На сайте правительства Тульской области опубликовано интервью с министром здравоохранения Тульской области Ольгой Аванесян.

Кор.: У нас принята государственная программа развития здравоохранения до 2020 года, по факту, что мы должны получить к этому времени?

О.А.: Мы должны полностью изменить структуру, модель здравоохранения. Конечной целью является, безусловно, повышения качества медицинской помощи и доступности.

Кор.: А если  поподробнее в чем заключается это повышение качества?

О.А.: Повышение качества несет за собой снижение смертности, снижение инвалидизации населения и в итоге повышение удовлетворенности населения.

Кор.: Мы должны сделать жизнь лучше, но это достаточно пространственное понятие.

О.А.: Это достаточно пространственное понятие, да. У нас высокая смертность по сравнению со всеми показателями РФ. Мы помним о том, что у нас 27% людей пенсионного возраста и выше пенсионного. У нас высокая смертность от сердечно – сосудистых заболеваний. Поэтому если на сегодняшний день у нас смертность идет 17, 4, то мы стараемся прийти к показателю хотя бы 15. В абсолютных числах чтобы было понятно – это от 27 тысяч умерших в год, мы будем стараться прийти к 20 и ниже. Предела этому мы не видим. Безусловно, первое место это смертность от сердечно-сосудистых заболеваний – это  инфаркты, инсульты, это кардиосклерозы. Во-первых, мы сокращаем время оказания первой медицинской помощи таким пациентам.  Если это инфаркт миокарда, то мы уже на догоспитальном этапе делаем тромболизис, то есть человек, который поступает дальше в сосудистые центры, которые мы открыли, а их на сегодняшний день четыре: один региональный и три первичных  сосудистых центра в районных отделениях, пациенты поступают, уже получив серьезную первичную медицинскую помощь. Таким образом, нам удалось снизить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний на 13%.

Кор.: Какую базу мы сейчас имеем, чтобы выполнить намеченные цели?

О.А.: Мы открыли три сосудистых центра, мы будем открывать в Ефремове четвертый сосудистый центр. База достаточная. Мы заменили весь парк скорой помощи, безусловно. Внедряем тромболизизис, о чем я уже сказала, что снижает смертность. Более того, важным моментом, я считаю,  внедрение и проведение диспансеризации населения (впервые применили в 2013 году). По предварительным итогам, просмотрев больше 280 тысяч населения, мы понимаем, что пятая часть выявлена с начальными заболеваниями.

Кор.: Удалось ли охватить тот масштаб населения, который планировалось?

О.А.: Удалось, мы выполнили на 100% весь охват населения, мы вывяли порядка 400 случаев подозрений на онкологические заболевания, из них половина – это начальная стадия. Возвращаясь к сердечно-сосудистым заболеваниям, отметим, что обнаружены заболевания в начальной стадии и группы риска.

Кор.: Сейчас много говорят о том, что надо повышать зарплаты медикам, в нашем регионе, сколько в среднем получают медицинские работники?

О.А.:  Средняя зарплата свыше 37 тысяч у врачей, 19 у среднего персонала и свыше 11 у санитарок.

Кор.: А в дальнейшем планируется повышение?

О.А.: В дальнейшем повышение планируется планомерно, об этом уже говорил президент. К окончанию работы указа президента у нас будет 200% от региона, а вы знаете, что у нас в средняя по экономике у нас в регионе растет, поэтому будем подравнивать всегда цифры под среднюю по региону. В этом году мы это уже пересчитали, это 200% от средней по региону у врачей,  100% у  среднего и младшего персонала.

Кор.: Зарплата у медиков растет, а как отследить качественнее ли они стали оказывать услуги?

О.А.: У нас есть положение об оплате труда, почему от тех же наших медиков – уважаемых коллег идет иногда негатив о том что, министр озвучила цифру 37 тысяч, а у меня 15, это может быть. Мы же не говорим об окладе для врачей, мы говорим о заработной плате – это чуть-чуть разные истории. Если человек работает с лучшим качеством и лучшей отдачей, у него будет большая заработная плата. Положением предусмотрено, главные врачи коллектива на местах рассматривают уровень персональных коэффициентов и коэффициентов за расширение качества и объема предоставляемых услуг.

Кор.: Поступает много жалоб и в этом году и в прошлом о том, что закрывают отделения в районах, и люди, чтобы сделать УЗИ вынуждены ездить в другой район.

О.А.: Я бы сказала, что чтобы сделать УЗИ ситуация несколько утрирована.  Мы хорошо  понимаем, что идет изменение модели здравоохранения, мы говорим о специализации, о том, что человек на определенном уровне медицинскую помощь должен получать одинаково во всех районах. Я бы не сказала, что отделения закрываются. За 2011, 2012, 2013 год ничего не закрыто. Я бы сказала, что оказание медицинской помощи приводится в соответствие. Что я имею ввиду, что если в районе N находится один доктор хирург, физически, вместо того, что по штату положено 5 и не одного  доктора реаниматолога, скажите, пожалуйста, можем л мы говорить об оказании круглосуточной, в том числе и срочной хирургической помощи. Вы же понимаете, медицинская помощь не оказывается в полном объеме, в должном объеме, я бы сказала, а заработная плата сотрудникам, которые, в общем-то все равно должны убирать отделение, находиться на посту в круглосуточном режиме, выплачивается. Мы должны понимать, что это не совсем эффективное расходование бюджетных средств.

Кор.: Тогда, какая цель стоит перед системой здравоохранения? И дальше поддерживать такие крупные центры и именно там развивать медицину или обеспечить каждый район нужным количеством специалистов?

