О таких матчах не хочется даже вспоминать, не то что пытаться что-то в них анализировать. Даже «Зениту» шесть с лишним лет назад было как-то неудобно проигрывать с таким счетом, но тогда нам все-таки забивали еще не отсидевший Кокорин, еще не поигравший в Туле Дзюба, еще не думавший о тренерской стезе Кержаков и прочие Маки с Жулиано. Ну и «добили» нас тогда только в последние 10 минут, а после первого тайма счет даже еще не был крупным.

Тут же, при всём моем уважении к «Балтике», далеко не каждый любитель футбола смог бы опознать подавляющее большинство из тех, кто вышел в этот вечер на тульское поле в белых футболках. Скорее в нашем городе назвали бы того, кто остался на скамейке и вышел на замену за 10 минут до конца встречи – Младена Кашчелана, встреченного, разумеется, аплодисментами трибун. Ну, возможно, припомнил бы кто-нибудь забившего нам Кузьмина; многие вот уже целых несколько месяцев знают лучшего снайпера первой лиги Гузину, который отметился дублем. А вот 21-летний Мусаев, также забивший «Арсеналу» дважды, вряд ли известен широкому кругу любителей футбола.

На их фоне Луценко, Панченко и Григалава выглядят аксакалами российского футбола, многое умеющими и многое знающими. Но в этом, как уже неоднократно говорилось, и заключается тренерская работа: сделать из хороших и отличных футболистов именно Команду, а не сборище прекрасных спортсменов. Наставник «Балтики» Сергей Игнашевич на атомы разобрал игру тульской команды и в этой шахматной партии поставил мат тульскому тренерскому штабу примерно на исходе получаса игры.

Хочется отметить мгновенную реакцию Игнашевича на вопрос на послематчевой пресс-конференции о том, как повлияли на тактику балтийцев погодные условия. Он тут же сказал, что, оценив на разминке поле, дал задание своим подопечным не разыгрывать мяч от своих ворот и, наоборот, давать сопернику такую возможность, опускаясь чуть ниже. Наверное, к таким же выводам, полюбовавшись на скользкое, местами заледенелое поле (Игнашевич сравнил мяч на таком покрытии с шайбой) пришли и тренеры оружейников, но вышеописанную концепцию почему-то реализовали именно гости, и она принесла им прекрасный результат.

Теперь нет смысла вспоминать, что до этого тура «Балтика», как ни удивительно, пропустила голов больше, чем «Арсенал» (21 против 20). На тульскую оборону было жалко смотреть: когда забивались первые 4 мяча, вокруг бьющего находились 3-4 защитника, которые никак не могли помешать бьющему. В половине случаев это достигалось пропуском мяча одним из соперников дальнему адресату, к чему оружейники были не готовы.

За всю игру туляки не нанесли ни одного удара в створ ворот гостей (хотя в формальную статистику наверняка попадет попытка Сокола с острого угла в концовке). Не хватало приболевшего накануне Ткачева? Но не может же у команды, которая готовилась и тренировалась под руководством одного и того же тренера с определенной концепцией почти что полгода, всё зависеть от одного-единственного игрока?! Точность передач, особенно в середине поля, у хозяев оставляла желать лучшего. И это ­ мягко говоря. А решения приходилось принимать быстро, под давлением хорошо знающих слабые места туляков калининградцев.

Единственный, к кому сложно предъявить претензии, – это Левашов. Если бы не он, счет мог бы стать крупным еще в середине первого тайма. Но то, как игроки обороны позволяли расстреливать своего вратаря, повергало болельщиков в трепет. И Михаил оказался единственным футболистом «Арсенала», подошедшим после финального свистка к болельщикам восточной трибуны (фанатский сектор на севере, кстати говоря, покинул стадион при 0:4). «Спасибо, что не ушли», – только и сказал голкипер толпе замерзшего народа.

Позорище – далеко не самое жесткое определение того, что тысяче с небольшим подвинутых на футболе туляков довелось увидеть в этот вечер с трибун стадиона. И рассуждать после этого зрелища о каких-то перспективах возвращения в премьер-лигу мне представляется попросту неприличным. Впрочем, у нас есть около четырех месяцев на то, чтобы выкинуть из головы этот кошмар и с новыми силами броситься в омут футбольных переживаний и надежд. Но получится ли «развидеть» этот ноябрьский кошмар и ужас – большой вопрос.