Сегодня исполняется 40 лет одному из самых удачных тульских тренеров по боксу Евгению Ткаченко. Мы встретились с Евгением и взяли у него большое, развернутое интервью. Всё – таки 40 лет – это знаменательное событие в жизни любого человека.


 - Женя, ты родился в советскую эпоху. Твоё детство проходило, как и у всех, во дворе? Футбол, драки двор на двор, зимой хоккей…

 - А как же по-иному? Именно так: сначала футбол двор на двор или хоккей (если зимой), а потом выяснение в честном бою, кто сильнее. И вот что вспоминается – ведь если играли в футбол, то человек, который сделал подножку сзади, презирался не только командой соперников, но и своими. Если дрались, то один на один, никого постороннего, всё по-честному. Может быть, поэтому, несмотря на такие стычки, в целом с ребятами из других дворов были нормальные, дружеские отношения. Я жил в районе Комсомольского парка, и если приходилось выходить «стенка на стенку» с горельскими, забывались все обиды, и все становились единой командой. Ведь в школе нас учили: «Один за всех, и все за одного!»

- Кстати, а в школе ты был примерным учеником? 

- Я не буду сейчас рассказывать сказки, что учился только на пятёрки. Я был обычным советским школьником, которого воспитывали в духе коммунистических традиций. Меня, к примеру, научили, что старших всегда надо уважать, что нельзя обижать более слабых. Ну разве это плохие принципы? Я, кстати, и сейчас в работе тренером в большинстве случаев использую именно те советские принципы воспитания юных спортсменов.

- Евгений, итак: футбол, уличные драки… Поэтому, наверное, и бокс?

- Да я боксом начал заниматься только после армии…

- Интересный поворот. А до армии?

- До армии я как любой зареченский пацан считал, что обязательно нужно ходить на секцию классической борьбы в «Машзавод». Там же работал сам Валентин Дмитриевич (Прусов - прим.ред.)! За глаза – то мы его конечно называли "Прусов", но на занятиях всегда только уважительно – Валентин Дмитриевич. Он сам был отменный спортсмен. Ведь мало кто знает, что Валентин Дмитриевич Прусов был почётным мастером спорта СССР. Оно присваивалось тем спортсменам, которые в течение десяти лет подряд выполняли норматив мастера спорта СССР. Представляете, сколько лет он держал отменную физическую форму! Нас тогда в секцию на «Машзаводе» (спортзал на Демидовской) ходило сотни. У нас в соревнованиях среди новичков в весе выступало по тридцать человек. Как сейчас помню: мы тренируемся, а после нас в зал приходят наши тульские «звёзды»: Сергей Михалёв, Михаил Лагутин, Александр Писакин, Виктор Просолупов. Для нас они были живыми легендами, мы оставались и смотрели, как они работают на тренировке.

- Каких результатов ты достиг в классической борьбе?

- Опять же – отвечу по-честному. Выдающегося борца из меня не получилось, но я получил хорошую координационную школу, легко выполнял рандаты, фляки, сальто. Становился со стойки на мостик, научился много раз подтягиваться на перекладине, делать выход на две.

- Жень, ну а как же всё – таки бокс?

- Незадолго до армии я познакомился с Олегом Шпигелем. И он пригласил меня посмотреть на тренировку боксёров. Я пришёл в зал бокса и понял – вот это моё. Но тут уже пришла и армия.

- Где ты служил?

- Я из семьи потомственных военных. И дед, и отец – офицеры. Когда пришло время идти в ряды вооруженных сил, я ни на секунду не задумывался, что каким – то образом могу получить отсрочку. Службу проходил сначала в Орле, потом в Курске, попал в разведроту. В тот момент нагрянула первая чеченская кампания. Я вместе со своими ребятами из роты, не задумываясь, написал заявление с просьбой направить меня в Чечню. В боевых действиях я участия не принимал, обеспечивал контроль за пограничной территорией с Чечней. Знаете, на моих глазах происходили те страшные события: из Чечни в Россию - «груз 200», из России в Чечню – грузы с провиантом, оружием… Мне довелось беседовать со многими ребятами, которые были на передовой. Все в один голос говорили, что там стоят полный хаос и неразбериха. Я часто вспоминаю эти события и рассказываю о них своим воспитанникам. Пусть знают нашу историю, не забывают.

- А после возвращения из армии?

- Придя из армии, я возобновил занятия боксом. Скажу честно, что здесь у меня были достойные достижения. Правда, норматив мастера спорта выполнить мне не удалось, но я неоднократный чемпион Тульской области, многократный победитель Гран – При Тулы. Правда, тогда этот турнир ещё не был категории «А», и за победу на нём мастерский титул не присваивался.

- Ты упомянул, что большую роль в твоем становлении в боксе сыграл Олег Шпигель, который в дальнейшем стал чемпионом мира по кикбоксингу…

- Я понял вопрос. Многие намекают на какие – то криминальные связи, но поверьте, что Олег стал чемпионом мира по кикбоксингу, не потому что он занимался чем – то или как – то, а потому что это его реальное спортивное достижение. Правда, он завоевал этот титул, выступая за Латвию. Кстати, ведь ещё один наш туляк, Евгений Денисов, выиграл чемпионат мира по кикбоксингу, выступая за Армению. Ну вот такие были у нас времена. Мы же не можем вычеркнуть их из нашей истории.

