Корр.: Чем отличается эта избирательная кампания от предыдущих?

М.: В первую очередь, эта кампания будет характеризоваться тем, что, по сути дела, здесь идет выдвижение только от партий. Выдвигаются партийные списки, и все документы предоставляются в облизбирком, включая агитационный материал, аудио, видео, листовки, материалы, связанные с выдвижением кандидатов. Здесь происходит заверение списков, окончательная их регистрация, выдается удостоверение доверенным лицам, уполномоченным представителям, уполномоченным по финансовым вопросам, кандидатам. Все в одном месте. Одномандатников нет. Один фонд на всю партию. Такого, как, например, было на выборах в Госдуму, когда региональные отделения партий имели еще плюсом свой фонд к московскому фонду общепартийному, здесь нет. Сами партийные списки будут дробиться на территориальные группы. По закону, партийный список имеет общеобластную часть: это один человек, который возглавляет весь список. Далее список может дробиться на территориальные группы. По фамилиям кандидатов как-то группировать, и каждая группа будет соответствовать какой-то территории Тульской области. Таких групп должно быть не более 24 и не менее 12. Общее количество кандидатов в списке – не более 80 человек. Максимальное количество в территориальной группе не указано, минимальное – не менее двух человек.

СМИ будут задействованы общеобластные: ВГТРК, у ТВЦ, к сожалению, нет лицензии на вещание, газета «Тульские известия», газеты, которые выходят на уровне районов. Партии будут выпускать листовки. Кандидатской деятельности индивидуальной, как таковой, здесь нет. Все это «упаковано» в партийную структуру.

Каждая территориальная группа, каждая партия призвана собирать голоса избирателей. Возможны листовки, которые пропагандируют деятельность той или иной группы или партии. Голосуя за партию «X», вы голосуете за Иванова, Петрова, Сидорова. И наоборот, выбирая человека, которого вы хорошо знаете в районе, в городе, вы голосуете за нашу партию.

Процент прохождения для партий – 7%. Партия, которая набирает меньший процент на выборах, не принимает участия в распределении мандатов.

Что бы ни говорили об этой системе партийных списков, я не являюсь ни фанатом, ни адептом этой системы. И не собираюсь ни рекламировать ее, ни превозносить. Сам знаю и пороки этой системы, и недостатки ее. Все это так. Но у партийных систем есть одно очень важное преимущество. Как бы там ни было, но за партийные списки голосуют не менее 80% граждан, которые приходят на выборы. То есть выборными являются, как правило, представители 80% людей, которые принимают участие в выборах. Чего в мажоритарных округах быть не может. Это очень большое представительство. Мажоритарные округа такого представительства не дают. Вы понимаете, когда отсутствует планка явки, можно победить одним голосом. Есть методики, технологии, они совершенно легальны и описаны в учебниках по избирательному праву, как один голос может решить все, весы будут качаться туда-сюда. Был у нас в свое время такой человек, обер-прокурор Священного Синода Победоносцев. Вот он, критикую парламентскую и выборную систему, говорил: «Неужели мы таким образом выбираем лучших из лучших, честных из честнейших, умных из умнейших?» Конечно же, нет. Особенно, когда все вот так вот качается. Партийная система дают более стабильный результат.

Корр.: Значит ли это, что кандидат должен больше работать, чтоб показать все, на что он способен?

М.: Здесь кандидат не действует на свой страх и риск. Он человек в команде. Потому что люди голосуют за команду, имя которой «Партия». Он является составным звеном. Не винтиком, нет! Люди голосуют за людей. Для них партия – это совокупность людей, личностей. И здесь будет голосование за личностей. Конечно же, будет. И от того, какие люди будут в этих территориальных группах, какие люди будут возглавлять эти мини-территориальные списочки, и зависит результат всей партии. Твоя победа будет победой партии на данной территории. И не только на этой территории. По сути дела, как я говорю, это совокупность 24 побед. Сколько бы ни было у тебя территориальных групп: какая-нибудь партия может выставить, например, 15 групп, не все территории закроет – ну и что, это нормальное явление. Но она так поставит свою работу в этих 15 территориях и на уровне всей области, что будет голоса собирать и на других территориях, где нет территориальных групп. Это уже зависит от тактики и стратегии конкретной партии. Мы к этому отношения не будем иметь никакого. В бюллетене для голосования будет фамилия лидера списка и две фамилии из группы от каждой территории. То есть мы берем двух первых людей из территориальной группы, и вот на этой территории будет вот такой бюллетень. Бюллетени на разных территориях будут, как близнецы-братья однояйцовые. Другое дело, что фамилии будут меняться. А все остальное: номера партий, эмблемы партий, название партий, их размещение в бюллетене, - один к одному. Если у какой-то партии на той или иной территории нет группы, то будет бюллетень свободный: эмблема партии, название и все! Но это право партии – выставлять или не выставлять. Какие-то партии накроют все 24 территории, какие-то половину или более того. С точки зрения закона, здесь ничего предосудительного нет, это больше политическая тактика и стратегия, чего мы – облизбирком – касаться не будем. Общий фонд – 25 миллионов. Сейчас рассматриваем поправку, которая предусматривает, что часть денег, которую партия вносит сама себе, должна быть увеличена с 5 до 15 миллионов. Это правильно. Потому что выборы партийные, и костяк этого фонда тоже должен быть чмсто партийным. А все остальное – это пожертвования граждан, юридических лиц.

