На ТК «ТелеТула» прошел прямой эфир с Татьяной Баумсбергер, активистом защиты «Природного комплекса парка имени 250-летия ТОЗ и ручья Рогожня». Она рассказала о давней проблеме и о тех результатах, которых удалось достичь в ходе слушаний по вопросу согласования карты объекта землеустройства – зоны с особыми условиями использования территории – особо охраняемой природной территории регионального значения «Природный комплекс парка им. 250-летия ТОЗ и ручья Рогожня».

Ведущий: С 2005-го года туляки подключились к сохранению рекреационной зоны в центре Тулы и выступали за придание ей статуса «особо охраняемой зоны». В 2011 году было принято решение об изменении вида земель возле ручья Рогожня. Таким образом, уже как 2 года вопрос, касающийся данной зоны, стоит ребром. Часть парка хотели застроить многоэтажками в свое время?

Т.Б.: Вообще-то эта история с «парком 250-летия ТОЗ», который когда-то был процветающим и очень любимым туляками, давняя, длится она с 2005 года. Потому что тогда уже, в то время, и даже чуть раньше от него стали отрезаться земли, которые использовались совсем по другому назначению, не как рекреационные. Это кафе «Царь». То есть часть парка ушла туда. Это «ТулЭнерго», который в 2005 году построил на территории парка учебно-курсовой комбинат. И парк со всех сторон стал уменьшаться. И когда строилась «Оружейная слобода» –  это новый большой комплекс жилых домов –  часть территории от парка ушла и туда. То есть это те земли, которые невозможно на сегодняшний момент вернуть.

Ведущий: Очень много было разговоров именно о строительстве 22-этажных домов в количестве 6 штук. Да?

Т.Б.: Это было в 2011 году. И в общем-то с этого времени люди не упускают из виду эту проблему, этот вопрос. Потому что крайне тяжелая ситуация экологическая в Туле. И очень мало зеленых насаждений, очень мало скверов, очень мало парков. Я думаю, все туляки со мной согласятся. И всем хотелось бы, чтобы их было бы побольше. Но в 2011 году встал вопрос о том, что на особо охраняемой природной территории «парк Рогожинский» (предполагается, что он так будет называться) должны были быть построены шесть 22-этажных домов и огромный торговый центр.

Вот тогда-то эта история с парком приобрела такой новый виток. Люди поняли. Невозможно точно сказать: хорошо ли, что хотели застроить, или все-таки плохо? Наверное, хорошо. Знаете, почему? Потому что люди поняли, что они имеют сейчас и чего они могут лишиться. Наверное, если бы не было таких поползновений, так бы все было тихо, мирно, никто бы не обращал на всю эту красоту никакого внимания и не ценил, что есть у нас в центре города такая замечательная зона, где могут отдыхать дети, взрослые, семьями, где могут люди бегать лыжные кроссы. Я считаю: что ни происходит – все к лучшему. И не зря это произошло, потому что сейчас люди стали заботиться об этом. Проходят субботники. И люди приходят на эти субботники, убирают эту зону, потому что на сегодняшний момент за ней некому ухаживать. И мне кажется, что ситуация однозначно изменилась к лучшему.

Ведущий: Да, действительно, туляки не стали молчать. В свое время была проведена акция протеста против вырубки парка. В защиту данной территории было собрано 2 с половиной тысячи подписей.

Т.Б: Я уточню. Было в 2007 году собрано около 800, в 2011 – 2484, а в этом году 7000.

Ведущий: Тем более, уже достигло 7 тысяч. И какие еще действия были предприняты? Я знаю, в прокуратуру вы обращались.

Т.Б.: Было очень много обращений. Мы обошли все инстанции, которые могли бы повлиять на решение этого вопроса: это губернатор Тульской области,  различные инстанции городского уровня, прокуратура Тульской области, которая с 2011 года занимает, на мой взгляд, принципиальную позицию и способствует сохранению этой зеленой зоны.

И на сегодняшний день обращения есть в прокуратуре снова. То есть они носят регулярный характер. Уж так вот складывается. Потому что уж очень долго не создается эта зона. Первое обращение от жителей было в 2007 году с просьбой создать особо охраняемую природную территорию. Очень долго обещали, что она там будет создана, - тогда еще был Могильников, Уколов, - и говорили, что при принятии нового Генерального плана в 2007 году будет учтено мнение жителей, и такая природная зона будет создана. Оказалось, что этого в итоге не случилось, и было отказано.

