Как государства Мирового большинства относятся к СВО: большой разговор о глобальном в Туле

icon 10/06/2023
icon 06:02
Как государства Мирового большинства относятся к СВО: большой разговор о глобальном в Туле

© Фото: Тульские новости

Фото: Тульские новости

Большинство стран Глобального Востока и Юга увязывает перспективы построения демократического многополярного миропорядка с итогами СВО и оценивает спецоперацию как войну за справедливость. О взгляде мирового большинства на происходящие сегодня тектонические сдвиги в геополитике рассказала заместитель директора Департамента внешнеполитического планирования МИД России, профессор кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО Мария Ходынская-Голенищева. Диалог эксперта с учредителем холдинга «Региональные новости» Андреем Мазовым не ограничился ситуацией вокруг Украины.
 
– Мария Сергеевна, мы рады Вас приветствовать в Туле. Мы сейчас в самом её центре - в Кремле. Вы сегодня приехали на двадцатый дипломатический семинар, который проводит фонд Горчакова совместно с МГИМО. И первый вопрос - как Вам наш город?

– Во-первых, огромное спасибо за приглашение. Город произвел на меня огромное впечатление. Тула цветёт, она ухожена. Город доброжелателен к туристам, комфортен. Я вчера вечером прогулялась по набережной и получила огромное удовольствие. Много молодёжи, здесь хочется остаться, взять книжку, посидеть на набережной, почитать. Тулу можно сравнить только, наверное, с лучшими европейскими городами, но образца двадцатилетней-тридцатилетней давности. В последнее время в Европе уже не так все радужно, даже с точки зрения «оптики». А здесь все радует глаз. Дай Бог, чтобы Тула продолжала служить площадкой для политических и иных семинаров.

– Давайте теперь перейдем к серьёзным вопросам. В марте этого года вышла обновлённая Концепция внешней политики России. Каковы главные ее изменения, на Ваш взгляд? И каковы теперь концептуальные основы российской внешней политики?

– Во-первых, это плод колоссальной межведомственной работы, в которой МИД играл важнейшую, зачастую определяющую роль. Как вы знаете, Концепция внешней политики обновляется раз в несколько лет. Но последняя версия КВП действительно глубоко переработана. Документ может служить образчиком обновлённых стратегических подходов России. Новшеств много, все перечислять не буду. Думаю, вы сами можете провести сравнительный анализ. Однако очень важно, что в Концепции впервые сформулированы национальные интересы России, очерчен тот желательный для нас облик мира, к которому мы движемся. Для нас это многополярный мир. Впервые введен в оборот цивилизационный подход. Это точка зрения, которая постулирует, что ключевую роль в формировании многополярного миропорядка — а это, как неоднократно заявлял Министр иностранных дел С.В.Лавров, более демократическая, плюралистическая архитектура, — будут играть государства-цивилизации и цивилизационные общности. Их много, они тоже прописаны в Концепции внешней политики.

К числу этих цивилизационных общностей принадлежат Россия, Китай, Индия, арабский мир и исламская умма, Юго-Восточная Азия, Латинская Америка и Карибский бассейн, коллективный Запад в его англо-саксонском и европейском континентальном измерениях. Эти игроки будут формировать облик многополярного мира. Цивилизационная общность может выражать коллективные чаяния, говорить о проблемах народов, её населяющих, причем говорить одним голосом. Это структурирует геополитические процессы. Россия, безусловно — это страна-цивилизация. А что это значит? Страна-цивилизация — это страна, которая не встраивается в чужие парадигмы, а идёт своим путём. Мы крупный евразийский игрок, мы самодостаточная величина, у которой есть национальные интересы, своё понимание облика будущего. Мы — точка сборки на обширных евразийских пространствах, ответственный геополитический игрок.

– Россия — молодая страна, и Концепция — это осознание все-таки нашего места? Потому что в начале XXI века мы пытались встроиться в Запад.

– Действительно у нас была определенная парадигма, мы шли по пути сотрудничества, пусть и не беспроблемного с Западом. Эта эпоха, которая длилась около 30-ти лет. И она завершена. Завершен этот исторический цикл. Сейчас Россия, повторюсь, как самодостаточная величина совершенно по-иному будет осуществлять свое позиционирование в мире. Мы поворачиваемся лицом к глобальному Югу и Востоку. В Концепции, в частности, говорится об императиве ускоренного развития взаимоотношений с Мировым большинством.

