Сегодня в редакцию ИА «Тульские новости» обратилась тульская пенсионерка Полякова Раиса Ивановна. Она рассказала о том, что ее незаконно выселили из квартиры в центе Тулы.

«Моя квартира находилась на пр. Ленина, 32, - пишет Раиса Ивановна. - Этот дом приглянулся многим риэлторам. Они предлагали жильцам выселиться оттуда и переехать. Подыскивали для них варианты квартир. А ведь этот дом - памятник культуры регионального значения, никто не имел права его переделывать, он подчинен госоргану. Моя квартира - самая большая в доме, 38 метров. На нее положили глаз многие риэлторы, предлагали продать. В 2007 находится покупатель ООО «Эко-сфера», который начинает расселять людей. Для этого он зачем-то нанимает риэлторов из другой организации: Марину Креминская и Татьяну Матюшину. На некоторое время я уезжала из Тулы, а когда приехала в конце декабря, соседка мне сказала, что они продали свои квартиры. Она предложила мне сделать то же самое. «Иначе тебя сожгут и убьют», - говорила соседка. А до этого пожар в доме уже был.

Я подписала договор на 1 000 000 рублей на продажу моей квартиры, хотя она стоила 990 000 рублей, они обещали продать ее подороже. Примечательно, что в договоре не указывались риэлторы, которые со мной работали… Мне предлагали различные варианты квартир, но они были практически непригодны для проживания. Одной из предлагаемых квартир была квартира на ул. Станиславского, 10-а. Квартира без балкона, мебели нет, ванная очень старая, туалет еле держится. В целом, разбитая квартира. Мне пообещали ее отремонтировать, если я подпишу акт. Но по площади эта квартира не могла быть обменяна на мою, сделку должны были признать недействительной и начать искать для меня подходящую квартиру. Но прошло 2 недели, а результата не было. Я писала заявление о расторжении договора в ТОРЦ. Креминская и Матюшина просили меня забрать заявление, объясняя, что их сотрудница допустила ошибку, и скоро мне найдут хорошую квартиру. Я согласилась. Но прошло достаточно много времени, а квартиру мне так и не нашли. Я поинтересовалась, в чем дело, мне сказали: «У нас денег нет». Таким образом, квартира на Станиславского осталась за мной. Я обратилась в администрацию, там мне посоветовали подать в суд. Я заявила своим риэлторам, что подаю на них в суд, но они опять же заверяли, что найдут мне квартиру. Вскоре Матюшина подыскала мне вариант – двухкомнатную квартиру на проспекте Ленина, 119. Месторасположение дома и этаж подходили по моим запросам. Но выяснилось, что сама квартира вся разбитая и полностью непригодная для жилья. Больше мне ни одного варианта не предлагали.

Позже оказалось, что объявление о продаже квартиры на Станиславского висит уже давно, оно продолжало выходить еще месяц. Потом две недели объявление не выходило, якобы в квартире делали косметический ремонт. Со мной его даже не согласовали. Ремонт в итоге провели лишь частично, большинство работ не сделали.

Я оставалась около своей квартиры на проспекте Ленина, 32, в которой уже сломали замки. Я сидела на лестнице. Бродяги уже начали таскать мои вещи.

Через некоторое время мне пришла повестка из суда с требованием освободить эту квартиру. Мне начали доказывать в суде, что ремонт на Станиславского сделан, и я должна туда переехать. Но я пыталась доказать обратное. Подавала и в Областной суд. Но мою квартиру на проспекте уже выставили на продажу, не дожидаясь его решения. Мне дали другого риэлтора, который начал подыскивать мне двушку. Пока искали, суд уже вынес решение не в мою пользу, и риэлторам ничего искать уже не надо было. Я обратилась в прокуратуру, но из этого ничего не вышло. Я получила решение суда о выселение в однокомнатную квартиру. Я написала надзорную жалобу о незаконном выселении. Но это не помогло. Вскоре мои вещи из квартиры на проспекте стали вывозить. Все, что я нажила за 70 лет. Потом начали разбирать лестницу. По моим заявлениям не приезжали ни милиция, ни прокуратура. В итоге, я осталась в полуразрушенной квартире на Станисоавского.

Последним в этой истории стало то, что моих соседей подговорили написать на меня жалобу. Якобы жить по соседству со мной невозможно: я хожу по помойкам, от моей квартиры ужасный запах, приношу бездомных животных и так далее. И тогда в территориальном управлении по Центральному району составили запрос в тульскую областную психиатрическую больницу № 2. Я подала в суд. Там соседка не подтвердила свои слова, но, тем не менее, суд вынес решение в пользу территориального управления.

Я продолжаю бороться дальше. Дома я не бываю, все время хожу по различным инстанциям, в надежде добиться справедливости»