На минувшей неделе премьер-министр РФ Владимир Путин, открывая заседание правительственной комиссии по вопросам регионального развития, заявил о том, что правительство готово увеличить финансирование региональных программ содействия занятости. По его словам, соответствующие инициативы и предложения должны исходить, прежде всего, от руководителей субъектов федерации. Правительство ждет от губернаторов прямого руководства программами содействия занятости. Группы по содействию занятости необходимо контролировать лично, а не перекладывать на заместителей, - отметил Путин.

В Тульской области ситуация с безработицей обострилась в октябре прошлого года, когда в регионе наблюдалось резкое увеличение численности безработных граждан при одновременном снижении количества вакантных рабочих мест. Кроме того, резко возросла численность сокращенных из организаций работников, и увеличилось количество организаций, планирующих и проводящих массовое увольнение, устанавливающих неполную рабочую неделю.

Особенно сильно пострадали промышленные предприятия региона, напрямую зависящие от ситуации на мировом экономическом рынке.

В ноябре стало известно о проблемах на крупнейших промышленных предприятиях Тульской области, в том числе на Оружейном заводе, РТИ и Тулачермете, где одна за одной начали закрываться печи, якобы на «плановый ремонт». Кризис коснулся Туламашзавода, стекольного завода в Алексине, машзавода «Штамп».

Наиболее плачевная обстановка складывалась на «Ясногорском машиностроительном заводе», где проблемы начались еще задолго до кризиса – рабочие не раз устраивали голодовки, требовали выплатить зарплату, но толком ничего и не добились. С началом кризиса предприятие почти остановилось. Если в ноябре 2008 года на заводе работало 1286 сотрудников, то в конце апреля их осталось 829. 457 тружеников сократили. В масштабах Ясногорска, с численностью населения 21000 человек, эта цифра достаточно существенная. Руководство завода до последнего отрицало факт сокращений, называя это «оптимизацией». В начале июня стало известно, что ЯМЗ объявлен банкротом.

Сокращения не обошли стороной даже чиновников городской и областной администрации. В марте губернатор Вячеслав Дудка заявил о том, что в администрации региона под сокращение попали 24 человека, планировалось уволить еще 80.

Сотрудникам предприятий и организаций, не попавшим под сокращение, пришлось соглашаться на временное трудоустройство, чтобы не потерять существенную часть заработной платы. В итоге бухгалтеры, инженеры, специалисты вынуждены были три дня в неделю выполнять свои прямые обязанности, а оставшиеся дни переквалифицироваться в дворников, слесарей, электриков, монтажников и т.д.

Сокращения коснулись и огромного числа менеджеров организаций, банков, частных коммерческих фирм. В ходе так называемых «оптимизаций» без работы остались люди, от чьих услуг, по мнению руководства, в условиях кризиса необходимо было отказаться в целях экономии.

Еще сложнее пришлось тем, кто в свое время уехал на заработки в Москву и работал вахтовым методом. Зачастую они, приезжая в столицу на очередной рабочий период, обнаруживали, что фирма, сотрудниками которой они являлись, не выдержала кризиса, и теперь ее просто больше нет. Возврат населения особенно сильно ощущался в северных районах области, откуда до Москвы было рукой подать. Между тем, в жерновах кризиса исчезала и организация в Туле, где они работали до отъезда в Москву. Негде искать трудовую книжку, без которой новые работодатели не возьмут на работу. Еще страшнее – если нет заработанных денег, которые столичные работодатели зачастую не считали нужным возвращать осиротевшим сотрудникам.

Участились и случаи мошенничества, когда нечестные на руку руководители, прикрываясь кризисом, по полгода не выплачивали людям зарплату, а затем просто запускали механизм банкротства предприятия.

За ситуацией на рынке труда особенно тщательно следила прокуратура. Практически ежедневно на официальном сайте ведомства появлялись сообщения о том, что тот или иной руководитель оштрафован за задержку заработной платы своим сотрудникам. На особом контроле были случаи увольнения людей.

Здесь заявили о себе профсоюзы. Председатель Тульской Федерации профсоюзов Игорь Каенков в ходе первомайских митингов заявил, что ни один человек не будет уволен, пока его случай не будет тщательнейшим образом рассмотрен с участием членов профсоюза предприятия. Однако как было в действительно, сказать сложно. Истории о ситуациях, когда человека буквально заставляли написать заявление об уходе по собственному желанию, были далеко не редкость.

