На прошлой неделе в Москве прошел X съезд партии «Единая Россия». Делегат съезда, секретарь политсовета тульского регионального отделения партии, председатель Тульской областной Думы Олег Татаринов в интервью «Московскому комсомольцу в Туле» ответил на вопросы, касающиеся нынешней экономической и политической ситуации в области, деятельности тульских единороссов и перспектив предстоящих в будущем году выборах в областную Думу, об увеличении сроков полномочий Президента РФ и Госдумы РФ

– Олег Владимирович, ваше личное отношение к увеличению срока президентских полномочий?

– На мой взгляд, он должен быть не более шести лет и не менее 5 лет. Оптимальный вариант – тот, который предложил президент, чтобы развести во времени выборы в нижнюю палату федерального парламента и президента. Шесть лет – это цикл, который позволяет реализовать предвыборную программу, исполнить наказы избирателей.

Что касается полномочий депутатов Государственной Думы, то срок 5 лет я считаю оптимальным на сегодняшнем этапе развития нашего общества.

Тульская областная Дума также раньше избиралась на 4 года, потом были продлены полномочия на 5 лет. Это оптимальный вариант. За это время как раз есть возможность войти в курс дела, выстроить планы и реализовать их, чтобы потом отчитаться перед избирателями и получить оценку на следующих выборах.

– Когда Тульская областная Дума будет рассматривать вопрос об увеличении сроков?

– Как только поступят документы, они будут рассмотрены. В соответствии с регламентом Тульской областной Думы, депутаты должны рассмотреть законы по поправкам в Конституцию РФ не позднее 30 дней со дня их поступления из Совета Федерации. Данные законы в облдуму пока не поступали.

О «Единой России» и членстве в партии

– Как вы относитесь к тому, что Владимир Путин – лидер партии – так и не вступил в «Единую Россию»?

– Мне сложно отвечать за лидера. Могу сказать, что я это воспринимаю спокойно. У нас во фракции «Единой России» есть беспартийные, есть сторонники, есть члены других партий, которые близки по взглядам. Так что я не вижу в этом ничего особенного. Если по каким-то причинам Владимир Владимирович считает, что это правильно, значит, ему виднее. Объем информации, какие-то нюансы, которых я не знаю, могли влиять на его решение таким образом. Я считаю, что ничего страшного в этом нет, важно, что человек разделяет взгляды партии, что он – наш лидер. Есть среди членов партии люди, которые не понимают, почему Владимир Владимирович Путин не вступает в партию, но они никогда не обсуждают его лидерство – это бесспорно.

– Сейчас планируется переход на пропорциональную систему выборов депутатов Тульской областной Думы. Насколько болезненно, на ваш взгляд, пройдет этот процесс?

– Пропорциональная система выборов – вопрос для меня абсолютно ясный и понятный. На мой взгляд, в условиях развитого демократического общества это оптимальный вариант развития общественно-политической системы. Переход на выборы по партспискам – шаг по пути развития гражданского общества, развития демократии в стране.

Кода я был членом Совета Федерации, высказывалась точка зрения о том, что не только в Госдуме надо делать смешанное голосование 50 на 50 (по партспискам и по одномандатным округам – авт.), но и в региональных парламентах вводить такую же норму, при том, конечно, что сам регион определяет соотношения. Я на тот момент не понимал, зачем это надо, тогда это у меня вызывало отторжение. Мне казалось, что одномандатник как бы ближе к народу. Я голосовал в Совете Федерации за эти поправки, но это решение далось мне нелегко.

На мой взгляд, партия, которая возьмет большинство на выборах, будет нести ответственность вместе с другими ветвями власти за то, что будет происходить на территории области. Когда говорят, что одномандатник ближе к народу, что он отвечает перед избирателями за свои слова, а партия не отвечает – это неправда. Мы пройдем это, и через несколько лет увидим, что в рамках пропорциональной системы выборов можно более эффективно решать проблемы избирателей. И люди будут приходить в Думу более достойные, чем ранее. Очень часто среди одномандатников (я видел таких) были и те, кто избирались, а начинали работать только за год, полгода до следующих выборов. А здесь сама партия не даст этого сделать. Иначе партия потеряет власть.

– Мы все слышали высказывание депутата, экс-председателя Думы Олега Лукичева, что списки будет формировать один человек – губернатор. Как вы относитесь к этому?

– Я вам ответственно заявляю, что формирование списков, по крайней мере, в «Единой России» будет проходить абсолютно публично, никаких кулуарных вещей не будет. Есть критерии оценки работы каждого депутата за прошедшее время. Есть нормативные документы, которые нас ориентируют, как должны формироваться списки. И есть кадровый резерв. Из него будут выбираться люди, которые будут представлять партию на выборах.

