На сайте «Бизнес71» опубликована статья под названием «Зачем нам особая экономическая зона?». Приводим полный текст статьи:

 

24 сентября 2014 года в Москве губернатор Тульской области Владимир Груздев встретился с генеральным директором компании «Особые экономические зоны» при Минэкономразвития РФ Виталием Милявским. Они обсудили перспективы и механизмы создания в нашем регионе особой экономической зоны (ОЭЗ).

 

По сообщению Управления пресс-службы областного правительства, В. Груздев отметил: «Необходимость ее формирования обусловлена интересами страны и региона, отражает высокий научно-технический и промышленный потенциал Тульской области. Особая экономическая зона, наряду с индустриальными парками, в контексте общей экономической политики регионального правительства, будет способствовать дальнейшему повышению инвестиционной привлекательности Тульской области, созданию новых производств и решению важнейших социальных задач».

 

Как видите, информация получилась краткой и без конкретики. Любопытно, что с того момента об этой идее из стен Белого дома не прозвучало ни слова. Попробуем понять, о чем на самом деле идет речь, и каковы шансы нашего региона добиться принятия решения Правительства России о создании тульской ОЭЗ. Зачем вообще наши чиновники добиваются такого статуса? А, вернее - для кого?..

 

О «зональной» сути

 

Началось все с того, что в июле 2005 года был принят Федеральный закон «Об особых экономических зонах в РФ», целью которого является создание благоприятных условий для развития экономического и научного потенциала страны посредством создания особых экономических зон. Мировая практика подтвердила эффективность особых экономических зон. – ОЭЗ широко используются во многих странах в целях диверсификации экономики и регионального развития. Хороший пример показывает наш друг Китай, где на территории особых экономических зон действует около 45 тысяч предприятий (18% от их общего количества в стране), а объем иностранных инвестиций в ОЭЗ составил 31 млрд долларов. Внушает.

 

Вот некоторые требования по поводу ОЭЗ.

 

 Срок существования – 20 лет, и он не подлежит продлению. На этой  территории не допускается добыча и переработка полезных ископаемых, размещение объектов жилищного фонда, производство и переработка подакцизных товаров (за исключением легковых автомобилей и мотоциклов). Зоны создаются только на земельных участках, находящихся в государственной и муниципальной собственности. При этом они не могут быть расположены на территории нескольких муниципальных образований.

 

Предприятия – резиденты ОЭЗ не могут иметь филиалы и представительства вне территории особой экономической зоны. Резиденты промышленно-производственных зон обязаны осуществить капитальные вложения в размере не менее 10 млн евро, при этом сумма обязательных инвестиций в течение первого года должна составлять не менее 1 млн евро.  Создание инженерной и транспортной инфраструктуры на территории ОЭЗ осуществляется за счет средств федерального бюджета, бюджета субъекта России и бюджета муниципального образования.

 

О льготах. Это - режим свободной таможенной зоны на всей территории зоны, гарантии инвесторам от неблагоприятного изменения законодательства РФ о налогах и сборах, освобождение от уплаты налога на имущество в течение 5 лет с момента постановки имущества на учет, освобождение от уплаты земельного налога сроком на 5 лет. Резиденты промышленно-производственных зон получили право применять специальный коэффициент (до 2) к основной норме амортизации. Кроме этого, субъекты России и муниципальные образования могут предоставлять дополнительные льготы для резидентов ОЭЗ, созданной на их территории.

 

ОЭЗ бывают четырех типов. Промышленно-производственные, технико-внедренческие, туристско-рекреационные и портово-логистические. С осени 2005 года начались конкурсы на право создавать ОЭЗ на основе заявок регионов. К настоящему моменту в стране действует 28 зон всех типов.

 

Вопрос: какова отдача от них? Ответ – словами министра экономического развития

России Алексея Улюкаева: «Задуманные как драйверы развития территорий особые зоны не стали во многих случаях таковыми. Есть даже зоны, в которые за годы их существования не пришел ни один резидент». И высказал идею о коренной переработке упоминавшегося ФЗ о ОЭЗ. Что, скорее всего, произойдет в 2015 году. Поправки в закон уже внесены, их обсуждают в Госдуме…

 

 Особенности тульской «зональной» психологии

 

Наша область лишь однажды попыталась получить право ОЭЗ. В первый срок губернатора В. Дудки возобладала идея кластерного типа развития региона. Его поделили на четыре (или пять?) территорий, каждая из которых должна была развиваться за счет частно-государственного финансирования. Реализовать в полном объеме удалось только один проект – Новомосковский кластер, единственный в Росси  на базе муниципального и относительно не крупного города. В Алексине, Узловой и Щекино эти проекты трансформировались в действующие (или близкие к такому положению дел) индустриальные парки, в Туле переформатировали в некую агломерацию опять-таки с Новомосковском.

 

Но суть – не в терминах. Ибо «кластер» и «агломерация», почти одно и то же. Туляки - в

лице тогдашнего руководителя – провозгласили на всю страну нашу губернию будущим «туристическим раем». Разработали программы на уровне области и районов, долго и громко их рекламировали, после чего - семь лет назад - подали заявку на получение статуса ОЭЗ туристско-рекреационного типа. И с треском проиграли конкурс. Все. Больше попыток не было. Инвесторов стали завлекать за счет региональных льгот по формуле: «минус 4,5% налога на прибыль» + «создание готовой промышленной площадки». Не часто, но - срабатывало.

