Корреспондент «Тульской службы новостей» Екатерина Ершова 23 июля попыталась взять комментарии у представителя «Посольского дома» Владимир Кутепова в связи с ситуацией вокруг кабельной сети «Альтаир».

Владимир Кутепов (В.К.): Представьтесь, пожалуйста.

Екатерина Ершова (Е.Е.): «ТСН», Екатерина Ершова.

В.К.: Очень приятно, Екатерина. А меня зовут Владимир Кутепов. Закон о связи знаете?

Е.Е.: Что вы имеете ввиду?

В.К.: Знаете?

Е.Е.: Предположим.

В.К.: «Предположим» законы знать нельзя. Их надо знать буквально. Е.Е.: Давайте я буду вопросы задавать.

Консультант (конс.): Нет, не правильно – вы же не следователь.

Е.Е.: Я четвертая власть. Вы можете прокомментировать ситуацию?

Конс.: Вы закон знаете?

Е.Е.: Что здесь происходит?

Конс.: А вы закон знаете?

В.К.: Вы кто?

Е.Е.: Я – журналист.

Конс.: Очень приятно.

Е.Е.: А вы кто?

Конс.: Консультант Владимира Борисовича по правовым вопросам.

Е.Е.: Вам вопрос задала.

Конс.: Я вам тоже задал. Вы знаете, что по закону вы должны узнать у человека, согласен ли он давать интервью?

Е.Е.: Замечательно, вы согласны давать интервью?

В.К.: Нет.

Е.Е.: И что дальше?

В.К.: Разговор окончен.

Е.Е.: А что здесь происходит?

В.К.: Вам же ответили!

Е.Е.: Но мне интересно понять, что здесь происходит.

В.К.: Спросите у прохожих.

Е.Е.: Значит, вы тут чините самосуд...

Конс.: Мы?!

В.К.: Кто сказал, что мы чиним самосуд?

Е.Е.: А что вы тут делаете?

Конс.: А вы-то кто?

Е.Е.: Вот и поговорили!..

В.К.: Замечательно.

Конс.: Давайте постоим и посмотрим друг на друга.

Е.Е.: Давайте.

(К разговору присоединился еще один корреспондент «ТСН»)

Корр.: Владимир Борисович, а зачем вы сюда пришли?

В.К.: Я вам могу повторить тот же самый вопрос. Вы закон о связи знаете?

Корр.: Знаем, мы имеем право вас снимать.

В.К.: Трактуйте закон о связи в камеру, если можно.

Корр.: Давайте сначала вы скажите, на каком основании вы ...

(далее неразборчивый спор того же содержания, что и с Е.Е.)

В.К.: Вы кто?

Корр.: Корреспондент «ТСН».

В.К.: Пожалуйста, трактуйте закон.

Корр.: Я не обязан.

В.К..: А мы не обязаны вам отвечать.

Корр.: На каком основании вы сейчас осуществляете рейдерский захват телекомпании «Альтаир»?

... продолжение спора.

Корр.: Внимательнее читайте закон. Я имею право вас снимать, если это общественно важно.

В.К.: А кто вам сказал, что это важно?

Корр.: Я так считаю. А захват «Альтаира» - это не важно для жителей города?

В.К.: А с чего вы решили, что это захват?

Корр.: А чем вы тут тогда занимаетесь?

В.К.: Мы тут с вами стоим, обсуждаем.

Корр.: А зачем вы тогда вскрыли офис телекомпании «Альтаир»?

В.К.: Кто мы? И с чего вы взяли, что вскрыли его мы?

.. неразборчивая речь, шум машин.

В.К.: Мы тут мимо проходили

... неразборчиво

Корр.: Почему вы не хотите отвечать на вопросы?

В.К.: А вы почему? Вы знаете закон?

Корр.: Да.

В.К.: Тогда почему вы нас снимаете?

Корр.: Потому что считаю это важным.

В.К.: Что?

Корр.: Захват «Альтаира».

В.К.: А с чего вы взяли, что это захват?

Корр.: А вот вы скажите сами, что тут происходит?

В.К.: Нет, я хочу вашу точку зрения услышать. Вы задаете провокационный вопрос. С чего вы решили, что это захват?

Корр.: Нам позвонили люди и сказали, что вскрывают офис «Альтаира».

В.К.: Кто позвонил?

Корр.: Местные жители.

В.К.: Давайте их пригласим и вместе поговорим.

...неразборчиво

В.К.: Извините, уважаемые, офис телекомпании «Альтаир» мы не вскрывали. Это, во-первых. Во-вторых, закон о связи вы мне так и не озвучили. В-третьих, вы разрешения на съемку не спросили, так что разговор на этом я считаю, можно закончить.