Нужно учитывать, что лишь с западной цивилизацией мы находимся в конфликте, в то время, как со всеми остальными у нас конструктивные и дружественные отношения. Россия открыта миру. Цивилизационный подход комплексно отражён в статье директора Департамента внешнеполитического планирования МИД А.Ю.Дробинина. Рекомендую ознакомиться (А.Ю.Дробинин «Образ многополярного мира. Цивилизационный фактор и место России в формирующемся миропорядке», журнал «Россия в глобальной политике», 20.02.2023 г. //https://www.mid.ru/ru/foreign_policy/news/1854841/).

– Мария Сергеевна, Вы специалист по Ближнему Востоку, я не могу не задать вам несколько вопросов. СССР активно оказывал поддержку Арабским странам, со многими из них мы практически союзники, но прошло 30 лет. Что изменилось, где мы приобрели, где мы потеряли?

– Ближний Восток, Север Африки и страны Персидского залива продолжают находиться в фокусе нашего внимания. В рамках реализации Концепции внешней политики этому региону уделяется приоритетное внимание. Выстраивается сетка и устойчивых партнёрств. Здесь хочу обратить Ваше внимание на российскую Концепцию коллективной безопасности в зоне Персидского залива, нацеленную на то, чтобы страны региона самостоятельно пришли к модели, которая обеспечит их безопасность. Мы наблюдаем усилия Китайской Народной Республики, успешно посредничавшей между Саудовской Аравией и Ираном.

Все это оказывает оздоравливающее влияние на макрорегион, одновременно являясь примером урегулирования разногласий в рамках многополярной системы. Приведу в пример и посредничество России в разработке дорожной карты нормализации отношений между Турецкой Республикой и Сирийской Арабской Республикой. Вы видите, что в этих процессах ключевую роль начинают играть незападные игроки. Сюда же можно отнести и возвращение Сирии в Лигу арабских государств. Это важнейший индикатор того, что и арабский мир, и шире — арабо-мусульманский мир, претендует на то, чтобы складываться, оформляться в качестве независимой цивилизационной общности, которая будет со временем говорить — и уже говорит — одним голосом. Это важно для устойчивости миропорядка. Россия продолжит содействовать этому процессу. Ближний Восток всегда будет находиться в фокусе российских интересов. Там помнят Советский союз, с благодарностью вспоминают тот вклад, который СССР внес в укрепление государственности, обеспечение безопасности, создание устойчивой инфраструктуры в регионе. Это — «база», на которой можно многое построить. Важно, что народы арабского Востока видят в России друга. У нашей страны никогда не было колоний, в том числе на Ближнем Востоке. Мы продвигаем исключительно созидательную повестку.

– Мы очень часто видим однобокую подачу информации, особенно в прозападных СМИ. Например, что сирийская компания - просто трата денег  на военную операцию, на поддержку. Но сейчас Вы говорите, что мы получили, скажем так, увеличение авторитета, а экономическое сотрудничество развивается сейчас и с Сирией, и с арабским миром.

– Когда Россия в октябре 2015 года объявила о начале операции по борьбе с терроризмом в Сирии, западные СМИ отличились серией публикаций на тему того, что, дескать, Россия «вместе с шиитским Ираном защищает режим Асада», и теперь она, дескать, навсегда будет в списке «нерукопожатных» для суннитских монархий Персидского залива. Делался вывод о том, что никаких перспектив у нашей страны в Персидском заливе нет, поскольку Москва, мол, «позиционирует себя как союзник шиитов и алавитов». По итогам произошло ровно обратное.

Посмотрите, как с 2015 года укрепились наши отношения с Саудовской Аравией, с Объединёнными Арабскими Эмиратами, с Бахрейном, с другими странами региона. Почему? Потому что Россия продемонстрировала всему миру, что она не будет стоять в стороне и молча наблюдать за тем, как Запад безнаказанно, упиваясь чувством вседозволенности, разрушает очередное арабское государство. Светское, стабильное государство — просто потому, что кому-то не понравился Б.Асад. Россия сделала очень много для Сирии. Во-первых, способствовала сохранению государственности. Посмотрите, что происходит с Ливией, с Ираком — это большая трагедия. Во-вторых, мы действительно сломили хребет терроризму в САР, внесли огромный вклад в стабилизацию всего региона. Вы правильно говорите, наш авторитет в БВСА вырос. Государства региона Персидского залива и государства Ближнего Востока на конкретном примере увидели, что Россия может на деле отстаивать национальные интересы и содействовать стабилизации региона, используя все легитимные методы. Военная операция в Сирии абсолютно законна, поскольку осуществляется по запросу сирийского правительства.