В конце первого квартала 2009 года страсти начали утихать. Развитием утвержденного в ноябре Плана антикризисных мероприятий Тульской области на 2008-2009 годы стала региональная Программа мероприятий по преодолению последствий мирового финансового и экономического кризиса, принятая в феврале текущего года. Предусматривалось, что реализация мероприятий Программы будет направлена на решение задачи регулирования рынка труда, переобучения и трудоустройства населения.

Общий объем финансирования Программы в текущем году составит более 625 миллионов рублей, в том числе субсидии из Федерального бюджета – 594,4 млн. руб., из бюджета области – 31,3 млн. руб. Предусмотренные меры должны будут обеспечить временную занятость порядка 40 тысяч человек, в том числе организовать опережающее обучение для 8 тысяч человек, задействовать в общественных, временных работах, стажировках молодых специалистов более 31 тысячи человек, более 500 человек смогут заняться малым предпринимательством.

По словам начальника службы занятости населения Тульской области Ольги Хамешиной на сегодня наш регион, по сравнению с другими, выглядит неплохо. Уровень безработицы составляет 1,9%, тогда как в целом по России – 3%.

Высвобождение работников по-прежнему идет, но уже более медленными темпами. В настоящее время на учете в центре занятости стоят 15785 безработных. Количество имеющихся вакансий – 8148.

Получается, что на одно вакантное место претендуют как минимум два человека. Более плачевно выглядит сама структура вакансий: наиболее востребованы по-прежнему представители рабочих специальностей: токари, слесари, фрезеровщики, каменщики, бетонщики, строители, монтажники, повара. Служащие – врачи, медсестры, фельдшеры, воспитатели детских садов.

Незаполненными остаются вакансии кровельщиков, водителей троллейбусов, наладчиков оборудования, резчиков стекла. По вакансиям арматурщиков спрос превышает предложение в 14 раз, подсобных рабочих в 5 раз, медсестер в 13 раз, воспитателей детских садов – в 3 раза.

Наоборот, предложение превышает спрос, то есть соискателей больше, чем имеющихся вакансий, по таким специальностям как инженеры – в 6 раз, экономисты – в 10 раз, контролеры, охранники.

По оценке многих экспертов, экономика России уже достигла дна. То есть, самое время начаться обратному процессу, когда реальный сектор начнет набирать силу, для работы вновь потребуются специалисты, оказавшиеся «за бортом». Однако, судя по данным службы занятости, этого не происходит.

Свободны вакансии, не требующие квалификации, а вот люди с высшим специальным образованием по-прежнему не нужны работодателю.

Что им предлагает государство? Варианты: переквалифицироваться в дворников, слесарей, монтажников и т.д. и найти работу, не требующую мозговой активности. А то и вовсе уехать в сельскую местность и трудоустроиться скотником. Ведь в этом случае по программе содействия занятости горожан не только переучат, но и, возможно, даже предоставят им жилье по месту работы.

Другой вариант – открыть собственное дело. Программой предусмотрена финансовая помощь людям, которые готовы на это пойти, в состоянии разработать свой бизнес-план и начать работать на себя. Однако в условиях, когда сообщество уже существующих предпринимателей как может, из последних сил, борется с административными барьерами, а ситуация с выдачей и оплатой кредитов более чем сложная, начинать свое дело рискнет только окончательно отчаявшийся.

Вот и получается, что хороший специалист с высшим образованием вынужден до конца надеяться на лучший исход событий, стараться не думать о кризисе и трудиться за гроши, подрабатывая на своем же родном предприятии, убирая территорию. Тем, кто все-таки потерял работу, остается только посочувствовать. Им либо приходится штудировать страницы Интернета и газет, переполненных вакансиями тех же дворников, либо, задавливая вполне понятное человеческое желание работать по специальности в чистом офисе и шагать по карьерной лестнице, все-таки идти работать тем, кем предложат – то есть, опять же дворником, грузчиком, фрезеровщиком, арматурщиком и т.д….

Все профессии нужны, все вакансии важны – это понятно. Но осадок интеллигентной тоски и обиды, как ни крути, все-таки остается.