Ведущий: Слух о застройке многоэтажками сошел на нет. Но планируется теперь строение ледового дворца. Что наиболее вас беспокоит непосредственно в этом строительстве: пострадает ли пруд, насколько глобально будет вырублен парк в случае строительства?

Т.Б.: На сегодняшний момент я могу сказать, что я выражаю мнение не только свое, но и ряда людей, ряда граждан, которые проявляют самую активную позицию в защите этой зеленой зоны. Мы считаем так: что бы ни было там построено: дома ли это, даже если это спортивный центр, - все равно территория пострадает. Потому что сейчас не идет речь о застройке многоэтажными домами, но часть территории, самое сердце парка, самое сердце, самый его центр, если кто-то знает, там находится детский сад, и находится спортивный комплекс старый, который принадлежал ТОЗу. Он сейчас отреставрирован и работает благополучно. Так было всегда. То есть парк вот так существовал. Сейчас речь идет о том, что в центре парка есть участок еще один, который принадлежит администрации города. И рядом есть участок, который принадлежит «Парку ТОЗ». И оба этих участка имеют территорию Р4 так называемую, которая предполагает строительство спортивных сооружений. И они находятся в самом центре особо охраняемой природной территории. Вы понимаете, что такое стройка, в любом случае? Что бы там ни было, что бы там ни делалось бы, все это будет проезжать, проходить по территории особо охраняемой природной. Поэтому, конечно, я надеюсь, что на сегодняшний момент все-таки вопрос о застройке многоэтажными домами – он решен окончательно, что там не будут строить. Но вот центр парка нас беспокоит.

Я хочу, чтобы нас правильно поняли – мы не против строительства: ни строительства многоэтажных домов, ни, упаси бог, спорта, - это благое дело, - и мы не против строительства спортивных центров. Но строить их надо обдуманно в тех местах, где это нужно, где есть хороший подъезд, где есть возможность построить для тех людей, которые будут приезжать туда на машинах. Здесь это очень ограниченная узкая территория, причем там на сегодняшний момент получается, что стоит детский сад в парке, стоит спортивный комплекс. Здесь же, буквально через, наверное, 30 метров, участок администрации, где будет строиться ледовый дворец. Вот вы можете себе представить, что там будет происходить? Ведь люди же будут туда заезжать, а это уже особо охраняемая природная территория.

Сегодня мы задали такой вопрос: «А как будут эксплуатироваться вот эти все здания? Как будут строиться? Как будут люди заезжать? Где будут стоянки?» Очень мало места, не знаю, как это будет. Но сегодня мы говорили и министру имущественных и земельных отношений. Он согласился с нами. Мы попросили, чтобы кто-то, кроме граждан, которые, и так, по-моему, достаточно много инициативы проявили, и всем большое-большое спасибо, всем, кто собирал подписи. Это самые разные люди, это самые разные районы города. Там попадаются даже и иногородние граждане, потому что к кому ни подойдешь, все хотят, чтобы было в Туле много зеленых зон. И нам хотелось бы, чтобы эта зона была сохранена, и чтобы тот участок, который сегодня принадлежит «парку ТОЗ» и имеет зону Р4, где возможно сегодня строительство еще одного спортивного центра, мы попросили либо депутатов, либо представителей органов исполнительной власти, чтобы они сами выступили с инициативой о том, чтобы эта зона была не для строительства, а для отдыха. И пусть этот участок останется ТОЗовским, но пусть это будет рекреационная зона, потому что на этом участке стоит памятник Агееву. Там огромное количество деревьев. Все-таки, всему есть свой предел.

Ведущий: На прошедших публичных слушаниях речь шла об особо охраняемой зоне. Какие мнения там высказывались? Что говорят власти? И удалось ли прийти к какому-то конкретному решению? Результат какой-то известен уже? На чем сошлись?