– Харизматичные фигуры? А есть такие?

– Конечно. Давайте я вам фамилии назову. Вот Игорь Панченко – что, не человек дела, не харизматичен? Или лидер нашей фракции Егор Атанов. Есть коллеги, которые, помимо своей работы, много делают и в Думе, и в партии, и в избирательных округах.

– Вы уверены, что наберете 24 ярких персоны?

– В региональной партийной организации более 20 тысяч человек, неужели мы не сможем сформировать список?

– Пока вы назвали только действующих депутатов, считается, что Дума обновится на треть …

– Я вам привел в качестве примера тех, с кем работаю сегодня. Есть у нас достойные коллеги: и члены партии, и члены регионального политсовета, которых мне сейчас не хотелось бы пофамильно называть, чтобы не будоражить раньше времени. Их вполне достаточно. Я сейчас занимаюсь именно новыми членами. Списки будут формироваться именно так, а не то, что кто-то с денежным мешком пришел или по блату. И голосовать по спискам будем на политсовете.

– А с Москвой они как-то будут согласовываться?

– Конечно. Но Москва смотрит на предмет соответствия документов нормативным актам: представительство в списке социальных слоев, женщин, молодежи. Критерии уже определены. Особо замечу про себя – я не боюсь подбирать профессиональных людей. Сильный руководитель подбирает себе сильную команду, а слабый – слабую, чтобы на ее фоне выглядеть умным. Мне это не нужно.

Про партийную дискуссию и попутчиков

– Олег Владимирович, не боитесь, что вокруг формирования списков будет много интриг?

– Я давно ничего не боюсь. Мы можем находить решения. Должна быть внутрипартийная дискуссия, не надо отсиживаться, надо не бояться выражать свою точку зрения.

– А получается внутрипартийная дискуссия?

– Не могу сказать, что на все сто получается. Люди несколько инертны. Не от того, что потом их кто-то накажет, – этого нет вообще. Просто еще жива психология – как бы чего не вышло, лучше промолчать. Лично я никогда не молчу, стараюсь все высказать. Спорить, доказывать и в споре понимать, прав я или нет. Не должно быть так, чтобы все молча поднимали руки, как это было раньше.

– Вам не кажется, это от того, что людям, по большому счету, все равно? Не воспринимают они партию как реальный механизм управления.

– Безусловно, есть и такой момент. Но нельзя пройти за 17 лет путь, который другие прошли за 100 лет. В свое время поразился факту – более 90% немцев в той или иной мере участвуют в общественно-политической жизни страны. Когда мы подойдем к такому уровню состояния гражданского общества, мы и жить будем лучше.

– Региональное отделение партии очищается от попутчиков?

– Это процесс очень сложный. К сожалению, в Уставе партии нормы об исключении очень жесткие. Человека можно исключить из партии всего по нескольким основаниям. Раньше было положение об исключении из партии за неуплату членских взносов, теперь на съезде приняли решение, что уплата членских взносов – дело добровольное; по решению суда и по собственному желанию. Есть положение об исключении за дискредитацию партии. Я как юрист вам скажу: нет в юриспруденции такого понятия «дискредитация». Любой член партии исключение по таким причинам может оспорить в суде и выиграет.

Да, мы обсуждали этот вопрос на внутрипартийных дискуссиях. Некоторые регионы давали свои предложения, но на сегодня ситуация такова: реально мы знаем, что есть попутчики, но юридически мы не можем исключить их из партии.

Про мировой кризис и его последствия для Тульской области

– На съезде прозвучал тезис, что очень многое будет зависеть для партии «Единая Россия» от того, как будет проходить нынешний кризис…

– Главным событием съезда был доклад Владимира Владимировича Путина о стратегии развития страны до 2020 года с учетом реалий, которые на сегодняшний день сложились в мире. Как известно, мировой финансовый кризис не обошел и нашу страну. Тут надо предельно откровенно называть вещи своими именами. И как последствие – промышленный кризис. Вы, наверное, обратили внимание, что падает производство, сокращаются рабочие места, и, безусловно, это не может не сказаться на нашей экономике. Например, потребление металла, в том числе и российского, который в большом объеме поставляется на американский рынок для производства автомобилей, резко сократилось. Это сказывается в целом на металлургии, в том числе и на наших тульских предприятиях.