Корр.: А почему вы уходите? Чего вы боитесь? Почему вы не хотите поговорить с нами? Что страшного в том, что вы ответите на вопросы? Я смотрю, у вас есть какие-то даже бумажки.

В.К.: Бумажки, уважаемый, находятся в другом месте. Давайте с этого начнем. А вам как журналисту надо научиться себя вести и знать, что надо почтительно разговаривать с людьми. Как только вы начнете здороваться и представляться сами, а не после того, как вам зададут наводящие вопросы, вот тогда и поговорим. Я достаточно доступно сейчас объяснил или еще раз повторить?

Корр.: Вы можете повторить в камеру.

В.К.: Я могу ответить на телефонный звонок?

Корр.: Да.

В.К.: Спасибо.

(говорит по телефону)

Неразборчиво звуки улицы…

Корр.: Буквально пару вопросов. Здравствуйте, «ТСН». Извините, пожалуйста, а это ваши люди ворвались в квартиру на С. Перовской?

В.К.: Пожалуйста, конкретизируйте вопрос. Что значит - ваши люди?

Корр.: Эти люди вам подчиняются?

В.К.: Мне люди не подчиняются. Какие люди? Куда ворвались? Давайте конкретизируем, с чего вы взяли, что кто-то куда-то врывался?

Неразборчиво спорят (несколько различных людей). Корреспонденты пытаются пройти в здание.

Вы кто?

Корр.: А можно пройти?

Вы кто?

Корр.: А можно пройти?

Вы кто?

Корр.: А можно пройти?

Вы сотрудник?

Корр.: Вы же сказали, что меня пропустите. Мы журналисты.

Вы сотрудник телекомпании «Альтаир»?

Корр.: Нет, ну вы же...

Неразборчиво… Просят убрать камеру. (Звуки легкой борьбы)

Корр.: Скажите, причем здесь «Посольский дом»? Почему вы так прячетесь?

Неразборчиво

Корр.: Вы шли мимо?

Неразборчиво, звуки улицы

(Попытка оказалась безуспешной. Но была предпринята еще одна).

Е.Е.: Меня зовут Екатерина, «ТСН»

У меня сегодня нет желания общаться с журналистами

Неразборчиво

Е.Е.: Вы вскрыли квартиру, перепутав ее с офисом телекомпании «Альтаир»?

Это квартира? Сомневаюсь.

Неразборчиво

«Альтаир» находится внизу.

Е.Е.: А почему вы сказали, что придут собственники и будут решать какие-то вопросы?

Ну, вы хотите с кем-то пообщаться?

Е.Е.: Да.

С собственниками надо общаться.

Е.Е.: А у собственников какие-то проблемы?

Я вообще не могу понять, что вы от меня хотите.

Е.Е.: Когда дело касается общественно важного вопроса, не обязательно спрашивать журналисту разрешения на съемку.

А какая степень общественной важности здесь?

Е.Е.: Телекомпания «Альтаир» является монополистом на информационном рынке. Это общественно значимая организация.

Я понял, что вы хотите сейчас?

Е.Е.: Я хочу узнать, что здесь произошло.

Здесь ничего не произошло, здесь работают люди.

Е.Е.: А почему вы ждете собственников и что они должны прояснить?

Потому что мы работаем здесь и почему нам их не ждать? Вообще вы не по адресу обращаетесь.

Е.Е.: Что здесь делают люди в форме, охрана?

Работает здесь охрана.

Е.Е.: А что они охраняют?

У них спросите?

Е.Е.: Что здесь было?

Охр.: Несанкционированное открытие двери. Взлом двери, получается.

Е.Е.: А вы здесь работаете?

Охр.: Нет, мы группа быстрого реагирования

Появился неизвестный, отказавшийся назвать свое имя.

Е.Е.: Нам сказали, что здесь произошло несанкционированное вскрытие дверей.

Инкогнито: Наглая ложь! Вы разве видите здесь митинг? Я не вижу.

Е.Е.: А что здесь делает охрана? Группа быстрого реагирования?

Инк.: У них работа такая. У группы быстрого реагирования реагировать быстро. Эти люди защищают интересы телекомпании «Альтаир».

Е.Е.: Группа быстрого реагирования сказала, что здесь произошло несанкционированное вскрытие офиса телекомпании «Альтаир».

Инк.: Они обманывают.

Е.Е.: А вы говорите правду?

Инк.: Конечно.

Е.Е.: Может быть, представитесь тогда?

Инк.: Нет.