Пушку Гаусса модернизировал 27-летний туляк, аспирант ТулГУ Илья Сидоров. Сама пушка является одной из разновидностей электромагнитного ускорителя масс. С ней Илья уже побывал на различных выставках. Например, на международном форуме «Армия», где его разработку оценили представители Минобороны России. Мы поговорили с Ильей и узнали о том, почему он решил заняться конструкторским делом, как оценивает свою модернизацию пушки, а также поговорили об оружии в космосе. 

- Для начала расскажите немного о себе. Как вы пришли к конструкторскому делу?

- Учась еще в школе, мне хотелось стать инженером-конструктором, потому что я видел в этом какое-то творческое начало, какую-то творческую жилку. Это интересное направление, которое меня привлекало. Вещей по жизни мне в принципе нравится не очень много: это спорт, оружие, и какая-то, может быть, философская составляющая жизни. Во все, что я делаю, я вкладываю какой-то смысл. Сначала я поступал на радиоэлектронику. Собственно, природа возникновения такого оружия как раз таки электрическая. И я подумал, что, наверное, логичнее было бы попасть именно на эту специальность на эту кафедру. Оттуда я после первого курса перевелся как раз на «Стрелково-пушечное и ракетное оружие» (прим. ред. - выпускниками кафедры были А.Г. Шипунов, Н.Ф. Макаров, И.Я. Стечкин и В.П. Грязев, который также преподавал и читал лекции для студентов и сотрудников кафедры). Виктор Алексеевич Власов, мой нынешний научный руководитель, сказал: «Илья, что ты переживаешь, так? Ты выступаешь даже не за свою кафедру. Ты участвуешь в конференциях наших, так что давай к нам». Ну я подумал, взвесил все за и против, и ушел.

- Вам нравилось учиться на этой специальности?

- Учился здесь с удовольствием. У меня было студенческое конструкторское бюро, в котором я что-то пробовал делать, писал какие-то научные статьи. В портфолио их было шесть или семь. У меня как раз была тема, связанная с электромагнитной пушкой. Я каждый раз своими руками делал более совершенную модель. Но уже потом пришел к выводу, что нужно ставить какую-то определенную цель, глобальную: она должна что-то пробивать. Пробивать достаточно серьезные преграды, серьезную броню хотя бы на уровне бронежилета первого класса или второго, это обычно металл или кусок фанеры.

- Вернемся к вашему студенчеству. Как именно вы познакомились с оружием и конструкторским делом?

У нас в семье есть традиция. Она достаточно такая древняя уже, наверное. Началась она еще с моего прадеда. Отец мне рассказывал, что любому ребенку в семье на пятнадцатилетие дарят оружие. Вот мне 15 лет исполняется и отец говорит: «Сынок, ты дорос. Я хочу тебе сделать подарок». Он достает коробку такую картонную, и я вообще не понимаю, что это. Только понимаю, что это что-то необычное. У меня жутко захватило дух. Он вскрывает ее, а там пневматическая винтовка ижевская. Моей радости не было предела от того, что родители сделали такой подарок. Ну и я ходил тайком куда-то в лес стрелять. Там было очень интересно. Потом я ее разобрал. Мне стало интересно как будущему инженеру, скажем так.

- Желание разобрать ее пришло сразу?

Да. В каком-то плане, может быть, я и остался таким ребенком, который постоянно все разбирает. Мне действительно очень интересна техника. И, наверное, уже никогда не пропадет эта тяга. Я стараюсь любую вещь модернизировать Ну, собственно, с пневматической винтовкой произошло то же самое. Я ее модернизировал. Стал покупать навесной оборудования на свои какие-то копейки со школьных обедов. Мама с папой тоже давали, конечно, какие-то деньги. 

Они знали о том, чем вы занимаетесь?

Ну конечно. Мама, скажем так, к этому с опаской относилась. Но это нормально, она же мама. Боялась, что я прищемлю что-нибудь или что-то взорвется. Отец относился к этому с иронией. С таким мудрым снисхождением. Когда я брал винтовку и уходил куда-то стрелять, мама все время спрашивала: «Зачем ты берешь ее с собой?». Я говорил: «Мам, я аккуратно». Мы постоянно спорили по этому поводу, но в итоге все равно я уходил тайком. Пробовал разные прицелы, разное оборудование. Пробовал что-то делать сам. Даже сейчас она у меня есть и замодернизирована просто в хлам. Там стоит новая пружина, дульный тормоз металлический. То есть все пластмассовые детали, которые были, я заменил на металлические, наверное, кроме ложи. Даже сейчас, в этой пушке (прим. ред. - модернизированная пушка Гаусса) нет этого конечного результата. Меня она не устраивает. Хоть она и показалась на выставках, но я знаю, что есть много любителей, которые тоже этим занимаются. Мне хочется на базе кафедры сделать не что-то прорывное, совершенное, а что-то, что другие люди смогут изменить посл меня. Чтобы другие ребята, которые будет здесь учиться, могли просто так включать, стрелять и ставить какие-то эксперименты. Может быть, они потом вообще скажут, что он какую-то ерунду сделал. Мне бы хотелось на базе кафедры, допустим, хотелось сделать баллистический ствол на электромагнитном принципе. Это было бы, наверно, логично и правильно, чтобы другие люди могли воочию наблюдать вот этот процесс.

