Тульские врачи вернулись из ЛНР, куда ранее добровольно отправились для помощи коллегам из местной республиканской клинической больницы. Среди отважных медиков и Алексей Мишустин - заведующий травматологическим отделением №1 «Тульской городской клинической больницы скорой медицинской помощи им. Д.Я.Ваныкина», главный внештатный специалист-травматолог.

О работе, запоминающихся моментах и трудностях Алексей Мишустин рассказал «Тульским новостям».

- Сколько продлилась поездка и почему вообще приняли решение поехать?

- В ЛНР мы с товарищами моими поехали 20 июня, а прибыли обратно 7 июля. Инициатива была сугубо наша. Мы приняли для себя решение, что должны были помочь в этой ситуации нашим бойцам, жителям ЛНР и врачам, дефицит которых там очень серьезно ощущается. Знаете, много было сначала криков: «Я поеду на передовую». А я думаю, как хорошо, какие все отважные. И как только час икс наступил, то ни один из них не согласился поехать. Кого-то жена не отпустила, кто-то испугался. Я, конечно, расстроился. Думаю, поеду один тогда. Со мной из Новосибирска, Омска, Москвы и Питера были врачи еще. Но, на следующий день начали раздаваться звонки от людей, от которых вообще не ожидал, что они могут со мной куда-то поехать. Со мной был травматолог Митин Сергей Викторович.

- Расскажите подробней.

- Сергей Митин — это человек с двумя эндопротезами тазобедренных суставов, а также с прооперированным локтевым суставом. У него куча таблеток от сердца. А он говорит: «А я поеду». И мы вместе с ним поехали и оперировали. Вот с таких людей, считаю, надо брать пример, а не с этих «крикунов». Вообще нас всего четверо было. Еще медсестра Надежда Климова, которая работала старшей сестрой в инфекционном ковидном госпитале в больнице №11. И Романюк Игорь был с нами.

- В каких условиях вы работали?

- Работали мы в хороших условиях. Госпиталь второй линии был развернут на базе республиканской луганской больницы, там все службы есть. Единственное, дефицит кадров. Он обусловлен тем, что в начале боевых действий, та и в принципе с 2014 года было 500 медиков, а осталось 75 врачей. Очень большая нехватка. Если взять травматологическое отделение, в которое поступало большое количество тяжело раненых с боевых действий, старшая и младшая ординаторы работали круглосуточно. Понедельник, среда, пятница, вторник, четверг и суббота работал профессор и заведующий отделением. И вот так с 24 февраля они работали. Естественно, помогали студенты — ординаторы луганского института медицинского. Они сидели на бумажной работе. А вот два доктора дежурных работали круглосуточно.

- С какими трудностями пришлось столкнуться?

- Когда начались боевые действия, нам привозили по 200 человек сразу. И так каждый день. Травмы были просто жуткие. Мы таких никогда не видели. Поначалу даже в каком-то легком цейтноте находились. Первый вопрос был у нас: «Что же делать с этим всем. Как вообще помочь человеку». Но потом уже все нормализовалось. Тем более были опытные товарищи в Луганске, которые подсказывали нам. Вот эти люди, 75 врачей из пятисот, они самоотверженно трудились и никто никогда не задавал вопрос: «А зачем мне это надо, а сколько мне заплатят, что я здесь делаю, зачем я в таком режиме форсажа работаю». Микрохирурги, сосудистые хирурги, травматологи — все работали в единой команде ради одного — помочь раненым.

- Если сравнить нагрузку: сколько в Туле обычно пациентов в день поступает?

- В ЛНР было поначалу 200 пациентов. А тут поступает семь, десять, бывает 20, но это максимум. Для нас это большая нагрузка.

- Чего не хватает для полноценной работы в Луганске? Возможно, медикаментов каких-то?

- До нашей группы в Луганск выдвинулись еще несколько наших коллег, они уже приехали. Это нейрохирург Владимир Климов, Александр Джабаров, Константин Бахаев. Они все именитые хирурги. Они там поработали, обменялись информацией с нами. Мы знали, чего не хватает, поэтому не с пустыми руками ехали. Например, если какие-то жуткие минно-взрывные ранения и травмы были с повреждением конечностей, их лечили только гипсом и повязкой, хирургическими обработками поначалу. Мы же приехали с набором препаратов наружной фиксации и с хирургическими различными исходниками. Это уже плюс. Мы помогли коллегам нашим и ранненым.

- Что больше всего запомнили?

- Запомнилось, что пациенты в основном с минно-взрывной травмой поступали. Украинские военные оставили огромное поле мин, лепестки разбрасывают с вот этих беспилотных летательных аппаратов. Например, когда штурмовали Северодонецк, его уже освободили, к нам приехал мужчина с оторванной нижней конечностью. Мы спросили: «Как так получилось?». Он рассказывает: «Пришел посмотреть на свой дом. Но ни дома, ни сарая, ни гаража нет. Но есть хочется. Пошел на грядку, чтобы лук выдернуть или чеснок. На грядке наступил на противопехотную мину и остался без ноги». До чего просто доходит, что минируют даже грядки. А еще поведал нам, что когда еще были там украинские военные, они вдоль дорог устанавливали плюшевые игрушки: мишки, зайчики разные, а сзади антенна. Вот так они воюют. Вот с кем мы боремся.

Алексей Мишустин уточняет, что за специалистами из Тулы на смену уже приехала бригада медиков, в составе которой 25 врачей с разных уголков России.