Директор кадетской школы-интерната лишен права заниматься педагогической деятельностью

На минувшей неделе получила продолжение скандальная история, связанная с методами воспитания, применяемыми директором кадетской школы, в прошлом – руководителя Головеньковской спецшколы Дмитрия Бабошина. По решению суда он был лишен права заниматься педагогической деятельностью в течение трех лет. Но вот за что и с чего все началось – заслуживает отдельного внимания.

В мае в редакцию ИА «Тульские новости» обратились родители, которые были искренне возмущены и даже напуганы системой воспитания, которую применяет к их детям директор первомайской кадетской школы Дмитрий Бабошин. По их словам, в учреждении поощряется неуважительное отношение к воспитанникам и даже в некоторой степени дедовщина со стороны старших кадетов. Родители были буквально в растерянности и не знали, что им делать и как избавить детей от методов воспитания, которые, по их словам, Дмитрий Бабошин перенес с прежнего места работы – Головеньковской спецшколы. Что это были за методы, расскажем позже. Обратившихся поддержали и педагоги – бывшие коллеги Бабошина, оказавшиеся вследствие всей этой истории без работы: уж больно старались защитить детей от директора школы.

После опубликования статьи, посвященной этой проблеме, в редакцию ИА «Тульские новости» началось хождение другой части родителей и педагогов учреждения, которые, напротив, яростно защищали Бабошина, показывали протоколы собраний, посвященных выходу статьи. Протоколы, подписанные родителями и сотрудниками школы, содержали гневные резолюции с требованием немедленно опубликовать опровержение и угрозы обращения в суд.

Настойчивость, с которой люди защищали Бабошина, могла говорить только о двух вещах: либо родители и педагоги и впрямь так любят и ценят директора учреждения, разделяют его методы и готовы защищать с пеной у рта, либо просто запуганы. Одни – тем, что их дети могут как-то пострадать, другие – что их могут уволить вслед за другими несогласными, которых уже уволили.

Так или иначе, но действия людей можно понять. Действия же самого Бабошина слабо поддаются хоть какому-то оправданию.

Итак, эта история началась тогда, когда Бабошин занимал должность директора «Головеньковской специальной общеобразовательной школы закрытого типа». Как позже установит следствие, по его распоряжению детей неоднократно помещали в так называемую «комнату временного содержания» несовершеннолетних воспитанников. Причем дети находились в этой комнате от 13 часов до 15-и суток и более. При этом воспитанников держали взаперти, не выводили на прогулки, в столовую, кормили в комнате, выпуская лишь краткосрочно в туалет, либо для работы на территории учреждения под охраной, учебные занятия на период наказания воспитанники не посещали. Следствие установит 16 подобных эпизодов.

Сам Бабошин вот как пояснил свои действия: «Дело в том, что было расхождение в законодательстве. Есть типовое положение об учреждениях закрытого типа, в котором есть одна фраза, которую можно расценивать двояко: то ли разрешаются эти "комнаты временного содержания", то ли нет. Раньше они разрешались, но потом, когда вышло положение, фраза стала читаться неоднозначно: и так, и так. Областные прокуроры посчитали, что нельзя содержать детей в комнатах временного содержания. Но я свою точку зрения буду защищать. Если понадобится - в том числе и в суде».

Такое вот воспитание. И что было делать детям? У них не было никого, кому можно было бы пожаловаться, кто бы мог заступиться и помочь.

Другое дело – кадетская школа. Первые профильные классы в Первомайской школе-интернате Щекинского района появились в 2002 году, а спустя два года открылся полноценный кадетский корпус. До последнего времени это заведение по праву считалось элитным. Попасть туда было сложно (прием велся на основании экзаменов), а учиться – почетно.

Долгое время директором школы был Владимир Юрьевич Бабошин. По словам сотрудников школы-интерната, он был строгим руководителем, способным при этом решать возникающие проблемы в рамках адекватных педагогических методов. Дисциплина, как среди кадетов, так и среди воспитателей, была на высоком уровне.

1 ноября 2009 года Владимир Бабошин скоропостижно скончался, а его место занял сын – Дмитрий Бабошин.

«Бабошина не интересовала та система воспитания, которая сложилась до него, - рассказали коллеги нынешнего директора. – Он не собирал коллективы педагогов, не советовался с нами, не спрашивал, какая у нас система обучения. Он просто принес документацию из Головеньковской спецшколы и сказал, что у нас отныне будет так же. Но методы, которые применяются в воспитании детей с девиантным поведением, не могут применяться к обычным детям».

Среди прочего выяснилось, что новый директор начал привлекать к воспитанию пяти- и шестиклассников старших ребят – учащихся 11-х классов. Возможно, решил перенять опыт А.С. Макаренко, только вот пример оказался не совсем удачным. Старшеклассники начали «воспитывать» маленьких как могли. Сами по сути еще дети, они начали применять меры физического воздействия. Попросту говоря, в кадетской школе началась дедовщина.

А вскоре выяснилось, с кого дети берут пример. Один из воспитателей в присутствии кадетов применил меры физического воздействия по отношению к учащемуся за провинность последнего. Иными словами, побил.

Трудовыми отношениями Бабошина с педагогами также заинтересовалась областная прокуратура. 13 мая 2010 года в отношении него было возбуждено дело об административном правонарушении по статье «Нарушение законодательства о труде и об охране труда», которое направлено для рассмотрения в региональную Гострудинспекцию.

В июле выяснилась еще одна интересная деталь биографии Бабошина. Прокуратура города Щёкино провела проверку законности ношения Дмитрием Бабошиным форменной одежды с погонами, соответствующими званию «старший лейтенант».

Как следует из сообщения начальника отдела (военного комиссариата Тульской области по Щекинскому району), согласно приказу командира воинской части от 18.12.1999 г. № 252, Бабошин Д.В. уволен из Вооруженных сил Российской Федерации 18.12.1999 г. по ст. 51 п. 2 подп. «в» ФЗ от 28.03.1998 №53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» в связи с невыполнением им условий контракта в воинском звании «старший лейтенант», без права ношения военной формы одежды.

Ношение формы в таких случаях запрещается и влечет за собой ответственность перед законом.

Решением мирового судьи Бабошин был оштрафован, форма и погоны конфискованы.

За применение же методов воспитания, коими не брезговал Бабошин, суд признал его виновным в 16 эпизодах преступной деятельности и назначил наказание в виде лишения права заниматься воспитательной и педагогической деятельностью на 3 года.

И вполне возможно, что это только начало истории, ниточка из клубка, который начал раскручиваться, обнажая все новые и новые «подвиги героя», публикаций ИА «Тульские новости» и официальных сообщений прокуратуры. Ведь следствие выявило эпизоды преступного обращения с детьми пока только в головеньковской спецшколе. Что мы узнаем об успехах Бабошина в качестве директора Первомайской кадетской школы – время покажет. Но что-то подсказывает, что так яростно защищать директора уже вряд ли кто станет.