Разбирался в проблеме «Московский комсомолец в Туле». Как сообщили в пресс-службе УФСБ по Тульской области, в настоящее время следственным отделом управления расследуется уголовное дело, возбужденное в отношении бывшего генерального директора ОАО «Тулауголь» Владимира Савченкова. Он подозревается в растрате имущества государственного резерва. Окончательный размер ущерба еще не установлен: пока речь идет о 84 млн. руб. – на такую сумму Федеральное агентство по государственным резервам выставило иск угольному объединению. Следователи не исключают, что в конечном итоге цифра может существенно увеличиться. По версии следствия, Владимир Савченков в период с 1999 по 2004 год отчуждал имущество Росрезерва, находившееся в объединении на ответственном хранении, различным коммерческим структурам. Большая его часть была, по сути, подарена фирме сына гендиректора – ООО «Обидимо», занимавшейся ремонтом и ликвидацией шахт ПУБ. Оборудование, переданное отцом сыну, частично шло на ремонт шахт и оплачивалось деньгами, выделенными на реструктуризацию угольной отрасли, частью – еще куда-то, не исключено, что и сдавалось на металлолом. В результате, к 2004 году на базах объединения ликвидного имущества госрезерва уже практически не осталось. В принципе, Савченков как гендиректор ОАО «Тулауголь», имел право его продавать, признают в пресс-службе тульского УФСБ, но только в установленном порядке, т.е. после получения разрешения собственника – Росрезерва. Но и в этом случае необходимо было перевести полученные от сделки средства на счета Росрезерва. Поскольку ничего подобного сделано не было, это послужило одним из оснований для возбуждения уголовного дела. Это далеко не первое уголовное дело, возбужденное по материалам тульского УФСБ против бывшего генерального директора ОАО «Тулауголь». В октябре 2004 года мировым судом Веневского района Тульской области за невыплату заработной платы (ч.1 ст.145-1 УК РФ) Владимир Савченков был приговорен к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком на 1 год. В 2006 году уже областной суд вновь признал Савченкова виновным в невыплате зарплаты шахтерам. Но в силу возраста и заслуг ему было назначено наказание, не связанное с лишением свободы: он получил два года условно. Примечательно, что в период, когда на объединении не выплачивались деньги рабочим, генеральный директор получал не только зарплату, но и премии: с мая 2002 года по май 2003 Савченков получил премии в размере 442 тысяч рублей. Кроме того, средства целевой бюджетной ссуды, выделяемые ОАО «Тулауголь» на погашение долгов по заработной плате, решением генерального директора использовались … для расчета с кредиторами. Сам Владимир Савченков виновным себя не считал, заверяя, что все делалось для сохранения ОАО «Тулауголь». Судя по всему, в том числе и покупка для неотложных директорских нужд иномарки «Шевроле-Блэйзер» - как раз в период длительной задержки выплат заработной платы. Долги по зарплате шахтерам – более 230 млн. руб. – были погашены два года назад из федерального бюджета. В 2006 году экс-директор привлекался к уголовной ответственности и за незаконное предпринимательство (п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ). И вновь, несмотря на обвинительный приговор, он, по сути, уходит от наказания. На сей раз помогла амнистия в честь 100-летия Госдумы. Первый реальный срок – 2 года колонии общего режима – 68-летний Владимир Савченков получил в июне этого года по обвинению в хищении федеральных средств: как было установлено судом, он вместе с финансистом учрежденной им же фирмы ООО «Связь Электро» позаимствовали 4 млн. руб. из тех, что были выделены на реструктуризацию угольной отрасли. Буквально через две недели новый суд признает экс-директора виновным в совершении мошенничества в особо крупном размере (ч.3 ст. 159 УК РФ). Решением этого суда Савченков должен выплатить по гражданскому иску ОАО «Тулауголь» и штраф на общую сумму в миллион рублей. Не менее показательным стал процесс по незаконному коммерческому использованию более двенадцати тысяч экземпляров картографических документов, имеющих гриф секретности. В сентябре прошлого года сотрудниками тульского УФСБ было обнаружено, что самые подробные карты ряда областей ЦФО в ходе ликвидации объединения передавались в нарушение действующего законодательства частной коммерческой структуре – ООО «Проектант». Стоимость каждой – около двухсот тысяч рублей. Однако «Проектанту» они достались практически бесплатно: их передали в счет платы за хранение. Предотвращенный ущерб государству оценивался