В Тульской области действует более 36 тысяч субъектов экономики. Собственно заводов, включая малые предприятия – около трех сотен. Живут они по-разному. Но хорошо – лишь отдельные единицы.

Наша бывшая краса и гордость. Когда-то треть трудоспособного населения области трудилась в машиностроении (включая оборонку). Сегодня в этой отрасли прикладывает свои силы лишь десятая часть взрослых туляков. Да и они, зачастую, боятся думать о будущем. Чтобы понять причины их опасений, перечислим ряд некогда известных предприятий, которые ныне либо исчезли, либо едва сводят концы с концами.

Узловский «Кран», Ясногорский машзавод, «Штамп», Тульский комбайновый завод, «Арсенал», «Октава», Богородицкий технохимический завод, Северо-Задонский конденсаторный… В тульском гражданском машиностроении, где формально действует более полусотни предприятий, две трети оборота и прибыли приходится на долю Алексинского завода «Тяжпромарматура». Здесь регулярно обновляется оборудование, есть заказы на годы вперед от «Газпрома» и «Транснефти», токари и сварщики получают по 50-60 тысяч рублей в месяц, в идеальном порядке – социальная сфера. Яркое исключение на общем довольно тусклом фоне.

«Тулажелдормаш» живет от заказа до заказа. Увы, ОАО «Российские железные дороги» в последние годы чаще всего покупают машины для обслуживания путевого хозяйства у немецких производителей. Хотя тульская продукция ничуть не хуже.

То же самое – в отношении Белевского «Трансмаша». Оживилась работа по расширению Московского метро, и машиностроителям из древнего города стало чуть легче.

За счет оборонных заказов живут «Туламашзавод», «Тулаточмаш», ЦКБА, ТОЗ.

Перспективы здесь неплохие в связи с получением заказов для «Конструкторского Бюро Приборостроения», которое, в свою очередь львиную их долю размешает на тульских предприятиях.

Но везде остро стоят две проблемы: нехватка квалифицированных рабочих и – устаревшее оборудование, на котором современные системы вооружений произвести крайне трудно. В случае с ТОЗом сказываются долги и массовый отток работников.

Гражданскую продукцию эти предприятия тоже выпускают, но ее значение (кроме, пожалуй, культиваторов «Туламашзавода») очень невелико. Модное слово «конверсия» оказалось для Тулы убийственным. Оборонные изделия в ряде случаев производить перестали, а нормальное гражданское производство не наладили. Так и хромает два десятилетия бывший край машиностроителей…

Пока еще - град оружейный

Общие объемы вооружений, выпускаемые тульскими предприятиями, увы, падают. К тому же, это производство характеризует высочайшая степень неритмичности, вызванная бардаком под названием «гособоронзаказ». Всю весну и лето предприятия либо почти стоят, выбивая деньги за прошлогодние поставки, либо на свой страх и риск делают ракеты, тренажеры, системы  наведения и управления, снаряды, автоматы-пистолеты-гранатометы, не будучи уверенными, что Минобороны их захочет купить. Ясность наступает лишь в сентябре, после чего начинается гонка со временем, когда в три месяца нужно уложить выпуск «изделия», нормальный цикл производства которого – 6-8 месяцев. Впрочем, есть и счастливые исключения. Например, упоминавшееся КБП, вошедшее в федеральную программу перевооружения армии высокоточными системами. Здесь разработок мирового уровня хватит еще лет на 10-15. И по управляемым ракетам, и по оружию ближнего боя, и по системам малого и среднего ПВО.

Есть еще ГНПП «Сплав», чьи ракетные системы залпового огня типа «Ураган» пользуются хорошим спросом за рубежом. Только нужно иметь в виду – туляки держат документацию и опытное  производство. А выпуск этих систем идет на Урале, в Поволжье и других регионах страны. Иногда там возникают серьезные проблемы, но сейчас все нормально.