- Как вы вообще пришли к тому, чтобы модернизировать пушку Гаусса? Ведь люди создают сначала одни конструкции, затем другие, и вот так постепенно приходят к делу своей жизни.

У меня, собственно, тоже это все было постепенно. Я не могу сказать, что я гениальный инженер или ученый. Я вообще не ученый. Я, скажем так, на уровне любителя все это делаю просто потому, что мне нравится. Мне просто нравится. И все. Я делаю то, что хочу. И я считаю это правильно. Поэтому первая модель, я сделал ее еще в школе.

- В школе?!

Да, в школе. Я дома сидел, все это собирал, паял. Это было уже после пневматического ружья. Потом понял, что интересно было бы попробовать какие-то новые принципы, принципы электромагнетизма. Это было весьма занимательно и интересно, потому что я не видел ничего подобного. В интернете искал, да. Видел, что другие ребята тоже что-то делают. И я очень сильно загорелся и стал собирать что-то свое. А так как денег не было ни шиша, я находил детали, менялся с каким-то людьми, ходил в радиокружок. Очень замечательный человек, который меня в этом поддержал - Лев Дмитриевич Пономарев, который до сих пор занимается с ребятами радиоэлектроникой. У нас было две подели пушки: одна лежала дома, другую мы собирали с ним. Это была такая моделька с колесиками. Царь-пушка электромагнитная. Мы собирали ее для небольшой выставки в ДК. Там я, получается, выиграл свой первый диплом. По-моему, это была олимпиада «Наследники левши». Потом мне уже дали за мою первую модель уже здесь, в университете, диплом первой степени. Их было, по-моему, всего два в Туле. И, в общем-то, с этого все началось. Меня это захватило и не отпускает до сих пор. Стараюсь по мере своих возможностей светиться, продвигать эти темы и может быть, кого-то заражать. Я буду счастлив, если кто-то сделает что-то лучше меня. Мы должны служить мотивацией для других людей ровно так же, как и они для нас. Это нескончаемый процесс, и он должен существовать во всех своих проявлениях.

Чем вы занимаетесь сейчас?

- Сейчас работаю на оборонном предприятие ЦКИБ СОО, в свое время я очень хотел туда попасть, потому что там работали известные конструкторы. Мне хотелось набраться опыта. Взаимодействую со своим отделом. С людьми, которые очень компетентны в своих вопросах. Мне очень приятно работать в такой атмосфере. Возвращаясь сюда и общаясь с преподавателями и с ребятами, которые тоже заинтересованы, ты сам себя подстегиваешь и развиваешь. Когда ты варишься только в своем котле, это не очень правильно, потому что у всех пределы разные. У всех разные знания и разные акценты. И зная эти акценты, обращая на них внимания, ты можешь развиваться сам.

Вы же уже со своей модернизированной пушкой Гаусса принимали участие в ряде выставок. Расскажите об этом.

Да, я поездил по выставкам немножко. Особенно мне нравится выставки «Интерполитех» и «Армия», в которой я поучаствовал в этом году, и это было просто феерично. Очень много людей интересных туда приходит: и ученых, и пользователей, и просто каких-то больших людей, больших дядек, военных из Минобороны. Они так смотрят придирчиво, как положено, не стесняются в выражениях. Был случай, что ко мне потом приходили люди и говорили: «Илья, вам не стыдно работать? Вы делаете оружие, и тем самым вы портите свою карму». То есть там какие-то религиозные начались философствования.

Вас это не удивило?

Любое животное имеет защитные механизмы. У человека это мозг. Если появилось оружие, значит, есть от кого защищаться. И это вполне нормально, что человек пытается себя защитить. Я считаю, что суть вещей определяет владелец. Если бы никто в мире не делал оружие, я бы переквалифицировался и освоил что-то новое, более созидательное. Выращивал бы что-то, лил сталь или строил дома. Нам решать, как мы используем что-либо: во благо или во вред.

 

- Что именно пушке Гаусса дало ваше усовершенствование?

- Да, собственно, я бы не сказал, что я  сделал здесь что-то кардинально новое. Просто компоновка. По моей схеме это, по сути, однозарядная болтовая пушка. Здесь принцип основан ан тех же самых электромагнитных принципах, которые существуют в физике. И чего-то кардинально нового, с уверенностью могу сказать, я не внес. Просто я собрал компоновку, которая понятна. Этот как полезная модель. Компоновка понятна любому человеку, который в этом ничего не понимает. Это образец, который даст понимание процесса и устройства данного оружия. Здесь я попытался показать на простом примере, что будет представлять собой будущее оружие, основанное на данном принципе (прим. ред. - электромагнитном). Тут, в принципе, достаточно все понятно: ствол, соленоиды, конденсаторы, аккумулятор, ложа и блоки управления. Все это соединяется проводами и, собственно, работает. Сейчас здесь находится выставочный образец. Мне бы хотелось, конечно, сделать стендовый образец здесь, на кафедре. Чтобы кто угодно мог прийти и посмотреть, как это работает. Если навесить огромное количество блоков, вот этих проводников, то можно получать огромные скорости. Вот это как раз и здорово. Чтобы люди могли воочию видеть, как оно работает. Этот макет был собран для того, чтобы это показать. Дальнейшее развитие подобного рода установки я вижу уже как раз таки в набрасывании колоссального количества блоков. Энергия, которая возникает в этом устройстве - колоссальная и очень опасна. Можно получить очень серьезный удар током и возможно даже с летальным исходом. То есть нужно быть предельно аккуратным в таких вещах.