в два миллиарда рублей. Решением суда главный маркшейдер «Проектанта» Николай Синиченко получил 2,5 года с условным отбыванием наказания. Как реформировали Подмосковный угольный бассейн Реструктуризация Подмосковного угольного бассейна (ПУБ), основную часть которого составляло объединение ОАО «Тулауголь», началась в 90-х годах. Федеральная целевая программа социально-экономического развития угледобывающих районов Тульской области предусматривала структурную перестройку отрасли, которая должна была осуществляться за счет ликвидации особо убыточных, не имеющих перспективы развития производств, а также санации и развития существующих и строительства новых производственных мощностей. Однако эта реструктуризация пошла по пути полной ликвидации угледобывающих предприятий, резкому сокращению мощностей и привела к тому, что из двадцати пяти шахт и четырех угольных разрезов в ПУБ остались только четыре шахты и один разрез, было высвобождено более 20 тысяч работников. Годовой уровень добычи угля за годы реформы, по данным аудиторов Счетной палаты РФ, сократился более чем в 26 раз. Вообще процесс реформирования на ОАО «Тулауголь» проходил довольно странно. Собственно как раз к реформированию этот процесс не имел никакого отношения. Как отмечалось в заключении Счетной палаты, проводившей в свое время проверку деятельности ОАО «Тулауголь», в конечном итоге все свелось к банальному выделению из материнского предприятия, на которое, по уже устоявшейся традиции, повесили все долги, вполне коммерческих филиалов и дочерних предприятий. Вновь созданные организации наделялись имуществом из активов общества, а также эксплуатировали объекты федеральной собственности на условиях аренды. Правда, эти договоры аренды заключались без согласования с Минимущества, а арендные платежи в доход федерального бюджета не поступали. Имели место также случаи реализации имущества через созданные филиалы по ценам в два-три раза ниже их остаточной балансовой стоимости. За 1999-2000 годы фактическое финансирование всех предприятий объединения составило 638,5 млн. рублей. Однако проводимые мероприятия по ликвидации неперспективных и особо убыточных шахт и разрезов, выделению непрофильных вспомогательных филиалов, обслуживающих основное производство, так и не привели к созданию прибыльных и стабильно работающих предприятий. Невозможность создать прибыльное производство руководство «Тулаугля» постоянно объясняло недостатком денег, выделяемых из федерального бюджета. Тогдашний комитет по угольной промышленности при Минэнерго России ежегодно по представлению ликвидационных комиссий без достаточных, по мнению Счетной палаты, на то оснований осуществлял корректировку затрат на ликвидацию шахт. С удивительной методичностью их увеличивая. Так, остаточная сметная стоимость ликвидации шахт на 1 января 2001 года на 13,5 % превысила проектную сметную стоимость тех же самых работ на 1 января 1999 года. А, например, проектная стоимость работ и затрат по ликвидации ДОАО «Тульское» («дочка» «Тулаугля») в 2000 году превысила расчетную стоимость на 14,4%, а сметную - на 24,5%. Особое «достижение» тульских угольщиков - затопление шахты «Бельцевская». Государственной комиссией эта шахта была принята в эксплуатацию 21 декабря 1999 года, а 28 января 2000 года она аварийно затоплена. Общая сумма, по сути, выброшенных федеральных денег составила 619,7 млн. рублей. Словом, бюджетный ручеек оказался довольно полноводным. При этом в регионе, который сегодня благодаря рекордному количеству горняцких бараков является чуть ли не столицей ветхого жилья, практически не было построено ни одного дома для переселения шахтеров. Да и износ коммунальных систем, несмотря на все федеральные миллионы, приближается к ста процентам. А на бюджетные средства, выделенные для реструктуризации угольной отрасли, должны были, в том числе, приводить в порядок и ветхие шахтерские бараки. Так, по материалам прокуратуры Тульской области, одному из кимовских муниципальных предприятий на эти цели было перечислено 3 млн. руб. Однако, когда пришло время отчитываться за использование бюджетных средств, выяснилось, что фактически в документах говорится о работах, которые никогда не проводились. И шахтерскому жилью, построенному 50 лет назад как временное, никто из муниципальных служащих не мешал ветшать и разрушаться. Зато все эти годы в районах области активно создавались «новые рабочие места для высвобождающихся в связи с закрытием шахт горняков». В результате с помощью «угольных денег» появляются компании, вполне успешно работающие, но