Тульский патронный завод – единственный в Восточный Европе, который поставляет свою продукцию не только в Европу и Азию, но и на очень закрытый рынок оружия США. Здесь всегда готовы выполнить любой заказ, даже для стран НАТО. И уже не раз выполняли…

«Стрела», забравшая под свое крыло территорию разрушенного завода «Арсенал», где более 350 лет назад начиналось оружейное дело в России и в Туле (а не 300 лет назад, как принято считать, и не на ТОЗе). Заказы от концерна «Антей», куда входит предприятие, есть. Наши конструкторы придумывают элементы для умных систем наведения в составе комплексов ПВО и ПРО В-300 и В-400. Как ни странно, но Тула – не только город конструкторов-«механиков» (что для нас традиционно), но и отличных спецов по радиолокации…

Регион – «полуфабрикат» для Запада

Одни из лидеров по выплате налогов – предприятия химии и металлургии. Они же – в числе передовиков по объемам получаемой прибыли. Ситуация там – почти нормальная. В том смысле, что по большинству видов продукции они вернулись к уровню докризисного производства в 2007 году. Учитывая, что «Щекиноазот», НАК «Азот», «Проктер Энд Гэмбл», шведская компания Эс-Си-Ай (выпуск туалетной бумаги в Щекинском и Веневском районах), «Тулачермет», Косогорский металлургический и Ревякинский металлопрокатный заводы провели реконструкцию оборудования, а кое-где запустили новые линии и производства, можно ждать дальнейшего улучшения экономической ситуации. Это, конечно, хорошо, но – с одной поправкой. Все эти предприятия, даже при самых чистых современных технологиях, окружающего воздуха не озонируют. На Запале такие производства уже почти не строят. Мы – реконструируем и расширяем. Деньги для нас пока важнее, чем здоровье. А полученные химические соединения и металлы гоним на экспорт. Попутно отметим – в истекшем году в области не было построено ни одного нового очистного сооружения, не реконструированы старые. У нас сегодня одна шестая часть грязных вод напрямую сбрасывается в овраги, ручьи и речушки. Это – официально. Сколько на самом деле – не знает никто. Регулярно подыхающая рыба в реках и озерах (причины гибели так ни разу и не были выявлены) наводит на грустные размышления…

Что нового? Да почти ничего

Любопытные мысли возникают, если посмотреть, как у нас выполняются обещания инвесторов, звучавшие с высоких трибун. Пожалуй, лишь промышленный кластер в Новомосковске построили без скандалов и срывов сроков. Да небольшие фирмочки по выпуску мороженого, пластиковых дверей и прочей мелочевки. Обещанного электрометаллургического завода в Туле на территории комбайнового завода не будет. Стройка предприятия по выпуску солнечных батарей на «Штампе» заморожена. Десять лет нам строят «автозавод» по выпуску пластиковой микроуродины «Мишка», но никакого просвета нет. Размещение производства по выпуску в Тулу автобусов «Хюндай» оказалась мыльным пузырем. Тульская энергоугольная компания, которая несколько лет назад была создана для возрождения шахт и постройки энергостанций пущена по пути банкротства.

В энергетики (ее генерирующей части) тоже интересные события. Идет реконструкция Черепетской ТЭЦ. Инвестор – ОАО «ОГК-3», частная компания федерального уровня. Цель замены двух огромных энергоагрегатов на новые, работающие на угле по технологии «кипящего слоя» - вовсе не нарастить объемы выработки энергии, а сделать нашу станцию минимально убыточной. Пока она приносит их владельцам только минусы. Что логично – технологии полувековой давности сегодня прибыль уже не дают. Работы ведутся, но – с отставанием в полтора года. Кризис. Однако есть надежда, что все закончится хорошо, и станция станет не такой дымной (пока она дает четверть всех твердых выбросов области в атмосферу). А вот с «Квадрой» (бывшей «ТГК-4») не все однозначно. После того, как владельцем компании стала корпорация «ОНЭКСИМ», принадлежащая миллиардеру М. Прохорову, положительных событий не видно. Все руководство поменяли, офис из Тулы перевели в Москву, Первомайскую ТЭЦ продали «Щекиноазоту». И замолчали про модернизацию Новомосковской ГРЭС. Она, правда, идет. И два новых силовых агрегата будут ставить. Но – с отставанием в два года. Или больше. Впрочем, энергии в области хватает. Нам ее гонят из других регионов. Продают дорого. Хотя прежде было наоборот: это Тула кормила светом соседние области. Но с тех пор мы свою выработку снизили почти втрое. И повышать, судя по всему, не собираемся…