Мы воюем в Южной Осетии за права граждан Российской Федерации, и это правильно. Однако почему мы начали воевать? Потому что нас спровоцировали. США воюют деньгами, спецами, техникой, мы - своими солдатами. Вся мировая пресса говорит, что Россия вторглась в Грузию и уничтожает мирное население. Правда ли это? Конечно, нет, это не правда, это - информационная война, возможная только после проведенной провокации.

В городе оружейников в борьбе за "Альтаир" ситуация аналогична. Стороны спровоцировали друг друга и не смогли удержаться, не смогли договориться. Тогда как в мире прямая агрессия - моветон, к примеру, США все равно создают хоть какие-то альянсы для оправдания вторжения в Ирак и Афганистан. Также и в современной Туле неумение договариваться воспринимается бизнес-сообществом как признак того, что люди чего-то недопонимают, оставаясь в «беспредельных» девяностых. Сейчас люди в нашем городе привыкли договариваться, партнеры по переговорам могут нравиться, хотя обычно представители нашей элиты, мягко говоря, недолюбливают друг друга. Но при этом до последнего времени все было в рамках приличий. Плевки в портрет, статьи и репортажи в местных и федеральных СМИ, проверки различных органов. То есть, по сути, война деньгами. Сейчас все изменилось: офисы захватывают средь бела дня, людей избивают, в городе стреляют. И это напрягает всех. Более того, как и в ситуации с конфликтом на Кавказе, любой разумный человек понимает, что теперь стороны должны идти до конца. Вот только где этот конец? В Туле опять будут стрелять? Нападать на съемочные группы? Калечить людей?

Война на Кавказе, скорее всего, приведет к охлаждению отношений с Западом, и, судя по всему, это то, чего и добивались страны, финансировавшие вооружение и обучение Грузинской армии. Война за "Альтаир" в Туле также, скорее всего, приведет к тому, что обе стороны конфликта станут изгоями в местной элите, так как люди в деловом сотрудничестве будут закладывать риски. Риск в том, что новые партнеры слишком резкие, и при разрыве отношений могут вести себя не совсем адекватно.

Генриху Наварскому приписывают слова: «Париж стоит мессы». Стоит ли "Альтаир" доброго имени?

Дмитрий Вершинин

 

фото с сайта yandex.ru