- А как ты пришёл к тренерству?

- Тренировать детей начал ещё в тот период, когда боксировал сам. Для кого – то провести занятие с маленькими спортсменами – это нелегкое дело, а меня захватило с первой тренировки. Мне нравится видеть, как из совсем юных начинающих пацанят вырастают нормальные крепкие мужчины. И дело не в том, что они могут за себя постоять, для меня это не главное, главное - чтобы они вырастали всесторонне развитыми людьми.

- Совсем недавно твой воспитанник Даниэль Лутай впервые за многолетнюю историю тульского бокса стал бронзовым призёром первенства России. Для тренера Ткаченко это наивысший результат?

- Да нет, год назад Тарон Оганнисян стал пятым на чемпионате страны среди взрослых.

- Хорошо, задам вопрос по-другому: Даниэль твой самый талантливый ученик?

- Опять же отвечу нет. Ко мне приходили и более одаренные ребята, а вот Даня – он самый упёртый. И здесь большую роль играют его родители, которые помогают добиться нам значительных успехов.

- И до какого уровня «упёртость» Дани может дойти?

- Плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, и плох тот тренер, который не мечтает подготовить олимпийского чемпиона. Хотя я прекрасно понимаю, что конкуренция в российском боксе очень и очень высока и для того, чтобы попасть в сборную, тому же Лутаю придётся изрядно попахать.

- Как думаешь, в каком весе по взрослым будет боксировать Даниэль?

- Думаю, что в 91. 

- Но ведь для этого у него невысокий рост…?

- Ну и что? Тайсон тоже гигантом не был, а какой бокс демонстрировал!

- А кстати, как ты относишься к профессиональному боксу?

- Хорошие бои в исполнении великих мастеров могу смотреть постоянно. Но знаете, вы ни за что не догадаетесь, кто из боксеров является для меня самым выдающимся.

- Попробую угадать. Назову три фамилии в истории бокса, которые произвели на меня неизгладимое впечатление: это наш Вячеслав Лемешев, кубинец Теофило Стивенсон и Рой Джонс – младший.

- Не угадали. Мой кумир – легендарный советский боксёр Валерий Попенченко. Я видел несколько боев из записи советской кинохроники. Вот это бокс! Интеллект, скорость и мощь! Кстати, Лемешев мне тоже очень и очень нравился. Ещё из великих советских боксёров отмечу Виктора Рыбакова, Игоря Высоцкого и Петра Заева. Кстати, Игорь Высоцкий мне рассказал очень интересную историю, как выбирали тяжеловеса для участия в Олимпийских играх в Москве.

- И что это была за история?

- Вы же знаете, что в тот период были два противоборствующих лагеря – социалистический и капиталистический. И победа любого спортсмена из соцлагеря считалась достижением всех стран, входящих в этот блок. Стивенсон ехал на Олимпиаду в Москву в ранге двукратного олимпийского чемпиона и то, что в там он должен стать трёхкратным и получить звание легенды мирового бокса, - было принято по умолчанию. А за год до Олимпиады Высоцкий имел неосторожность дважды победить великого Теофило, один раз – нокаутом. На Олимпиаду – 80 тренерский штаб принял решение «не рисковать» достижениями великого кубинца, и в тяжелом весе от Советского Союза был заявлен Пётр Заев. Финальные бои в боксе проходили в заключительные дни Олимпиады и наша сборная на тот момент уже завоевала 80 золотых медалей. Видимо, 81-ая награда в планы не входила. И несмотря на то, что и спустя многие годы все специалисты в один голос говорят, что Пётр Заев выиграл тот бой, победу всё равно присудили Теофило Стивенсону.

- Да, действительно, интересный случай. О нём ходила ещё одна любопытная версия… Но давай вернёмся к твоей тренерской деятельности. Ты работаешь только со спортсменами, достигших определённого результата, или у тебя в группе есть совсем юные боксёры?

- Одновременно веду работу с несколькими возрастами. Набрал группу совсем юных спортсменов. Я отбирал мальчишек не только по физическим качествам, но и по итогам собеседования с ними и с их родителями. Причем просил приходить обоих: и папу, и маму, потому что - не поверите, но пацанов в секцию бокса в 90 процентах случаев приводят мамы. И довод у них железно женский: «Чтоб за себя мог постоять». Я не приветствую такой подход, моя философия немного отлична. Что значит постоять за себя? Вдарить кому – то по лицу и сломать челюсть? Или послать одноклассника в нокаут? Ведь бокс – это искусство, умение победить соперника не только мощью, но и интеллектом, стойкостью характера. Вот такую философию я и прививаю своим воспитанникам.

Олег Жилкин специально для «Спорт71».

От редакции сайта «Спорт71» мы желаем Евгению Ткаченко здоровья, счастья и высоких достижений в своей деятельности. Надеемся, что он сумеет вписать в историю тульского бокса новые победные страницы.