок на территории Тульской области. Когда началось строительство трассы "Москва-Дон", мы приняли решение выкупить земли на территории Воловского и Ефремовского районов. Все по закону сделали. На носу было строительство дороги трассы, песок у нас качественный, все шло к тому, что люди начнут действовать. Но в сентябре 2008 года за неделю департамент вынес решение о прекращении 4 лицензий нашей фирмы. Это было сделано для того, чтобы заработали карьеры московской фирмы, что было сделано с успехом: трасса от наших карьеров уже ушла, и они никому стали не нужны. Нас целенаправленно лишили лицензии. Это подольская фирма. Я пошел на прием к Лазареву. Узнать, в чем мы провинились. Алексей Николаевич сослался на то, что это не его воля, а воля его руководства. После этого мы обратились в Арбитражный суд Тульской области. Он встал на защиту департамента, хотя оснований не было. Там нашли формальный повод, пролоббировали в суде данное дело. Только в Брянске нам была дана возможность защищаться, нас послушали и внимательно отнеслись к нам. В итоге брянский суд отменил решение Лазарева. Он восстановил нам лицензию. Нам сразу сказали, что правду вы добьетесь только за пределами Тульской области. Трасса "Москва-Дон" ушла от карьера, мы пытались жить с департаментом по закону, но началось выдавливание нас с рынка в Узловском районе. После 15 проверок в месяц мы написали открытое обращение на имя начальника УФСБ, губернатора Тульской области, прокурора. Реакция была нулевая, получили простые отписки. С нас потребовали деньги, мы отказались платить наличными. После Нового года поступил звонок, было требование отдать деньги наличными. Это не для себя, поймите, а для начальства, - говорил Лазарев. Мне сообщили, что 18 февраля будет принято решение о лишении нас лицензии. Наше терпение иссякло.

- Почему его перевели в Москву?

- По моему мнению, московский следственный комитет забрал это уголовное дело с целью качественного расследования. Мы думали, что вслед за Лазаревым, который заставлял у нас брать деньги, попадут в поле зрения и также будут привлечены другие лица. Но мы видим, что чуда не произошло. У нас впереди - подача исков о возмещении ущерба к Лазареву или департаменту по экологии и природным ресурсам. У нас есть огромная доказательная база. Московские фирмы заключили с нами договора, что будут брать с наших карьеров около 50 млн кубов песка. Потом все сорвалось. Все учредители будут говорить об этом, мы будем предъявлять иск.

- Насколько эта коррупционная ржавчина проела администрацию области?

- Не берусь говорить за всю администрацию, но действия департамента настолько циничны, наглы и бесцеремонны, что даже трудно найти объяснения. Человек конкретно знает, что он вымогает, знает, что мы все уже оплатили. Он с нас требовал денег, ввел в состав учредителей своего друга, однокашника. Мы надеялись, что нас хоть проверками не будут мучить.

- Кто тот таинственный повелитель, для кого Лазарев брал деньги?

- Здесь и сейчас говорить об этом рано. Надеюсь, что люди, которые расследовали данное дело, все-таки рано или поздно смогут довести его до логического конца, поэтому называть фамилии преждевременно.

- В ваш адрес были угрозы?

- Угрозы были всякие: повреждения автомобиля, замышлялось физическое устранение, однако эти люди просчитались, что сумеют нас морально сломить, запугать, но это, к счастью, никому пока не удавалось и вряд ли удастся.