Я часто задаю вопрос студентам или в иной аудитории: «Какая самая главная улица в городе Туле?». Ответом звучат: пр. Ленина, Советская, Красноармейский проспект. После некоторой паузы, я говорю: «Упа».

 

В самом деле, на реке возник город, развивался. Река является градообразующим элементом. По первому генеральному плану 1779 года в городе были выделены две принципиальные концепции застройки: радиально-лучевая в южной части и прямоугольная в северной. Тому были причины, да и такой элемент, как большой Демидовский пруд, способствовал разделению города. В годы Советской власти по настоянию горожан, возмущавшихся постоянными гнилостными запахами, пруд был спущен, а плотина осталась. Кроме этой плотины, в городской черте есть еще два гидротехнических сооружения, которые значительно изменяют гидрологические характеристики реки.

 

Русловые процессы в городской черте нашего города изучали многие ученые, большинство из них сходятся во мнении, что гидротехнические сооружения: запруда у «Тулачермет», бывшая Демидовская плотина, остатки гидротехнического сооружения в районе ул. Б. Кулига осложняют течение воды и способствуют накоплению токсичных веществ в донных отложениях. Нами при изучении русла реки в районе «Тулачермет» были отмечены большие скопления золы-уноса, «пришедшей» в этот район, вероятно, в результате нарушения целостности земляных ограждений накопителя золы Новомосковской ГРЭС. Чуть ниже запруды намывы отложений бурого цвета (даже неспециалист догадается, откуда взялись эти отложения).

 

Исследования содержания токсичных веществ в донных отложениях непосредственно выше Демидовской плотины показывают, что илы содержат соединения марганца, хрома, никеля и других элементов. Концентрации характеризуются как «ураганные», т.е. очень высокие. Ниже плотины в илах снова отмечаются соединения хрома, никеля, свинца и пр. Прошлым летом на реке проводились работы по дноуглублению и расчистке русла. В газетах с упоением писали, рыбы в реке стало много, появились раки. Рыбаки довольны.

 

А содержание вредных веществ в мясе рыб кто проверял? Почему пишущие не обращают внимания на такой важный элемент, который четко заложен в нормативах качества природных вод - «Не сообщать запахов и привкусов мяса рыб». А кто проследил, куда девается эта пойманная рыба? Кошки не едят, себе вроде бы опасно, значит на продажу в виде соленой или вяленой приправы к пиву.

 

Проф. Фитцджеральд (США шт. Нью-Йорк) в докладе на конференции в Ясной Поляне привел данные, как отстают в умственном развитии дети, да и у взрослых отмечаются сбои в умственной деятельности, если они потребляют рыбу, содержащую соли тяжелых металлов: марганца, хрома, никеля и др. Влияние вредных веществ от хозяйственной деятельности города сказывается на большом расстоянии даже за городом, достаточно ознакомиться с данными, приводимыми в ежегодниках о состоянии природной среды, водоемов и т.п. Да и в скупых сообщениях о качестве природной среды можно вычитать: «Превышение ПДК в 5% случаев выявлено столько – то раз..», «Отмечаются превышения по фенолу, нефтепродуктам и т.д. и т.п.».

 

В общем, главная улица города грязная! И от этого факта никуда не деться. От признания проблем на главной улице города – водной артерии легче не становится. Да и кто этого не знает? Вопрос как сделать реку чистой и доступной для активного отдыха на воде – серьезный и требует значительных капитальных затрат, а главное, желания вернуть водоем в разряд чистых. Сразу же находится ответ – не сбрасывать в реку сточные воды или сбрасывать загрязнения в допустимых пределах.

 

Мне приходилось и плавать по реке, и ходить, и изучать особенности берегов реки. Совершенно четко видна связь выноса загрязнений из русел малых рек и ручьев. Чуть ниже впадения в Упу ручьев Рогожинского и Щегловского на расстоянии в сотни метров ощущается запах нефтепродуктов, осложненный гнилостными запахами. От Рогожинского ручья больше. Мысленно пройдя вверх по ручьям, найдем автопредприятия, гаражи, стоянки. Так ли уж необходимы они там? А как же водоохранная зона? А она в городе не разграничена.

 

Так что начинать нужно с малых рек и ручьев и, в первую очередь, с порядка размещения источников загрязнения. Основными притоками в городской черте являются реки Тулица и Воронка. О них можно говорить много и отдельно. Р. Тулица в верхнем и среднем течение вполне отвечает санитарным нормам, недаром там расположены водозаборы. Но вот только встречается с Комаркинским ручьем (Октябрьский пос.) сразу попадает в разряд грязных. Да и заводы, и другие объекты чистоты не прибавляют. Иловые отложения, особенно в нижних створах, богаты и нефтепродуктами, и солями тяжелых металлов.

 

Качество воды в р. Воронка определяется работающим металлургическим предприятием. Особое неблагополучие обусловлено фильтратом от отвалов шлаков и шламохранилища. На некотором удалении от завода вода по внешним признакам очищается, но в городской черте снова грязная. Очистные сооружения переполнены, песок с площадки асфальтобетонного завода практически перекрыл сечение выпускной трубы, речка вся в перекатах. А в районе Московского вокзала картина еще страшнее.

 

Основная проблема и малых рек и самой Упы – донные отложения. Донные отложения в городской черте, конечно, нужно почистить. Складывать донные отложения сразу же на бережке – это не выход из положения. Эти отложения являются отходами 4-го, а местами и 3- класса опасности. Складировать их нужно отдельно. Лет двадцать тому назад, мы уже выступали с проектом расчистки русла. Проект рассматривался на заседании экологической экспертизы. Споров было много, мнения высказывались разные. Однако большинство сходилось на том, что складировать донные отложения нужно отдельно.

 

Еще хотелось бы подискутировать на тему - как изменится гидрологический режим, если существующие гидротехнические сооружения разобрать? Конечно, проблем здесь будет много. Каким способом разбирать, ведь строили-то на века. Куда девать объемы в десятки-сотни тысяч кубометров токсичных донных отложений, накопленных в непосредственной близости от плотины. Концентрации загрязнений, напомню, очень высокие. Найдутся и другие серьезные факторы. Но решать эту проблему все-таки надо.

 

А завалы из деревьев и остатки свай, забитых в русло в створах ниже Зареченского моста? Нужно убирать. Можно, наверное, говорить о необходимости применения серьезной техники для извлечения этих затопленных и полузатопленных элементов. Но есть и другие менее затратные способы извлечения топляков. Водолазы, без них не обойтись, смогут, наверное, без особого труда опоясать взрывчаткой (малые заряды) эти топляки и взрывом освободить их из илового плена. Перехватить эти топляки ниже по течению, тоже не проблема. Свободное течение со временем сделает свое дело, профиль русла восстановится.

 

Думаю, что читатели поддержат идею о необходимости проведения дискуссий на тему «Как сделать реку Упу чистой?». Последнее время туляки активно участвовали в выборе проекта набережной Упы, других проектах. Ну, хорошо, будет у нас набережная, не хуже, чем в других городах, а сама река, она что же, не достойна, быть чистой и ухоженной? Ответ очевиден.

 

Аркадий Симанкин, профессор Тульского государственного университета