Борис Играев: «То ли ещё будет…»

Борис Играев рассказал про свой уход с поста завкафедрой журналистики ТулГУ

icon 01/07/2024
icon 07:00
Борис Играев: «То ли ещё будет…»

© ООО "Региональные новости"

ООО "Региональные новости"

29 июня основатель и заведующий кафедрой журналистики ТулГУ, заслуженный работник культуры России Борис Анатольевич Играев покинул свой пост.

- Борис Анатольевич, ваше решение покинуть кафедру журналистики ТулГУ вызвало шок у студентов, преподавателей, да и для медиасообщества эта новость стала крайне неожиданной. Вы создали востребованную для области кафедру, более 15 лет успешно ею руководили… Почему решили вдруг уйти?

- Это не спонтанное решение: подобные мысли не покидали последние года два. Причина – в невозможности что-либо изменить к лучшему, чувство неудовлетворённости от работы, отсутствие позитивного ожидания, если хотите – чувство стыда перед студентами. Я имею в виду материально-техническую базу кафедры. Последний аудиторный компьютер вышел из строя 3,5 года назад – объяснять на пальцах мультимедийную журналистику и компьютерные технологии, согласитесь, не лучший образец в обучении и образовании. Разумеется, писал служебные записки, говорил на совещаниях о том, что университет только от обучающихся на кафедре коммерческих студентов ежегодно получает более пяти миллионов рублей и что раз в 10 лет можно выделить хотя бы 400-500 тысяч рублей на приобретение новой техники.

Доводы нового ректора об экономической нецелесообразности иметь для 150 студентов кафедры десяток компьютеров – мне не понятны. Правда, нас «облагодетельствовали»: раз в неделю, по расписанию, выделили время для практических занятий в компьютерном зале соседнего корпуса. Нам же необходим так называемый «ньюсрум», когда в режиме реального времени студенты, получив задание от преподавателя, могут сразу же сесть в своей аудитории за компьютер: написать тексты, выложить фото или сюжет, снятый на смартфон, отредактировать и разместить в сети. Это стандартная практика во всех отделениях и факультетах журналистики страны, а не вопрос рентабельности, о чём любит говорить новый ректор. Это форма обучения профессии, творческому мастерству. Это то, ради чего и создавалась кафедра журналистики. Кстати, за три года руководства вузом ректор ни разу кафедру не посетил, не поговорил с преподавателями и студентами.

Не рентабельным оказался и сайт кафедры, где студенты отрабатывали свои профессиональные умения и навыки, размещая тексты, фото и видео. Ректор просто распорядился закрыть все кафедральные сайты. Довод крайне нелепый: студенты и преподаватели в обязательном порядке должны теперь посещать единый университетский сайт: от количества посетителей и оставленных лайков якобы зависит рейтинг вуза. Не знаю, как часто верноподданные сотрудники и преподаватели «отмечаются» на сайте самопиара ректора, но студентам эта платформа и текстовое наполнение мало интересны. А на каждом собрании вновь и вновь звучат призывы: ставьте лайки каждый день.

- Неужели всё так безрадостно? Когда мы учились на кафедре журналистики особых проблем не замечали.

- Наши «слёзы» не для студентов. А проблем не замечали потому, что мудрые люди, знающие цену нашей профессии, всегда помогали кафедре. Например, бывший губернатор области В.С. Груздев и экс-глава города Е.В. Авилов подарили нам две цифровые видеокамеры, экс-губернатор А.Г. Дюмин – телевизионную мультимедийную панель, Союз журналистов области передал монтажную станцию и комплект студийного света, студенты-выпускники подарили радиомикрофоны. Помогали кафедре Тульская торгово-промышленная палата, областной Союз работодателей, редакции областных СМИ. Родной университет в обеспечении технической базы кафедры не участвовал. Видимо, не рентабельно. У нас с электрическими лампочками в коридорах и то проблемы… Так что развивались мы не благодаря, а вопреки.

