В интервью корреспонденту ИА «Тульские новости» председатель областной избирательной комиссии Валентина Федосеева рассказала о достижениях старого состава избирательной комиссии, своем видении личности председателя облизбиркома и поделилась планами на будущее.

- Валентина Александровна, на заседании Тульской областной Думы спикер Игорь Панченко, по сути, обвинил вас в том, что при вас было много предвыборных нарушений. Как вы к этому относитесь?

– Я бы немножко не так оценила те слова, которые были сказаны председателем Тульской областной Думы, т.е. они были адресованы не лично мне, а руководству избирательной комиссии, а руководство состоит, как вы знаете, из трех человек. Но это немного меня шокировало, но, мне кажется, это было связано с тем, что возникла перепалка между Сухорученковым и Панченко, и они вошли в какой-то раж. Сухорученков говорил о том, что из года в год, из кампании в кампанию растет число нарушений избирательного законодательства, но не тактично переносить все это на руководство избирательной комиссии в связи с тем, что избирательные комиссии не осуществляют каких-либо нарушений, это исходит от других участников избирательного процесса.

- Т.е. от тех же политических партий, по сути?

- По сути, да.

- Для многих было неожиданностью, что правящая партия на фракции, а затем на Думе не проголосовала за вас, за человека, обладающего большим опытом в избирательном процессе. С чем вы это связываете?

- Я так полагаю, что в последнее время профессионалы в политике не нужны, это раз. Второй момент: наверное, это какой-то проект друзей партии «Единая Россия». Я не хочу сказать, что это проект партии.

- Получается, нужны люди, которые будут тупо выполнять чьи-то распоряжения?

- Ну, отчасти, да.

- Многие как раз и говорят, что отстранение Федосеевой – это отстранение человека, который пытался соблюдать правила игры, то есть закон. Что, закон нам больше не нужен?

- На мой взгляд, в Тульской области сложилась хорошая система избирательных комиссий, и я всегда настраивала участников этой системы на то, что самое главное в избирательном процессе – это избиратель, и, конечно, закон. Люди, которые остались в избирательной системе, будут продолжать работать, они будут следовать этим традициям.

- Но все-таки от фигуры председателя ведь многое зависит?

- Я полагаю, что да. Вы знаете, большое значение имеет то, что субъектовый председатель избирательной комиссии должен иметь большой политический вес. На мой взгляд, это было моим достоинством.

- Кому-то оно в итоге не понравилось?

- Вы знаете, у нас не любят людей, которые достигают большого веса в обществе.

- Областная Дума проголосовала, сейчас вы, может быть, немного свободнее в высказываниях, оцените последние выборы или тенденции, к которым мы идем.

- Это не значит, что я сейчас не связана с теми мыслями, которые всегда присутствовали у меня в период избирательных кампаний, все это осталось неизменно, я уже не раз высказывалась, что честные справедливые открытые выборы – звучит немного пафосно, потому что в это не верят наши избиратели. А не верят люди из-за того, что участники избирательного процесса, прежде всего, избирательные объединения, подчас пользуются запрещенными методами, то есть теми методами, которые преследуются законом.

- Поймать их удается с трудом на этом?! Это что – упущение закона или попустительство власти?

- Знаете, здесь трудно назвать эту грань, мы всегда достаточно плотно в этом направлении работали с правоохранительными органами. Я приведу в качестве положительно примера тот факт, что в день выборов прокурорские работники оказывались на избирательных участках, они не вмешивались в избирательный процесс, но пытались на месте выяснить, какие есть нарушения и в чем оказать помощь.

Сотрудники ОВД достойно в этом плане выполняли действующее законодательство. Тяжело это выявить. Человек, который получил, в частности, деньги, не идет на то, чтобы заявить об этом, если мы говорим о подкупе избирателей. А спустя какое-то время это распространяется среди его родственников, знакомых, и создается такая аура, что на каких-то конкретных выборах был подкуп избирателей.

- Каковы ваши планы на будущее? Ходят слухи, что политические партии предлагают вам участие в политических проектах.

- Это не слухи, поступают предложения от тульских региональных отделений партий участвовать в избирательном процессе в ином качестве, допустим, в составе списка кандидатов предлагают участвовать в избирательной кампании в качестве кандидата в депутаты. У меня еще есть время на размышление.

- А сами вы к чему склоняетесь?

- Я пока не готова ответить на этот вопрос, потому что у меня впереди две рабочих недели. Нам нужно подготовить проведение первого заседания нового состава областной избирательной комиссии. Учитывая, что я - человек ответственный, я в этом плане сейчас добросовестно работаю. Кроме того, у меня есть еще одно любимое дело. Я возглавляю тульское отделение «Юристы России» и хотела бы активизировать его работу. Подчас пребывание в избирательном процессе, когда этому делу отдавался полностью, может быть, мешало реализации общественных планов.

- Подведите итог работы избирательной комиссии под вашим руководством. Что удалось сделать? Что не удалось, но хотелось бы?

- 15 июля состоялось последнее или предпоследнее заседание комиссии старого состава, и мы, члены комиссии, могли смело смотреть друг другу в глаза, потому что мы никогда не преступили закон. Это мы констатировали. Команда работала слаженно, у нас возникло очень много направлений в работе: и в правовом просвещении избирателей, и в работе с молодежью, в работе с нашими ветеранами и инвалидами. Все эти положительные тенденции отмечались ЦИК РФ. Некоторые из наших коллег вошли в новый состав комиссии, и мы дали им наказ – работать так, как работали мы, и осуществлять все те направления деятельности, которые нами были заложены.