О.А.:  Цель – сделать систему здравоохранения оптимальной, что есть оптимальная система здравоохранения – это приближение первичной медико-санитарной помощи населению к населению, безусловно. Мы говорим об улучшении оказания медицинской помощи на амбулаторно-поликлиническом звене. Здесь мы работаем по кадровой линейке, здесь мы укомплектовываем врачами, ни о каком сокращении речи не может быть, здесь идет расширение, безусловно. Мы открываем стационары дневного пребывания.

Кор.: Насколько сейчас остро стоит дефицит кадров, проблема дефицита кадров?

О.А.: Остро. Дефицит кадров, на мой взгляд,  это самая сложная проблема в здравоохранении, сложная для исполнения, какое-то время было упущено, не так много учатся детей на последних курсах, которые бы к нам пришли (целевиков, я имею ввиду), их чуть больше 500 – это мало для области, потребность намного больше.

Кор.: Сколько сейчас не хватает?

О.А.: Сейчас не хватает порядка 2000 врачей по области.

Кор.: Говорили о целевом обучении в ВУЗах, вот сейчас уже направлены какие то ребята?

О.А.: Направлены ребятки. 123 ребенка получают 3000 выплаты. Мы расширяем целевые направления. Мы работаем и с первым медицинским институтом, мы работаем и с другими вузами, нам расширят, безусловно, целевые места. Но мы работаем также в направлении оттока кадров. В этом году пришли 155 ребят. Мы разработали кадровую программу, в ней есть выплаты врачам редких специальностей – участковые, реаниматологи, фтизиатры. Выплаты 800 тысяч единовременно. Есть выплаты всем врачам, пришедшим на работу, полмиллиона рублей.

Корр.: Как они могут использовать эти деньги?

О. А.: Как хотят.

Корр.: Сколько они должны отработать?

О. А.: В 2013 году было 10 лет. Не все дети, которые пришли к нам, заключили эти договора. Они работают. Но деньги эти они побоялись получать - 10 лет много. Мы предусмотрели, что это не в одном учреждении, это в Тульской области. Мы рассматриваем вопрос о снижении с 10 до 5 лет.

Корр.: В 2013 году было много претензий к электронной очереди. В 2014 году что-то изменится?

О. А.: Непонятный для меня вопрос. Сколько я езжу по районам, смотрю инфоматы, у нас все работает. Электронная система в здравоохранении - это не только запись через инфомат. Это не стоять потом в регистратуре, дополнительно не ходить за медицинской картой, это перенос медицинской документации в полностью электронный вид. Мы должны помнить о защите персональных данных. Мы проводим эту работу, мы не останавливаемся.

Корр.: Несколько лет назад была проблема, что закупленное оборудование так и стояло, потому что сотрудники просто не умели им пользоваться.

О. А.: У нас нет таких проблем. Когда я пришла в 2011 году работать, мне не очень было понятно, почему ремонт сделан только на половину отделения, почему куплен аппарат, который не используется. Потом стало понятно, потому что сначала планировались деньги, потом под них подгоняли ремонт или покупку медицинского оборудования. Мы не планировали совершенно таким образом, я сторонник делать все комплексно. Если мы пришли в одно место, надо делать, как положено и если нужно оборудование, я должна понять какое количество пациентов через него пройдет, какая потребность, что на выходе получим какой результат, кто на нем будет работать и проучен ли медицинский персонал.

Корр.: Какие мед услуги в то не оказывают?

О. А.: Все что по программе госгарантии должны, все оказываем.

Корр.: А появятся ли новые?

О. А.: Безусловно. Мы работаем над тем, чтобы расширить оно уже появилось в 2013 году, мы уже делали коронарографию  и стентирование первое проделали. Если в 2013 году сделано порядка 80 кранарографий и где-то пять стентов мы поставили. То в этом году планируется расширить минимум в два раза. Также сейчас расширять эндопротезирование колленых и тазобездренных суставов.

Корр.: Чего еще нам ждать?

О. А.: Сколько было обращений по поводу открытия травматологического отделения Ваныкинской больницы. Ремонт мы уже завершили, идут последние работы. И жителям распахнутся двери уже отремонтировано травматологического отделения, вы его не узнаете. Также в Ваныкинской больнице, мы отремонтировали отоларингологическое отделение, было ужасное состояние, страшно было зайти в 2011 году. Сделали, наконец, детское травматологическое отделение. Девятая больница в Новомедвенском - ужасающее положение женской консультации. Сделали реконструкцию, в начале 2014 года откроется новая консультация.

Корр.: Делается много, денег вкладывается много, но по опросам общественного мнения сфера здравоохранения вызывает большое количество пререканий. Жители недовольны здравоохранением почти также, как сферой ЖКХ.

О. А.: Я не припомню ни одной страны и ни одного времени в Российской Федерации, когда бы хвалили министра здравоохранения, это из области фантастики. Но хочется напомнить, когда мы в 2011 году приезжали в районы, мы видели ужасающую ситуацию. Начиная с материально-технической базы заканчивая тем же качеством. К хорошему быстро привыкаешь, и его, к сожалению, пока не так много. Но у нас жители в стационар уже не покупают ни капельниц, ни медикаментов, у нас приличное питание. У нас достаточное финансирование - это заслуга отрасли в целом по РФ. Мы расширили выездную форму работ. Закупили передвижные комплексы. Они тоже будут выезжать - это 10 поликлиник и 5 рентгенодиагностических комплексов. Чтоб была онкологическая помощь доступна, разрабатываем форму кураторства. То есть каждый житель в каждом районе будет знать своего онколога. Максимально раскручиваем работу поликлиник в две смены.