А вы как работаете?

- Ну конечно это перчатки, причем не один слой. И я еще надеваю сварочные краги. То есть когда я рубильник дергаю или как-то взаимодействую с этим, я, естественно, разряжаю конденсаторы. И разряжать их тоже нужно аккуратно, лучше всего на соленоиды, потому что если замкнуть их отверткой, конденсатор может взорваться. Я призываю всех людей, которые с подобными штуками работают, быть предельно осторожными. Не надо забывать про технику безопасности, она реально написана кровью.

А как происходит процесс создания? Вы просыпаетесь среди ночи с идеей, как это происходит, например, у писателей или художников?

Я просто все было основано желание. Я смотрел форумы, смотрел видео, как вообще данный принцип работает, и потом уже что-то свое выдумывал. То есть это, скажем так, когда ты смотришь какие-то вещи по данной тематике, изучаешь кучу информации, то потом у тебя вырисовывается какая-то компоновка, которую принимаешь ты. Если вы посмотрите на образцы оружия или, например, автомобилей, то увидите, что они похожи на человека, который их сделал. Там будут какие-то общие черты. Мне всегда, например, нравился пистолет Макарова. От него веет надежностью, в нем чувствуется какая-то сила. 

Какие планы в дальнейшем? Когда, собственно, будем танки пробивать?

- Тут, на самом деле, все достаточно сложно. Во-первых, пока создание какого-то компактного и мощного оружия на электромагнитном принципе в недалеком будущем может и будет возможно, но начинать работать в этом направлении надо уже сейчас. Если не работать и не проводить исследования, то ничего не будет. Где, как не в университете, заниматься такими вещами. У меня задача создать именно стенд, который будет пробивать первый класс бронежилета, а потом постепенно повышать и переходить на более сложные материи, которые мы будем пробивать. Камень преткновения и основная проблема - получит кратковременный мощный импульс. И тут дело в источнике питания. Например, порох. У него разный химический состав. Существует множество различных марок. Но это все - горючие вещества, которые при горении в замкнутом объеме создают огромный кратковременный импульс. Это, скажем так, микровзрыв.  Здесь же такой импульс получить достаточно сложно ввиду природы возникновения. Принцип создания импульса другой. Для этого мы используем конденсаторы. Накапливаем энергию и отдаем на соленоиды, чтобы импульс возник именно в катушках, затянул пулю и разогнал до нужной нам скорости. То есть здесь будет решать и длина ствола, и количество соленоидов. Нам этот импульс нужно будет увеличивать. Чем больше соленоидов, тем длиннее ствол.

- Не могу не спросить. А когда будем стрелять бластерами? 

Во все надо вкладываться. У американцев уже есть лазерная система ПВО. Они сбивают ракеты лазером. У нас, наверно, тоже есть подобные работы, которые ведут к созданию лучевого оружия, но все это - исследования. Нет сейчас задач и целей, которые нужно поражать именно энергетически, то есть именно лазером. Это своего рода баловство, но развивать подобные темы нужно. Где такое оружие может пригодиться? Я думаю, что в космосе. Пороховому оружию нужен кислород для горения пороха, а в космосе вакуум. У меня были мысли, и я высказывал их на своем предприятии, мол, давайте попробуем сделать пороховое космическое оружие, это же интересно. Будет какой-то кислородный баллон, да, боезапас будет ограничен, но это реально. Можно было бы сделать, но нет задачи. Вакуум и невесомость это жутко плодотворная среда для создания орбитальных орудий. Сбивать, например, астероиды, летящие к Земле. Нас защищает только атмосфера и Луна. Если бы у нас были подобные устройства, это бы дало человечеству шанс защитить планету хотя бы от небольших астероидов. Если делать что-то подобное, то это огромный проект с огромным бюджетом, но создать пробник и что-то сбить достаточно дешево. 

- А вы не планирует этим однажды заняться?

- Я планирую, может быть, сейчас, выбить какой-то грант на создание такой модели. Но у нас, наверно, это сложновато сделать. Я бы с удовольствием этим занялся. Конечно, нужна команда. Привлекать надо людей, они - самый ценный ресурс. У нас много самородков и гениальных людей, которые могут делать лучше, чем в заграничных компаниях. А что может привлечь? Закрытые базовые потребности. Когда человеку есть что есть, на чем передвигаться и где жить. Когда это все закрыто, человек начинает думать о том, как реализовать себя. И это важно. Созидание - истинный смысл существования каждого человека, он должен к этому стремиться и преумножать свой потенциал.