«Когда я вижу радость на лице человека, которому я помог, то хочу сделать еще больше», - говорит глава семейства — Андрей Протасов, с детства воспитывающий в своих детях любовь к другим.

Семья Андрея переехала из Иркутска в Тулу 6 лет назад. Мало кто сейчас может похвастаться такой большой семьей — у нашего героя и его супруги восемь детей. 

До начала пандемии Протасовы регулярно ездили в местный хоспис, помогали пациентам, привозили продукты, делали ремонт палат.

«Когда все закрылось на карантин, перед нами стал вопрос, каким образом продолжить помогать людям. Услышал о проекте #Мывместе, написал заявление, пригласили. Работал по заявкам доставки продуктов. После присоединилась Маша - дочка. Поначалу ездила со мной просто помогала, потом вступила в волонтерское движение и начала самостоятельно работать с заявками. Затем подтянулась и младшая - Сара. Ее не взяли волонтером - несовершеннолетняя , но она все равно ездила с нами на закупку продуктов, старалась помочь», - рассказывает Андрей.

22-летняя Маша учится в Рязани на педиатра и болеет бронхиальной астмой. Девушка, как и многие, весьма паниковала из-за коронавируса и боязни его подхватить, поэтому очень разозлилась на отца, узнав, что он стал волонтером.

«Я считала, что папа безответственно поступает, ведь дома маленькие дети - он может их заразить. Пугала его тем, что у меня астма и, что если он принесет вирус домой, то я могу умереть. Но потом как-то заметила, что волонтерам в достаточном количестве выдают средства индивидуальной защиты и антисептики. Решила, что если ответственно подходить к этому, так, как подходил папа, то опасности нет. Поэтому и захотела сама принять участие в этом важном деле», - делится Маша.

Старшему сыну Андрея, Авелю, 25 лет. В Иркутске парень окончил обучение по специальности самолетостроение и всегда мечтал стать пилотом. Но в Туле работает водителем скорой помощи - выезжает на вызовы к коронавирусным больным.

«Когда мы приехали в Тулу, я начал искать работу, сразу рассматривал профессии, вроде спасателя. Увидел вакансию водителя скорой помощи, сомневался в том, что меня возьмут. Но когда сказали, что одобрили мою кандидатуру, я сразу ухватился за эту возможность. Помощь другому подталкивает меня к работе на «скорой», я становлюсь полезным», - рассказал Авель.

Его младший брат Давид тоже работает в сфере здравоохранения, только непосредственно в больнице с коронавирусными. Ему 23 и он трудится медбратом в операционном блоке.

«Я всегда стремился туда, где самая «горячая» точка, я не люблю в кабинете сидеть. Меня всегда отправляли, где было пожестче. Когда наступила пандемия, мне даже желание не надо было проявлять, начальство знало — я готов к такой работе и хочу работать. В инфекционный госпиталь меня направили операционным медбратом, на случай если заболевшим требуется операция. После уже помогал врачам в осмотре больных», - сказал Давид.

В разговоре с героями мы не обошли ситуацию с тульской медсестрой Надеждой Жуковой, которая вышла на работу в защитном костюме, надев под него купальник.

«Самая тяжелая смена, когда на улице пекло, в один день было около 260 вызовов, по которым ездишь в этом костюме, который не дышит. Если даже голышом туда запрыгнешь, все равно, как в бане будешь. Было такое, что нам дали «ГАЗель» без кондиционера. Мы катаемся без остановки, без передышки, а вызовы только прибавляются. В духоте невозможно работать, тебя сразу клонит в сон, а поспать ты можешь максимум только минут 15», - рассказывает Авель.

Парни на своем опыте убедились, что в защитных костюмах иногда просто нереально тяжело работать.

«В этом «обмундировании» тяжело работать несколько часов, кроме того, что ты сам потеешь, у тебя запотевают очки. Как мы только не изощрялись, чтобы избежать этого, но каждый раз все сложнее и сложнее было видеть через капельки воды на стеклах. Нереального труда и напряжения стоит вдеть нитку в иголку для операции, смотря через запотевшие очки», - отметил Давид.

У главы семейства и Маши ситуация было чуть легче, но и в их работе волонтерами не обошлось без непростых ситуаций. Им пришлось столкнуться с жадностью и обманом со стороны заявителей.

«Как-то приехали по адресу заявительницы к коттеджу, где стояло несколько машин, при чем ждали долго ее. Вышла женщина средних лет, забрала продукты и добавила: «Что это за набор? Лучше бы пенсию подняли». Было и такое, что люди выдавали себя за заявителей. Я спешила сильно, прибежала по адресу, спрашиваю это ваша фамилия, ваши продукты. Грозный мужчина все подтвердил, после оказалось, что заявку на продуктовый набор оставлял не он», - поделилась Маша.

По словам Андрея, во время волонтерства столкнулись и с суровой реальностью жизни пенсионеров — кого-то бьют, кто-то экономит полученные продукты, а кто-то даже не в состоянии сам их разложить в холодильник.

«Мы иногда приезжаем в дома, где люди настолько бедные, что хочется им все отдать. Одна бабушка порции колбасы режет на маленькие кусочки с хлебом, чтобы растянуть ее.
Она смотрит на продукты, которые мы приносим ей, и плачет. Есть люди, которые со слезами благодарят, иногда готовы разделить все с тобой, то пирожком угостят, то девочкам шоколадки или конфеты дадут», - удивляется Андрей.

Для всех героев пандемия стала не только временем объединения семьи, но и возможностью помочь другому человеку. Все они оценивают риски, которые несут, но знают, что делают мир лучше и добрее.

«Когда мои дети едут на вызов или работают с больными, я знаю, что они делают важное дело. Нет страха. По жизни у меня есть девиз, который я хочу, чтобы переняли мои дети: лучше стереться, чем заржаветь. Так лучше сделать это, принося пользу», - сказал Андрей.