Корр.: Для чего было сделано деление по территориям?

М.: Вы понимаете, что по закону, избирательная комиссия Тульской области к 1 июня должна всю область разбить на 24 территории. Это не округа. Округа – это когда мы говорим о выборах по одномандатным, многомандатным округам… На этих выборах округ один – это территория Тульской области. Восемь территорий – в Туле, остальные – на территории Тульской области. 12 числа у нас прошла рабочая группа членов избирательной комиссии, все согласились с нашими наработками. По двум территориям были замечания: по одной тульской территории и по двум новомосковским территориям. Но эти замечания были несущественные, поправки мы предложим и 20 числа утвердим эти территории. До 1 июня они будут опубликованы.

Корр.: Какие возможны нарушения, лазейки в связи с переходом на эту новую систему выборов?

М.: Не хочу, чтобы кто-то подумал, что являюсь ярым противником мажоритарной системы. Одномандатные округа и систему выборов по партийным спискам можно сравнить с индивидуальным предпринимателем и фирмой. Разница такая же. Конечно, мобильность больше у одного. Но там больше и нарушений. Там слабее штабы. Таких кандидатов в Америке называют self-made-man – человек, который сделал себя сам. Он сам себе команда, юрист, финансовый уполномоченный и т.д. И он думает, что все знает. И как правило, такие люди совершают гигантское количество нарушений. Причем порой нарушений курьезных, глупых!.. В партии же есть люди, которые занимаются вопросами права, другие занимаются финансовыми вопросами, третьи занимаются вопросами кампании как таковой. Конечно, количество ошибок и нарушений падает в разы. Тут споры тоже могут возникнуть. Помните, на выборах в IV Думу, когда там спорили по «Засечному рубежу», быть им на выборах или не быть, вплоть до Верховного суда? Вы понимаете, какого это уровня спор? Это не просто листовку кверху ногами приклеили или какой-то глупый документ в облизбирком принесли. Споры агитационного характера были, есть и останутся. А вот серьезные нарушения, надеемся, что не возникнут. А в одномандатных округах такое сплошь и рядом, причем споры нехорошие, склочные. Хотя во многих субъектах достаточно хорошо работает смешанная система, когда часть депутатов избирается по одномандатным округам. Райков сказал, что в течение года все субъекты РФ перейдут на партийные списки. Я считаю, что если мы сказали А, надо говорить и Б. Если решили, что госдуму будем избирать по партийным спискам, значит в целом страна готова к такому переходу. Так почему же отдельные регионы не готовы? А если кто-то не готов, надо спросить почему.

Я считаю, что выборы должны проходить по партийным спискам. Вот в Германии Бундестаг выбирают по смешанной системе и Легислатуру по смешанной. Но там пошли дальше, чем у нас. Они постепенно приучают людей. Давайте посмотрим, как они голосуют. Каждый избиратель бюллетень кладет в конверт. И каждый конверт отдельно распечатывается и оглашается отдельно каждый бюллетень. Так вот, когда вы голосуете за одномандатника, это ваш первый голос – первый бюллетень и первый голос. А второй бюллетень и второй голос – за партийный список. Если вы проголосовали за кандидата, который не выдвинут партией, так называемый независимый кандидат, ваш голос обязательно считается. Но второй голос считается только тогда, когда вы проголосовали за кандидата, выдвинутого этой партией в одномандатном округе, тогда признается ваш голос за партийный список. Если вы голосуете за независимого кандидата, это означает, что в в Бундестаге хотите видеть кандидата, независимого от всех партий. Тогда ваша позиция по партийному списку становится непонятной. Это нонсенс. И они вторые глосса не считают. Они приучили обычного бюргера к тому, что если ты приходишь голосовать за независимого кандидата, будь готов к тому, что у тебя второго голоса нет. У нас вообще таких «независимых» кандидатов нет. Вы посмотрите, они все после выборов расходятся по фракциям. Все они зависимы! А у нас при смешанной системе можно проголосовать за независимого кандидата и по партийным спискам совершенно за другую партию! К примеру, я утрирую, конечно, мы отдаем свой голос за независимого кандидата, который говорит, что он против правительственных мер, все плохо, надо менять и т.д. И тут же идем и голосуем за партию, которая наоборот поддерживает президента и за эти меры! Это получается бездумное голосование. Поэтому я не против того, чтобы оставить эту смешанную систему в регионах, но надо ее хоть немножко модернизировать. И объяснить людям, что если вы хотите, чтоб ваш голос учитывался, надо голосовать за тех людей, которые выдвинуты вот этими большими коллективами, коими являются партии. Либо голосую за одномандатников, если ты не находишь близких себе людей среди партий, но тогда распрощайся с голосованием по партийным спискам.

