О царящей в России коррупции сейчас не говорит и не спорит разве только ленивый или равнодушный. Но что это за явление? В чем корни коррупции, за счет чего она благополучно выдерживает любые направленные на нее удары и создаваемые для борьбы с ней законы? Обо всем этом "Тульский Бизнес Журнал" побеседовал с  психологом Ириной Лосевой.

 

- Начнем с того, что коррупция сейчас стала массовым явлением. Получается, все воруют друг у друга. Хотя я вот ни у кого не ворую и из-за этого порой прямо-таки неловко себя чувствую... А как, с точки зрения психолога, чувствуют себя те, кто вовлечен в занятия коррупцией?

- Я думаю, они все мученики.

Ко мне на прием как-то приходила женщина, которая на спор украла в кафе вилку с ножом. С тех пор она эти предметы видеть не может. Как только натыкается на них взглядом, вспоминает,  что она ЭТО украла, ей становится стыдно, и она мучается. В качестве психолога я ничего не могу ей посоветовать. Теперь ей с этим жить…

Вот и все коррупционеры примерно так же себя ощущают. 

- Ой, что-то незаметно…

- Да вы посмотрите – они же в постоянном напряжении! У них бегают глаза. И немудрено. Представьте – с одной стороны, такого человека мучает совесть. Мучает, не спорьте! С другой стороны, он постоянно ждет, что за ним придут соответствующие органы - ведь коррупционеров все же привлекают к ответственности, то одного, то другого. С третьей стороны, он не может своим детям объяснить, откуда в доме деньги. Он же не скажет: «Я ворую, деточка!..» С четвертой – понимает, что у нашей страны из-за этого нет будущего. Посмотрите – у многих людей с непонятно как нажитыми капиталами двойное гражданство, они покупают недвижимость в других странах и в любой момент готовы «свалить» за рубеж. В-пятых, такие люди понимают, что и за границей они не будут счастливы, потому что они там никому не нужны. Там все уже поделено.

И потом, для человеческой психики переезд в другую языковую среду, к другим культурным традициям – это огромный стресс. В развитых странах, например, нет ни теплых дружеских отношений, ни привычного обсуждения проблем. Там о визите в гости договариваются за месяц. Другая культура – другой мир. Взрослый человек крайне тяжело интегрируется в чужую среду. Для адаптации к нему нужны огромные физические и психические ресурсы.

- Ну и не воровали бы, раз им от этого так плохо…

- А тут ситуация, как у Ильфа и Петрова с «голубым воришкой»: «Он крал, потому что не красть не мог…» Эта программа поведения в таких людях была заложена, и они ее обслуживают.

- И кто эту программу заложил? Надо сказать, в весьма значительное количество граждан нашей страны…

- Увы, культивированием программы честной жизни у нас никто не занимается. А воровство в России было всегда. И всегда человек сам перед собой пытался оправдаться тем, что от этого зависит выживание его самого или его семьи.

Действительно, в экстремальных ситуациях включается программа выживания, порой отметающая все нравственные нормы и правила. Но одно дело – программа выживания, и другое – когда нужен золотой унитаз…

- А как разобрать, где кончается одно и начинается другое?

- Я думаю, крупным коррупционерам выгодно поддерживать порядок вещей, при котором люди поставлены в условия выживания и вынуждены воровать. Чтобы потом уверенно говорить, что вся система такая, что вся страна ворует.

Получается, сейчас не воруют только те, у кого нет таких возможностей. А многие чиновники, работники здравоохранения, учителя – «берут». «Берут» те, кто работает с людьми, кто является проводниками их интересов, должен реализовывать их планы в жизнь.

- Но и те, кто «дает на лапу», не испытывают ни стыда, ни вины…

- Каждый русский понимает, что врачу, учителю нужно «давать», иначе они не предоставят нам или нашим детям то, что положено по закону – нормальное образование, нормальное медобслуживание. Получается, люди друг к другу относятся не как к людям, себе равным, а как к инструментам для достижения своей собственной цели.

- Почему же и как мы дошли до такого? Ведь в советские времена люди гордились своими профессиями, был профессиональный энтузиазм…

- Тогда у нас была идеология. Страна чествовала своих героев. Сейчас существует только идеология «большого кошелька». Но когда люди начинают «молиться деньгам», это и приводит к развалу и коррупции, деградации общества.

- Однако, например, в Америке идеология «большого кошелька» существует давно. Но разваливаться она не собирается…

- Потому что в Америке, напротив, очень даже занимаются идеологией. Там все с детства знают, что их страна – лучшая в мире. И у них люди, действительно, лучше защищены – даже если они находятся за рубежом. Если гражданин Америки где-то попадает в ЧП, вся страна борется за то, чтобы его вызволить.

А деньги как идеология вообще не работают. В хороших руках деньги приносят деньги – то есть, рабочие места, социальную долю прибыли: больницы, детские сады. А в неумелых руках деньги оборачиваются против их владельцев…

Идеология вообще не может быть завязана на деньгах – только на высших ценностях: гордости, достоинстве, чести, добре, правде. Идеология «большого кошелька» нашу страну уже развратила и почти развалила…

- И что же делать в такой ситуации думающим слоям общества?

- Менять идеологию. Думающим слоям  общества – включать мыслительные способности. Мы можем сделать все, чего по-настоящему захотим.

- Но что можно изменить, если коррупция пронизывает все структуры страны, всю систему власти сверху донизу? Если это не просто материальная заинтересованность отдельных представителей системы, а ее спаянность на основе надзаконного права?.. Сейчас все сверху донизу понимают, что любой закон можно нарушить, заплатив деньги, использовав свое влияние или знакомства... Тогда, получается, в коррупции повинны также и те, кто, казалось бы, от нее в первую очередь страдает. Те, у кого вымогают взятки – или кто их добровольно дает. Получается, что с ними – то есть, с нами! – тоже надо бороться?!

- Когда человек поставлен в условия выживания, задействуются совсем другие механизмы. Они вынуждают людей давать взятки. В этом случае взятки – лишь средство выживания. Точно так же и фирмы порой дают взятки, чтобы выжить в конкурентной среде. Например, чтобы получить тендер. А иначе – банкротство!

- Но тогда получается, что коррупция нужна, что спрос рождает предложение…

- Чиновничья система до такой степени негибкая и ориентированная сама на себя, что только коррупционно-денежные интересы заставляют ее работать…

В то же время, все чиновники понимают, что «катаются как сыр в масле» они лишь до поры - до времени. Если в стране «закон, как дышло» - или, говоря юридическим языком, имеется слабая законодательная база – то чем больше ты имеешь, тем больше народу желает это отобрать. Коррупция – это змея, пожирающая свой хвост, это тупик для эволюции, развития отношений, личностного роста. Когда для одних – одни законы, а для других – другие, страна гибнет. Как пала в свое время великая Римская империя – и многие до нее и после нее…

- А что же делать с нами, с теми, кто готов давать взятки?

- Мы прекратим их давать, когда их не станут с нас требовать. Мы их предлагаем, потому что понимаем: иначе ничего не добьешься во властных структурах, иначе нас не поучат и не полечат. Такую систему создали «наверху», отдав все мало-мальски важные должности «на откуп» чиновникам.

Но! Пусть кидает в других камни тот, кто сам безгрешен. Людей надо воспитывать. Всех нас так или иначе за разные поступки мучает совесть.

Пусть каждый подумает: и на кой мне такие муки из-за паршивой копейки?! Разве в этом счастье?

- А в чем же оно?

- Вспомните, о чем люди поют…

http://business71.ru/fullarticle_25.html