А потому с радостью можем гордиться своими успехами. Сегодня наши выпускники работают практически во всех тульских СМИ, трудятся в федеральных структурах Газпрома, Росатома, в правительстве Москвы и т.д. Процент трудоустройства выпускников – один из самых высоких в ТулГУ –76%. 24 бывших студента приняты в Союз журналистов России, семеро стали лауреатами и дипломантами главного регионального творческого конкурса «Мастера тульской журналистики», 6 выпускников уже возглавляют СМИ. Мы выпускаем два журнала, проводим научные конференции, занимаемся исследовательской работой и организацией досуга студентов. Одним словом, пытаемся создать для ребят максимум условий для профессионального развития. Впрочем, организация самого учебного процесса руководство вуза заботит мало, их усердия сводятся в основном к заполнению документов внутренней отчётности.

- А как Вы отнеслись к решению ректора открыть новое направление подготовки бакалавров – образовательную программу «Медиакоммуникации»?

- Думаю, это не самостоятельная идея. Гуманитарный дискурс – не его конёк. На одном из совещаний ректор даже просил объяснить: чем отличается журналистика от политологии? Товарищ не понимает…

Как записной апологет бизнес-школы «Сколково» и Высшей школы экономики он просто внедряет их модные тренды, перелицовывая на ходу классические образовательные программы. Да и министерство образования РФ внесло свою реформаторскую лепту: в номенклатуре научных специальностей ВАК неожиданно изменились шифр и наименование – раньше специальность называлась «Журналистика» (10.01.10), теперь – «Медиакоммуникации и журналистика» (5.9.9). Либеральные министерские специалисты, видимо, так спешили сымитировать новые модели в образовании, что забыли включить в направления научных исследований важнейшие для отрасли темы: социологию журналистики, психологию журналистики, экономику журналистики. Это как? О чём они думали?

Знаешь, в подобных случаях всегда приходят на память слова лидера партии кадетов Павла Николаевича Милюкова, который в ноябре 1916 года с трибуны Государственной Думы задавал коллегам вопрос: «Глупость или измена?».

Так вот, на мой взгляд, медиакоммуникации в технологических условиях ТулГУ – это безответственная глупость. Любая стратегия развития предполагает материально-техническое и финансовое обеспечение. Если этого нет, то любые «хотелки» – фантазии и прожекты (или измена?). В программе образования можно написать сколько угодно модных красивых слов про глобальную медиасистему, цифровизацию, технологические инновации, искусственный интеллект и т.д. А кто всему этому будет учить и на какой технологической базе? Вновь объяснять на пальцах и картинках? Но ректора подобные «трудности», видимо, не беспокоят: главное быть в тренде, не отставать от Сколково.

Я краешком глаза подсмотрел новую программу (с нами её не обсуждали и не советовались). В целом, там много общего с нашими классическими дисциплинами, но заточены они на блогерство, социальные сети и информационно-рекламное продвижение продукта.

Ты знаешь моё отношение к большинству блогеров, все знания которых – в социальных сетях. Скудоумие мыслей, тотальная некомпетентность, отсутствие социального опыта, болтовня, вымыслы, пошлость и невежество, безобразный литературный язык и т.п. Блогерство в журналистике ведёт к деградации профессии. Я, разумеется, говорю не обо всех блогерах – среди них есть достойные авторы. Но как объяснить ректору, что журналистика – это идеология, смыслы, просвещение, мораль и нравственность, это – прежде всего человек с его мотивацией, психологией, готовностью к действию, если хотите – к подвигу. Да и институционально блогерство – это бизнес, монетизация контента, извлечение прибыли. Мы собираемся воспитывать граждан-патриотов, защищающих общественные интересы страны, ответственных журналистов с хорошей интеллектуальной базой или «новейших медийных тружеников», которые за два часа и 20 тысяч рублей готовы научить себе подобных «Как стать писателем-журналистом»? Треп в социальных сетях никогда не заменит качественную прессу, а  блогеры – профессиональных журналистов. Сколько бы лайков они не имели.

Лично мне участвовать в обучении блогеров – стыдно и неприемлемо.

- Права ли я, если предположу, что ситуация с кафедрой журналистики типична для нынешнего ТулГУ?