Не надо бояться этого слова «кризис». С населением надо разговаривать на эту тему, об этом сказал наш лидер – я с ним полностью согласен. Людям надо объяснять, что произошло, что нас в ближайшей перспективе ждет и что нам нужно всем вместе сделать, чтобы эти времена не просто пережить, но и выйти из этой ситуации еще более сильными. В период кризисов одни разоряются, а другие становятся сильнее, и у нас есть уникальная возможность: то, что мы не сделали за предыдущий период, в том числе и по энергосбережению, сегодня нас сам кризис заставит сделать.

– На ваш взгляд, есть у Тульской области преимущества, которые позволят минимизировать последствия кризиса в регионе?

– Есть. Я общаюсь со своими коллегами в ЦФО, бываю на совещаниях, где обсуждается оперативная информация, в том числе для служебного пользования. Это позволяет сделать мне вывод, что Тульская область в числе тех регионов, которые в условиях кризиса могут более эффективно, чем другие субъекты, решать возникающие вопросы.

У нас есть уникальный человеческий потенциал, поскольку в регионе развит оборонно-промышленный комплекс, который может решать не только специфические вопросы ВПК, а работает и на мирные технологии. У нас есть инвесторы, которые уже работают, уже платят налоги, и те инвесторы, которые завершают свои проекты. Все это нам позволяет системно принимать меры и решать возникающие вопросы.

Очень важный момент – один из критериев развития региона – это консолидация общества. Это не значит, что мы однообразно думаем и строем ходим: мы все разные, можем быть, с разными политическими взглядами, но в главном мы едины – мы хотим, чтобы наша страна была процветающей, чтобы люди жили на более качественном уровне. Мы это видим даже по работе нашей областной думы: когда принимается социальные программы, голосуют все, даже обиженные на власть. У нас консолидирована муниципальная, законодательная и исполнительная власть региона, консолидированы политические силы.

Конечно, никто не может знать, как все пойдет. Предполагается, что после финансового кризиса будет промышленный кризис. К этому правительство, федеральный парламент, регионы готовятся. У нас создана рабочая группа при губернаторе, которую возглавляет вице-губернатор Алексей Кораблев. Губернатор уделяет этому большое внимание, и я как председатель Думы постоянно работаю в этом направлении.

Этот вопрос обсуждался на съезде, на совещаниях с участием специалистов, профессионально занимающихся макроэкономикой. Прогнозируется в первых двух кварталах следующего года спад в промышленности, потом медленный рост. Но все социальные обязательства мы выполним – такие резервы на сегодняшний день существуют.

– Но в области-то резервов нет, разве что федеральный центр поможет…

– Почему нет? До 1 сентября у нас сверх плана ежемесячно собирались дополнительные доходы. По году мы все равно выполним бюджет.

– Но резервного фонда нет, первые два квартала будет тяжело?

– Будет оказана помощь регионам, об этом было сказано в Ижевске. Особенно тем, которые грамотно ведут финансовую политику и используют средства по целевому назначению. Наша область входит в число лучших по управлению финансами.

– Корректировать бюджет планируется?

– Конечно, будут поправки в бюджет 2009 года. Мы планируем принять бюджет в том виде, в котором он есть. По Бюджетному кодексу мы не имеем права даже вернуться к первому чтению. Но в январе будем рассматривать в первом чтении поправки в бюджет.

Из личного опыта Олега Владимировича Татаринова по преодолению кризиса

Мы в семье ведем список расходов. Исходя из этого, определяем, сколько мы можем потратить на те или иные вещи. К примеру, я могу себе позволить на Новый год поехать отдохнуть с семьей. Но зачем нам ехать на Новый год и в три раза переплачивать, когда 12-13 числа все будет дешевле. Еще вчера мы об этом не задумывались – мы каждый год встречали в Финляндии. Путевку мы оплатили еще до кризиса, но потом отказались, и нам вернули деньги.

Ситуация заставила экономить на электроэнергии, поскольку дом частично отапливается электричеством. Сделали реконструкцию отопления и платить стали в два раза меньше. Еще вчера я на это не обращал внимания. Поэтому, когда я говорю, что из кризиса можно выйти с плюсом, я имею в виду – научиться считать деньги.

Так, некоторые «белые воротнички» еще недавно, работая в Москве за 50-60 тыс. руб., говорили, что за меньшие деньги не пойдут на службу. Они ходили обедать в дорогие столичные рестораны. Сейчас они возвращаются в Тулу и просят устроить их хотя бы на 15 тыс. руб. К сожалению, я им не могу помочь. Так и предприятие: если сможет сократить издержки – выживет.

Елена Шулепова.