Ирина Матюшенко начинала карьеру в Туле, а теперь работает в экономическом отделе телеканала "Россия 24". Ирина рассказала о специфике работы на федеральном канале, о журналистском опыте и достижениях в профессии. 

 

Корр.: Ирина, как вы пришли в профессию журналиста? И.М.: На самом деле, случайно. Увидела объявление о том, что для работы в телевизионных новостях требуются активные, адекватные, стрессоустойчивые парни и девушки с грамотным русским языком. И подумала, что "это про меня". Помню, что на следующий день после собеседования и тестирования уже поехала на съемку. Текст сюжета решила написать в машине, так как "спешили под эфир". Меня этому никто не учил. Но после такого "испытания в полевых условиях" меня сразу взяли на работу. Корр.: Многие в Туле помнят Вас по работе на ТК «Плюс12», как складывалась Ваша карьера в Москве? И. М.: В Москве я работаю уже давно. И все время занимаюсь новостями. Телеканал "Мир", НТВ, РЕН-ТВ, "Россия 1"... Уже несколько лет работаю в экономической редакции на ТК "Россия 24". Найти достойную работу в Москве не так уж сложно. Было бы желание. Именно желание работать, а не просто получать хорошую зарплату. В столице колоссальная нехватка профессиональных кадров, и это касается не только телевидения. Общаясь со многими бизнесменами, руководителями частных и государственных компаний, я часто слышу насколько высока потребность в хороших работниках. Корр.: Почему журналистика именно в области экономики? И. М.: С одной стороны, в экономических новостях я оказалась случайно. Предложили попробовать, стало интересно и решила не отказываться. С другой стороны, я всегда понимала, что экономика присутствует во всех аспектах нашей жизни. И в политике, и в социальной сфере, и в спорте и даже в культуре. А несколько лет назад, когда разразился мировой финансовый кризис, экономические новости вышли на первый план. Корр.: Раскройте кухню - работа на канале "Россия 24" сильно отличается от работы на региональном ТВ? И. М.: Да, различия кардинальные. Тульские новости намного ближе к зрителю. Они рассказывают о том, что происходит в городе, на соседней улице, в соседнем подъезде. Федеральные новости охватывают весь глобальный мир. Соответственно, подача новостей не такая персональная. Что касается технических возможностей, безусловно, федеральные каналы обладают колоссальными возможностями для того чтобы получить срочный видеоматериал из любой точки мира в кратчайшие сроки. Здесь время решает все. И для того, чтобы комментарий о ЧП или о каком-то мероприятии срочно попал в эфир, могут работать сразу несколько десятков человек. Корр.: Насколько глубоко пришлось разбираться в экономике - тенденциях, терминах, сегментах и отраслях экономики, людях, на нее влияющих? И. М.: Разбираться пришлось очень серьезно. Теперь я знаю, что такое деривативы, опционы, стадии переработки технологии нефти и тд. Конечно, мы стараемся не использовать такие сложные термины и темы в своей ежедневной работе. Но когда, например, я беру интервью у руководителя гонконгской биржи или директора золотодобывающей компании, я должна понимать о чем говорю.  Корр.: Бизнесмены часто обращаются к Вам как к эксперту? И.М.: Конечно, я не эксперт. И бизнесмены обращаются чаще за информацией. Например, интересуются, что думают о тех или иных вопросах профильные чиновники. Ведь когда готовишь материал, общаешься с разными сторонами, с разными спикерами. И журналисту иногда проще узнать ответы на многие вопросы и понять происходящие процессы. Корр.: Расскажите о теле-кухне. Ведущий - только ведущий или еще и журналист? Входит ли в ваши задачи посещение семинаров, пресс-конференций? И. М.: В последнее время на российских телеканалах все отчетливее прослеживается тенденция, когда ведущий не просто читает текст, написанный редактором, а сам может готовить материалы, брать большие интервью, выезжать на конференции и заседания для "прямого включения в эфир". На телеканале "Россия 24" это нормальная практика. К тому же "работа в поле" дает лучшее понимание того, что происходит в экономической жизни страны и мира.  Корр.: Какие встречи и интервью в вашей карьере самые существенные? И. М.: Их было много. Но, конечно, особенно запоминаются командировки. Например, интервью с бывшим главой МВФ Домиником Стросс-Каном в Стамбуле. Тогда его еще не обвиняли в домогательстве к горничной... (Смеется). Или командировка во Вьетнам, где мы летали на вертолете на газодобывающую платформу в Южно-Китайском море. Между прочим, больше 100 км до ближайшего берега. А потом, вернувшись в Ханой, записывали интервью с первым вице-премьером Игорем Шуваловым. Он как раз оказался во Вьетнаме на экономических переговорах. Корр.: Рассказываете ли вы об инновациях? Насколько существенна роль новых технологий в российской экономике? И. М.: Безусловно, мы рассказывает об инновациях. Ведь без модернизации российских предприятий не возможен экономический прорыв. Чтобы российской экономике отойти от пресловутой "сырьевой зависимости", нужно развивать науку, поощрять разработку новых технологий. Это все понимают. Понимают и бизнесмены, и владельцы предприятий. Но очень часто встает вопрос о серьезных затратах на инновации и модернизацию. Причем, таких затратах, которые могут окупиться в лучшем случае через несколько лет. И очень часто у бизнеса есть разумные вопросы к власти. Например, о субсидиях или налоговых льготах для компаний, которые внедряют новые технологии. То есть речь сейчас должна идти не только о том, чтобы заставить крупных предпринимателей применять новые технологии, но и о том, как их поддержать на этом пути. Корр.: Что привлекает в работе? И. М.: Прежде всего, наверное, драйв. В журналистике, особенно, в новостной телевизионной журналистике ты постоянно находишься в самой гуще событий. Ты должен узнавать все первым, угадывать тенденции, быть "всегда в теме". С одной стороны, это безумно сложно. С другой стороны, безумно интересно. Ну, и конечно, общение с людьми. И речь даже не о чиновниках или руководителях крупных предприятий. Очень часто, общаясь с мелкими предпринимателями, можно узнать намного больше информации и быстрее понять суть происходящих процессов.