Т.Б.: Если я начну сейчас говорить то, о чем там говорилось, то мы опять вернемся ровно к тому же, о чем шла речь. Люди обеспокоены. И я скажу, что нет такой у людей уверенности, что в действительности это случится. На сегодняшний момент мы поняли, и нам очень радостно, и мы благодарны, и, наверное, в первую очередь губернатору, который не оставил этот вопрос без своего внимания. И всем, кто претворяет это решение по созданию особо охраняемой природной территории в жизнь. Но все-таки наши опасения – они не беспочвенны, что вдруг этот процесс остановится, как он останавливался многократно. Хотелось бы, чтобы на сегодняшний момент это было все доведено до конца, и чтобы вышло наконец-таки как можно быстрее постановление Правительства о придании статуса. Сейчас ничего этому не мешает. Мы пришли к такому пониманию вопроса вместе с представителями власти, что статус будет придан, и технические подробности будут завершены потом уже в процессе каких-то улаживаний технических подробностей. Но, в принципе, постановление Правительства готовится.

Нас это уже радует. Потому что мы два года только испрашивали: «Когда, когда, когда?» И было все время: «Никогда».

Ведущий: То есть уже можно говорить о том, что компромисс с властью найден? По большей степени.

Т.Б.: Я не знаю, по чему у нас должен быть найден компромисс, потому что говорить о том, что мы должны друг с другом найти компромисс, это странно, потому что власть – она для того и власть, чтобы представлять наши интересы, интересы граждан. Ясно, что власть должна не искать компромисс, а должна искать все пути для того, чтобы защитить интересы граждан, для того, чтобы представить их интересы наилучшим образом. Если люди хотят эту зеленую зону, хотят ее защитить именно этим статусом – «особо охраняемая природная территория», то власти остается не искать компромисс, а сделать.

Ведущий: С этим я согласна, но, к сожалению, далеко не всегда так получается. Можно вспомнить кукольный театр, наш долгострой. Конечно, там другая ситуация. Да, там не было леса. В том-то и дело, что можно было бы сделать сквер, - так считали жители.

Т.Б.: Знаете, как бы я сказала, что, когда берешься за что-то, нужно все-таки сделать все, что ты можешь, когда ты начинаешь какое-то дело, и чуть больше. И тогда 99,99 процента, что твой вопрос, он будет решен как нужно. Ведь мы же просто граждане. И не у каждого хватает терпения довести какой-то вопрос до конца. Вот у меня складывается впечатление, что мы все время в состоянии не только компромисса, а какой-то борьбы.  Мы все время должны бороться, мы все время должны стоять в оборонительной позиции и ждать, откуда придет что-то нежданное-негаданное. Я, например, тоже считаю, я не живу в этом районе, но я считаю, что в нашем городе вообще нет мест, где можно было бы просто присесть. Ну и что, что там машины. Говорят: «Не нужно делать сквер, где кукольный театр, потому что там дороги». А где у нас в городе нет дорог? Все равно дети гуляют. И мне кажется, очень логично и очень умно было бы там сделать сквер. Но просто все требует такого определенного упорства. У нас как-то так сложилось, что у нас очень народ неравнодушен вокруг, и как-то подобралась такая команда, которая сказала: «Мы сделаем все, что мы можем». Вот и все.

Ведущий: Что ж, будем надеяться, что в данном случае все будет доведено до конца.

Т.Б.: Сегодня что взволновало людей, которые присутствовали на этих обсуждениях больше всего? Что речь зашла о том, что из зоны особо охраняемой природной территории» будет исключен участок, где по генеральному плану сегодня, в перспективе, может существовать дорога. Вот это людей очень взволновало. Потому что, если эта дорога будет построена, то она пройдет непосредственно в центре «особо охраняемой природной территории», и там просто от нее ничего не останется. Ну, вроде бы Правительство нам пообещало, что можно это решить в ходе обсуждения Генерального плана. И мы туда обязательно придем, чтобы все-таки эту часть, где предполагается строительство дороги, включить все-таки в «особо охраняемую природную территорию», но несколько на другой стадии, тогда, когда придет новый Генеральный план. Но мы еще очень надеемся, что все, о чем сегодня говорилось, было искренне. Хотелось бы надеяться.

Ведущий: Вы готовы идти до конца?

Т.Б.: Мы рассчитываем, что должно быть понимание между властью и гражданами. И власть должна справляться со своей задачей, слышать граждан, делать все, для того чтобы им жилось хорошо.