– Перейдём к специальной военной операции, но уже на Украине. Мы много слышали, особенно в первый-второй месяцы реакцию Европы. Причём там, несмотря на то, что это ЕС или НАТО, каждая страна каждый день что-то говорила. Вы правы, мы практически не слышим реакции большинства в мире, потому что люди нейтрально как-то к этому относятся. Но интересно было бы понять, как арабские страны воспринимают нашу специальную военную операцию и как к ней относятся?

– Вы знаете, тот факт, что мы такое внимание уделяем реакции Запада - это ведь наша проблема. Это проблема сохранения нашего внутреннего западоцентризма, от которого нужно уходить. Мы знаем, какую роль играет Запад в манипулировании общественным сознанием. Однако если отрешиться от этого и изучать реакцию Мирового большинства на СВО именно по источникам, относящимся к Мировому большинству, а не по западным источником, то картина получится совершенно иная.

Если вы будете читать, например, арабские газеты, вы увидите, что отношение многих арабских стран к специальной военной операции совершенно иное, чем то, каким его пытаются позиционировать на Западе. СВО воспринимают не как войну России и Украины, а как борьбу за справедливость. Дело в том, что арабский мир, как и большинство государств Глобального Востока и Юга, имеет очень горький опыт, связанный с колониализмом. Я недавно читала и некоторые статьи индийских политологов на эту тему. Для них СВО - это прежде всего война Запада против России, реакция нашей страны на недружественные действия Запада, который годами создавал угрозу по периметру наших границ, это наша борьба за справедливость.

Многие в Мировом большинстве связывают исход СВО с перспективами построения демократического многополярного миропорядка.

Суммируя, хочу призвать, во-первых, спокойнее реагировать на мнение Запада. Во-вторых, коль скоро мы идём по пути ускоренного развития партнёрства с Мировым большинством, изучать Мировое большинство и слышать его нужно исключительно по незападным, местным источникам.

– Согласен. Вот еще что интересно: если мы говорим про разворот, допустим, на Восток, то сейчас про Дубай мы чаще пишем, даже чем про Лондон. А если посмотреть объективно, мы можем связями с Востоком компенсировать то, что у нас было с Европой?

– Сегодня источники суверенного развития России находятся за пределами западного мира. Ранее существовала парадигма, которая подразумевала, что единственный источник развития — это Запад. Там технологии, ресурсы, товары. Наверное, это было так на определённом этапе, но жизнь меняется, и я убеждена в том, что источники суверенного развития России находятся сегодня за пределами Запада.

В целом же сегодня нужно говорить не о том, что и где мы получим, а о долгосрочного задаче всеобъемлющей суверенизации всех ключевых областей государственного бытия. Это — необходимое условие становления России в качестве независимого, сильного участника международного общения. И для осуществления этой суверенизации мы и должны привлекать ресурсы из разных источников.

– А как российский разворот на Восток, на Ваш взгляд, отражается на мировой политике в целом?

– Это огромная взаимосвязанная картина. Посмотрите, например, на то, как в последнее время выросли «ставки» объединений с ключевым российским участием — БРИКС, ШОС. Многие страны стремятся стать партнёром или по диалогу или участником этих объединений. Безусловно, становление России в качестве суверенного центра силы, возможность и способность нашей страны отстаивать свои национальные интересы влияют на всю геополитику, играют ключевую роль в создании этой новой мировой архитектуры.

– Двадцатый дипломатический семинар молодых специалистов «Россия 360» пройдёт в Москве и Туле. На Ваш взгляд, что сейчас важно донести до молодых специалистов с учётом того, что международные отношения меняются на глазах постоянно, активно, а то, что было 20 лет назад, сейчас не актуально и наоборот?

–Нам выпала честь жить в очень непростое, но интересное время. Время перемен, глубинных трансформаций, тектонических сдвигов в мировой политике. Об этом неоднократно говорил Президент В.В.Путин. Для молодых специалистов прийти в профессию в такое историческое время — это огромный опыт и большая ответственность.

Я призвала бы пристальное внимание уделять странам Мирового большинства. Даже если кто-то изучает европейские языки, с ними можно работать в Латинской Америке, в Африке. Безусловно, уделять внимание направлениям, где существует больше перспектив для развития взаимодействия. Понимать, что мы работаем в высококонфликтной, высококонкурентной международной среде. Наконец, дипломат и специалист по международным отношениям должен обладать способностью правильно сформулировать, верно интерпретировать и реализовать национальные интересы.