 

И вот – новая попытка. Правда, тип зоны другой - промышленно-производственный.

Особых подробностей чиновники не распространяли. Но мы кое-что узнали.

 

Как известно, недавно Тульская область заключила соглашение с китайской

автомобилестроительной компанией «Great Wall Motors» о строительстве в Узловском районе, на территории тамошнего индустриального парка, крупного завода, где будут производить автомобили премиального бренда компании – внедорожники Haval. Рекламный шум получился на всю страну и даже зарубежье: предварительное соглашение было подписано в Пекине в присутствии российского Президента Владимира Путина и его китайского коллеги Си Цзинпина. Потом была красивая церемония в поле, где построят завод. Говорили про 18 млрд рублей инвестиций, про 2,5 тысячи работающих, 150 тысяч авто в год. Солидно.

 

И вот наши китайские друзья попросили получить статус федеральной ОЭЗ. Дело даже не в потенциальных суммах льгот, хотя в данном случае денег удастся сэкономить зримо больше, чем при помощи только региона. Куда важнее таможенные преференции, получение территории в аренду на 20 лет, ускоренный коэффициент износа оборудования и т.п. В таком случае наши деловые партнеры не только окупят свои вложения, но и получат солидные прибыли. Однако для этого нужно решение за подписью российского премьера Дмитрия Медведева. Увы, возникают проблемы…

 

Регионы, которые гуляют сами по себе

 

Схема получения статуса федеральной ОЭЗ четко отработан. Сначала местное правительство разрабатывает обоснование для получения такого звания. Потом подает заявку. В ту самую компанию «Особые экономические зоны» при Минэкономразвития РФ. Ее сотрудники проверяют состояние дел и – если все нормально, область нуждается в такой зоне для привлечения инвесторов - помогают составить юридически обоснованный документ. А также совместно с ведущими лицами региона-претендента ведут переговоры с потенциальным инвестором. Если все нормально – договор на «подходе» - принимают заявку, проводят конкурс. Когда субъект РФ в нем побеждает (с первого раза так бывает не всегда), готовят проект постановления Правительства России, его на заседании Кабинета Министров одобряют (тоже – не гарантия) и Дм. Медведев подписывает постановление. Далее – договор области с инвестором, создание производственных объектов на территории свободной экономической зоны. Работой СЭЗ руководят совместно структуры региона и компания «Особые экономические зоны». И только после этого начинают действовать льготы – к процессу подключаются налоговики, финансисты, таможня и другие федеральные структуры. Процесс от мечты до ее воплощения занимает, как правило, два-три года.

 

В случае с Тульской областью с самого начала все пошло не так. Руководство региона самостоятельно «вышло» на китайскую компанию, само же вело переговоры и достигло соглашения. Впрочем, мы здесь - не первые. В Липецке уже действует десяток «областных» СЭЗ, хотя закона о них в России нет. Но – нашли деньги, вложили, создали зоны, позвали инвесторов, помогают развивать им бизнес. В Благовещенске также поступили (кстати, тоже с китайцами подружились).  Федеральный бюджет при таких вариантах деньгами не помогает, льгот не дает.

 

Наше руководство не могло этого не знать. И переговоры с китайскими товарищами вели, исходя из возможностей областного бюджета. Точно так же, как с немцами и другой китайской автостроительной компанией, которые – возможно – тоже захотят построить заводы близ Узловой. В Минэкономразвития России на подписания тульско-китайского договора отреагировали спокойно: заключили, работайте за счет своих ресурсов.

 

 С нашей стороны сначала была тишина. Но потом партнеры из Поднебесной убедительно попросили добавить преференций. Нельзя ли облегчить бремя расходов с учетом будущих экономических выгод для региона? После чего и состоялась встреча в Москве.

 

А теперь вопрос – получим ли мы желаемый результат? Тем более что он коснется не только компании «Great Wall Motors», но и еще пяти-шести крупных инвесторов, которые вроде бы не прочь вложить капиталы в развитие в Узловском районе промышленных объектов.

Ответа не знает никто, но нам кажется, что он будет отрицательный. Причин тому –

несколько. Первый мы уже озвучили: сами нашли инвестора, сами с ним договорились – сами и сотрудничайте. Благо опыт в стране такой есть. Во-вторых, в Думе сейчас рассматриваются поправки в закон от 2005 года, согласно которым в России появятся региональные особые экономические зоны. Примерно то же самое, что у нас получается сейчас, но с важным дополнением – сами ищете, сами оформляете, сами финансируете, но управлять такой зоной будет все же Москва. Так, мол, надежнее. Есть слух, что закон скоро примут, и он начнет действовать, то ли с января, то ли с июля 2015 года. Отсюда – третья причина: статус федеральной ОЭЗ для туляков придется добиваться, как минимум, года полтора-два, не факт, что будет положительный результат. Чего напрягаться? Будет новый закон, делайте по нему свою региональную зону. Получается, нам в столице и не отказали, вроде бы, но - и не помогли.

Наверное, такому варианту развития событий первое лицо области будет не радо.

Возможно, попытается найти дополнительные убедительные аргументы, и еще раз встретиться. Но в Минэкономразвития вряд ли захотят заниматься такой работой. Смирятся с таким положением дел тульские чиновники? Не знаем.

 

Но реакцию китайских партнеров можно предсказать…