- Я не могу отвечать за коллег и комментировать произносимые полушёпотом их высказывания – терять работу, а для многих это дело всей жизни – в современных реалиях вуза рискованно. Так что «разговорчивых» здесь не привечают. И все же из общения с умудренной профессурой сложились некие «картинки с выставки», не претендующие на голословные обвинения, но дающие повод для размышлений. О чём говорят «недовольные». По пунктам:

1. Ректор М.В. Грязев кафедры создавал, новый ректор – объединяет и закрывает. Логики и смысла реформ многие профессора не понимают.

2. Значительное сокращение лаборантов и вспомогательного персонала: из-за низких зарплат работать некому.

3. Тяжелая моральная атмосфера, доходящая до унижений сотрудников. Есть только одно мнение – ректора.

4. Специальности «оборонки» уже не в приоритете. Ставка ректора на биотехнологии и IT. И это в городе оружейников!

5. Семейственность в руководстве. С прежнего места работы в Ростовской области ректор привел с десяток близких друзей и родственников, установив им очень высокие по меркам ТулГУ оклады.

6. Несоответствие размера оплаты труда. Кандидат наук, доцент получает 35-40 тысяч рублей, проректор от 320 до 370 тысяч, ректор – свыше полумиллиона рублей.

7. Для всех кафедр установлен план «зарабатывания» денег, будто ТулГУ не государственный университет, а частный коммерческий вуз.

Претензии к руководству вуза можно продолжать и продолжать, если не понимать главного. Риторика и пафос новой команды напоминают времена незабвенного А.Б. Чубайса с его знаменитыми фразами: «секвестирование бюджета», «оптимизация», «реформа». Поведенческие стереотипы энергичных «эффективных менеджеров» одинаковы и привычны, будто все они живут в бесконечном настоящем и только для извлечения прибыли. Такой вот мodus operandi в освоении государственных бюджетов.

Я уже говорил об отсутствии на кафедре компьютерного класса. Цена вопроса 500 тысяч рублей на 10 лет обучения студентов. Знаешь, сколько бюджетных университетских денег уходят на разного рода лидерские программы и обучающие семинары, которые, не поверишь, проводят специалисты все той же частной школы управления «Сколково»? Мы поинтересовались у московских коллег. За три года эффективного руководства вузом нашим ректором перечислено МШУ «Сколково» и ООО «Сколково менеждмент» более 22 миллионов 500 тысяч рублей. За лекции для узкого круга руководства и специалистов ТулГУ.

А в какую копеечку обойдется строительство студенческого кампуса даже трудно представить. Только за мастер-план (тоненький альбом с картинками видов будущей стройки) по договору московской фирме, как утверждают «злые языки», заплатили 16 миллионов рублей. Наши университетские профессора-архитекторы, разумеется, рисовать картинки не умеют…

Так что программа эффективного управления проектом «Освоение бюджета ТулГУ» будет успешно продолжаться и совершенствоваться.

- Какие у Вас планы на будущее?

- Я планирую дописать вторую часть «Очерков истории тульского радио и телевидения» - уже в конце года, думаю, мы ее издадим. Также у меня собран большой архивный материал – печать Тульской области в первые годы советской власти, начиная от Февральской революции и приблизительно до 1925 года. Не описаны у нас «Тульские губернские ведомости» и «Тульские епархиальные ведомости». Работы лет на пять вполне хватит.

- Спасибо за откровенное интервью. Не боитесь последствий?

- Странно такое слышать именно от тебя. Ты окончила обучение на кафедре журналистики с «красным дипломом», посещала все мои лекции. Вспомни: журналистская беспристрастность превыше любой сиюминутной целесообразности. А наша задача – Родину защищать. Это, во-первых. Во-вторых, мнение по нашему закону «О СМИ» не наказуемо. И, в-третьих, ты уже работаешь у Андрея Мазова, в журналистской биографии которого не было реверансов перед властью: достаточно вспомнить его работу на «Плюс 12» и критические выступления против губернатора Дудки.

Надеюсь, что и наше интервью не залежится на полке.

P.S. Когда новость об уходе Б.А. Играева стала «достоянием общественности» я видела, как плакали многие студенты и преподаватели кафедры. Понимаю, что незаменимых людей нет. Но точно знаю, что есть незабываемые.