Надо было либо менять смешанную систему, либо полностью переходить на партийные списки. Но я не уверен, что это надо было делать революционно. Как пойдет федеральное законодательство, я не знаю. Посмотрим…

Корр.: А если человек пришел на выборы и хочет голосовать за ту или иную партию, но позиция того человека, который ее представляет в территориальной группе, совершенно ему не близка. Или наоборот?

М.: Знаете, это всегда мы будем говорить, как примирить ежа и мужа. А те ли люди в той партии? А те ли люди возглавляют ту партийную группу? Но это уже дело чисто партийное. Кто такой человек, который возглавляет партийный список? Это действительно лидер, локомотив. Это символ партии. Но никогда не будет так, что его будут поддерживать все. Кому-то нравится, кому-то не нравится.

Это только кажется, что выборы по партийным спискам технологически просты. Объем работы облизбиркома возрастает в полтора раза! Потому что при смешанной системе половина работы уходит в окружные комиссии. Но исходя из того, что органы государственной власти Тульской области приняли такую систему, мы будем ее реализовывать. Мы – те самые бурлаки, которые тянут баржу. Куда теперь деваться?.. Задача общая – все должны выйти на выборы. Другое дело, если в документах будут досадные, печальные ошибки, которые не позволят регистрировать список, конечно, надо будет менять что-то. Во всех остальных случаях облизбирком будет работать предупреждающе. Заранее показывать недостатки в документа, и уж выходить на отказ в регистрации только в том случае, если эти недостатки бесспорны. Но на мой взгляд, эта система делает выборы чище, понятнее для населения.

Все начнется 9 июля. Это такой расчетный день. В этот день Дума назначит выборы областные. Вообще период, в течение которого Дума назначает выборы, со 2 по 9 июля. С 27 июля начнется выдвижение кандидатов. С момента опубликования решения до 27 июля любой беспартийный гражданин вправе вступить в ту или иную партию и претендовать на то, чтобы быть включенным в список.

Корр.: Вообще жесткие будут выборы?

М.: Выборы по партийным спискам никогда не бывают мягкими. Это нормальное явления. Да и в мажоритарных округах в ряде случаев выборы проходят достаточно жестко.

Корр.: Скажется усиление конкуренции на эффективности работы партии?

М.: Я считаю, что скажется. Что происходит в итоге выборов? Формируется представительный орган – Тульская областная Дума, которая состоит из фракций. Фракция – это люди той или иной партии, которая прошла на выборах. Переходить из фракции во фракцию нельзя. Количество мандатов будет строго определено для пятого созыва. Сколько мандатов взял по итогам выборов, то у тебя и место. Человека можно исключить из партии, но он не теряет депутатский мандат. Исключить из фракции невозможно. Межпартийная конкуренция будет достаточно сильной. Закон сделан так, что не может быть между территориальными группами одной партии абсолютного равенства. Работы каждой территориальной группы партии будет оценена.

Корр.: Если вернуться к СМИ. Помимо тех, что вы назвали, другие могут принять участие?

М.: Любая немуниципальная газета вправе опубликовать расценки, как только будет опубликовано решение о назначении выборов. Буквально со следующего дня у вас будет месячный срок, в течение которого вы можете опубликовать свои расценки для политических партий, выдвинувших списки кандидатов, ваши условия для агитации. Когда начнется агитационный период, где-то в конце августа, вы имеете право продавать газету тем или иным партиям.

Корр.: Ваши прогнозы.

М.: Об этом говорить еще преждевременно. Но насколько я понимаю ситуацию, не как зампред облизбиркома, а как гражданин, то все 4 парламентские партии, которые находятся в Государственной Думе, примут участие в этих выборах. Что касается других партий, я думаю, есть шансы и неплохие у «Правого дела», «Яблоко» может проявить себя, «Патриоты России» и другие. Да мало ли еще партий у нас! Шансы есть у всех, что из этого получится – вопрос.