никак не решающие проблему занятости бывших шахтеров. Так, прокуратурой области возбуждалось уголовное дело по п. «б» ч.2 ст. 285.1. УК РФ (нецелевое расходование бюджетных средств в особо крупном размере). Речь шла о 20 млн. рублей, которые Кимовский район получил в 2001 году на реструктуризацию угольной отрасли. В частности, после одобрения проектов по созданию новых рабочих мест специальной конкурсной комиссией на шахтерские деньги здесь были открыты супермаркет, цеха по изготовлению хрустящего картофеля и крупяных изделий. А в Веневском районе мужикам из забоя предлагалось заняться … пошивом постельного белья. Такая фирма была создана, она рентабельна, но какое отношение это «вышивание крестиком» имеет к горнякам? На одной из закрывшихся узловских шахт была организована табачная фабрика. Производство процветало до тех пор, пока с громким скандалом его не прикрыли правоохранительные органы. Там из табачных отходов делали контрафактные сигареты известных и популярных марок, а также дорогой «английский табак». Ни одного безработного горняка на этих предприятиях никогда не работало. Кстати, создание новых рабочих мест на «угольные деньги», в отличие от строительства жилья по данным программам, продолжается и по сей день. Так, недавняя проверка контрольной комиссии областной Думы выявила «неэффективное использование» этих денег в Киреевском районе. Как стало известно, речь шла о 2 млн. руб., выделенных на обустройство пекарни. Причем неэффективность использования заключается, как оказалось, не в том, что ни один шахтер там никогда работать не будет (к тому же, все дееспособные уже давно трудятся на строительстве столичного метрополитена), а в том, что два года эти средства никак не могли освоить. Но вернемся к реформе угольной отрасли. В 2002 году реструктуризация ПУБ плавно перетекла в ликвидацию. Когда появилось решение правительства о ликвидации объединения «Тулауголь», Владимир Савченков возглавил ликвидационную комиссию и председательствовал с 2002 по 2004 год. На ликвидацию ОАО «Тулауголь» было выделено из федерального бюджета более 2 млрд. руб. Проект ликвидации объединения, утвержденный правительственной межведомственной комиссией, состоял из двух этапов: социальная защита высвобождаемых работников и технические работы по ликвидации шахт. Программы соцзащиты включали в себя выплаты долгов по зарплате, все то же благоустройство шахтерских поселений и т.п. В стадии ликвидации в отличие от процесса реструктуризации невозможно нецелевое использование средств: все фирмы, выигравшие тендер на проведение оговоренных в проекте работ, получают деньги непосредственно из федерального бюджета через казначейство. В связи с этим изменился и способ перекачки денег из казны в частные карманы – здесь уже понадобилось создание различных посреднических фирм. К примеру, таких, как учрежденная Савченковым «Связь-Электро», задействованная в программе благоустройства. Технические работы – это консервация шахт, рекультивация земель и прочее. По этой части уголовных дел пока нет. Но, к примеру, в селении Дедилово Киреевского района после того, как на закрытых шахтах перестали откачивать воду, началось активное заболачивание почвы. Сегодня депутат районного собрания представителей Валерий Шемякин говорит уже об экологической катастрофе – в деревне затоплены не только огороды, десятилетиями кормившие местных жителей, но происходит и подтопление домов. В настоящее время на грани разрушения фундаменты около сотни строений. Практически повсеместно на землях над угольными разработками появляются провалы. В полях они зарастают бурьяном, а кое-где в Щекинском районе вплотную подходят к жилью. В прошлом году налоговые органы при поддержке кредиторов добились завершения плохо регламентированного законодательством процесса ликвидации и начали банкротство ОАО «Тулауголь». Оказалось, что кредиторская задолженность у объединения - 2,3 млрд. руб., однако после работы ликвидационной комиссии (с 2002 по 2007 год) стоимость оставшихся активов составляет всего около 500 млн. руб. Причем долги первой очереди (выплаты по потере кормильца и т.п.), по предварительным оценкам конкурсного управляющего, не превышают 5 млн. руб., но и эту незначительную на фоне прочих долгов сумму члены ликвидационной комиссии не нашли возможности выплатить. История того, как расходовались средства, выделяемые на ликвидацию отрасли, – сегодня эпизоды судебных процессов. Не исключено, что десять уголовных дел – это еще не конец истории реформирования Подмосковного угольного бассейна…

Елена Шулепова